Справочник

Адвокатура в постсоветский период

Все статьи Начало истории Пензенской присяжной адвокатуры (Алейников Б.Н., Накашидзе Э.М.)

Всякий спор, по мнению философов Декартовской школы, необходимо начинать с уяснения точного смысла употребляемых в нем слов и терминов. Следуя этому утверждению, прежде чем охарактеризовать начало истории Пензенской присяжной адвокатуры, раскроем наше понимание сущностей (значений, свойств), входящих в объем следующих понятий: "история", "адвокат", "адвокатура", "присяжная адвокатура", "присяжный поверенный", "поверенный", "адвокатская деятельность".
Об истории. В данной работе мы будем использовать понятие "история", данное Ф. Фокуямой, как "единый, логически последовательный эволюционный процесс" <1>, начало которому в контексте настоящего исследования положил начальный этап реализации отечественной Судебной реформы 1864 г.
———————————
<1> Фокуяма Ф. Конец истории и последний человек / Пер. М.Б. Левина. М.: АСТ МОСКВА; ХРАНИТЕЛЬ, 2007. С. 8.

Как видно из приведенного определения, в понятие "история" мы вкладываем социально-юридические свойства, которые по содержанию шире строго юридических правовых значений.
У истории присяжной адвокатуры, как, впрочем, и у любой истории, есть своя предыстория. В связи с этим следует отметить, что впервые о поверенных (прообраз присяжного поверенного) в письменной форме упоминается в Псковской и Новгородской судных грамотах. По Псковской грамоте услуги поверенных оказывались только женщинам, старикам, инвалидам и монахам. По Новгородской судной грамоте — любому желающему. Это положение также закреплено в Судебнике 1497 г., а в Судебнике 1550 г. были определены правила проведения судебного поединка, где посторонним запрещалось в него вмешиваться под угрозой наказания.
Соборное уложение 1649 г. развивает права поверенных, упоминая о них в ряде статей.
Термин "адвокат" в России впервые употреблен в 1716 г. в Воинских уставах Петра I. Одна из глав уставов так и называлась "Об адвокатах и полномочных" и устанавливала задачи и полномочия последних.
С этого момента и до Судебной реформы 1864 г. законодатель предпринимал меры по упорядочению деятельности профессиональных ходатаев, которые шли по разным направлениям. К ним, по мнению М.Б. Смоленского, относятся:
— адвокатура Западного края;
— институт депутатов при следствиях;
— институт присяжных стряпчих при коммерческих судах <2>.
———————————
<2> Адвокатура в России: Учеб. / Под общ. ред. М.Б. Смоленского.

Адвокат в российской империи

2-е изд., испр. и доп. М.: КНОРУС, 2012. С. 48.

Адвокат (от лат. advocates — призванный; англ. lawyer, barister, advocate) в самом общем смысле — юрист, оказывающий профессиональную правовую помощь посредством консультаций, рекомендаций, защиты обвиняемого на всех стадиях следствия и суда, представляющий интересы потерпевших, и т.д.
Как в науке, так и в западноевропейских языках с понятием "адвокатура" (advocatio, l’avvocatio, abogacia, the advocacy и др.) объединяется понятие деятельности, отличной от деятельности поверенных, что подразумевает функционирование специального сословия профессиональных юристов.
С середины XIX в. термин "адвокатура" в русском разговорном языке стал означать профессию адвоката — присяжного поверенного, отличающуюся от оказывающих юридическую помощь частных поверенных, которые могут и не быть юристами. Этим же термином обозначались и отдельные адвокаты, и их различные объединения. Таким образом, в юридический оборот вошло понятие "присяжный поверенный".
Если обратиться к античной культуре, то началом истории адвокатуры этого времени можно определить деятельность Тиберия Корункания, который первым из римских юристов стал давать ответы на отдельные юридические вопросы всем обратившимся к нему гражданам и обучать всех желающих юридическим знаниям. Он показал гражданам Рима юриспруденцию, которая ранее скрывалась от народа, и поэтому его деятельность стала носить публичный характер <3>.
———————————
<3> Энциклопедический словарь Ефрона И.А. и Брокгауза Ф.А. Т. XXXIII (65). СПб.: Семеновская типолитография, 1901. С. 137 — 140; Алейников Б.Н. Собственность в Древнем мире: Учеб. пособие. 2-е изд., изм. и доп. Пенза, 2005. С. 126.

Понятие "присяжный поверенный" в пореформенной России дано в ст. 353 Учреждения судебных установлений 1864 г. (далее — Судебные установления), согласно которой это лицо, "состоящее при судебных местах для занятия делами по избранию и поручению тяжущихся, обвиняемых и других лиц, в деле участвующих, а также по назначению в определенных случаях советов присяжных поверенных и председателей судебных мест" <4>. Присяжный поверенный — лицо, принесшее присягу, такое свойство рассматриваемого понятия вытекает из указанного законодательного акта, правоприменительной практики и доктринального толкования <5>.
———————————
<4> Высочайше утвержденное Учреждение судебных установлений // Полное собрание законов Российской империи. Собр. 2. Т. 39. N 41475.
<5> Васьковский Е.В. Организация адвокатуры. Ч. 1. СПб.: Юрид. кн. маг. Н.К. Мартынова, 1893. С. 314 — 367.

25 мая 1874 г. в России были приняты Правила о лицах, имеющих право быть поверенными по судебным делам (далее — Правила) <6>. Они вошли в главу 3 раздела IX Судебных установлений. Согласно данному нормативному акту поверенные — это лица, которым особыми свидетельствами предоставлено право ходатайствовать по чужим делам.
———————————
<6> Правила о лицах, имеющих право быть поверенными по судебным делам // Свод законов Российской империи. 1914. Т. 16. Кн. 1.

Необходимо подчеркнуть, что в современных отечественной науке, законодательстве и судебной практике нет принципиальных разногласий по поводу понятия адвокатской деятельности как квалифицированной юридической помощи, оказываемой на профессиональной основе специальным субъектом — адвокатом физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.
Адвокатская деятельность носит публично-правовой характер <7> и должна "основываться на осознании адвокатом социальной значимости своей профессии, глубоком знании объективного права, закона, содержании субъективных конкретных прав, тенденций развития законодательства, достижений юридической науки, положений правоприменительной практики, на умениях и навыках в избрании и добросовестном исполнении не запрещенных законом способов и средств защиты прав, стремлении к саморазвитию, повышению своей квалификации и мастерства, нетерпимости к коррупционному поведению и неукоснительному соблюдению принципов и норм профессиональной этики" <8>.
———————————
<7> Постановление Конституционного Суда РФ от 23.12.1999 N 18-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2000. N 1.
<8> Демерзов Н.В., Алейников Б.Н. Права и свободы человека и гражданина: содержание и соотношение понятий: Сб. ст. Междунар. науч.-практ. конф. Пенза, 2014. С. 9.

12 декабря 1796 г. была учреждена Пензенская губерния, но уже 5 марта 1797 г. ее упразднили, а уезды распределили между Саратовской, Тамбовской, Нижегородской и Симбирской губерниями.
9 сентября 1801 г. Указом "О восстановлении пяти губерний и о подчинении пограничных губерний военным губернаторам" Пензенская губерния была вновь восстановлена в составе 10 уездов <9>.
———————————
<9> Путеводитель по фондам государственного архива Пензенской области периода до 1917 г. / Сост. Л.Н. Кушкова; Под ред. Т.А. Евневич. Пенза, 2009. С. 10 — 11.

В соответствии с указами Правительствующего Сената о введении в действие Судебных уставов от 20 ноября 1864 г. и Высочайшими приказами о лицах, назначенных в состав суда, 6 июля 1871 г. в торжественной обстановке был открыт Пензенский окружной суд <10>. Вместе с Астраханским, Оренбургским, Самарским, Саратовским, Тамбовским, Троицким и Уральским окружными судами он вошел в округ Саратовской судебной палаты.
———————————
<10> Савин О.М. Исполняя законы России… Из истории пензенских судов. Пенза: Изд-во Пенз. гос. ун-та, 2004. С. 66.

Как было отмечено, термин "присяжный поверенный" был введен в отечественную юридическую практику Судебными установлениями. С этого момента начал свою историю правовой институт присяжных поверенных в России.
А как можно охарактеризовать начало истории института присяжной адвокатуры в социально-юридическом смысле?
На наш взгляд, единого начала истории присяжной адвокатуры в России в указанном значении нет. Начало истории присяжной адвокатуры у каждой губернии пореформенной России свое, и оно определяется следующими факторами (признаками):
— возникновением (появлением) специального субъекта — присяжного поверенного — адвоката (или нескольких адвокатов), утверждением его (их) в этом статусе;
— юридическим закреплением (регистрацией) места жительства присяжного поверенного;
— документальным оформлением юридического акта — принесения присяги присяжным поверенным.
Рассмотрим эти признаки подробнее.
Согласно ст. 356 Судебных установлений присяжными поверенными могли быть граждане, имеющие аттестат университета или другого высшего учебного заведения об окончании курса юридических наук либо о сдаче экзамена по юридическим наукам, имеющие стаж работы по юридическим специальностям не менее пяти лет, либо состоявшие кандидатами на должности по судебному ведомству не менее пяти лет, либо занимавшиеся практикой под руководством присяжного поверенного в качестве его помощника также не менее пяти лет.

Далее в этой статье установлено, что присяжные поверенные приписываются к судебным палатам и избирают место жительства в одном из городов округа той палаты, к которой приписаны <11>.
———————————
<11> Высочайше утвержденное Учреждение судебных установлений // Полное собрание законов Российской империи. Собр. 2. Т. 39. N 41475.

Согласно документу — списку присяжных поверенных, обнаруженному в Государственном архиве Саратовской области (далее — ГАСО), первым присяжным поверенным Саратовской судебной палаты при Пензенском окружном суде с 29.01.1875 значится Маринич Иван Матвеевич (1843 — 1915) — дворянин, отставной штабс-капитан, получивший высшее юридическое образование в Полоцком кадетском корпусе. До деятельности присяжным поверенным состоял участковым мировым судьей, а затем частным поверенным при Тверском окружном суде <12>.
———————————
<12> ГАСО. Ф. 7. Оп. 3. Д. 200. С. 12 — 13.

В соответствии с Правилами полномочия (или на современный лад — статус адвоката) присяжный поверенный получал на основании следующих документов: именного свидетельства, выдаваемого Пензенским окружным судом, решения общего собрания отделений Саратовской судебной палаты и уведомления об этом, направляемого в окружной суд.
К сожалению, в Пензенском и Саратовском государственных архивах не удалось обнаружить Свидетельства, выданного И.М. Мариничу. Однако в силу важности рассматриваемого документа в рамках настоящей статьи, а также предположения об одинаковости свидетельств, выдаваемых присяжным поверенным, приводим текст Свидетельства, выданного Алексею Гавриловичу Фабиеву.
"Выдано сие свидетельство из Пензенского окружного суда, на основании ст. 1380 Учреждений судебных установлений Алексею Гавриловичу Фабиеву в том, что он по Постановлению общего собрания отделений Пензенского окружного суда, состоявшегося 12 сентября 1884 г., принят в число присяжных поверенных при Саратовской судебной палате.
г. Пенза, сентября 28 дня 1884 г.
К сему имею честь присовокупить, что местом своего жительства А.Г. Фабиев избрал г. Пензу" <13>.
———————————
<13> ГАПО. Ф. 42. Оп. 10. Д. 513. С. 14.

Что касается места жительства первого Пензенского присяжного поверенного, то в отношении И.М. Маринича оно было указано в списке присяжных поверенных. По нашему предположению, этот факт получил свое юридическое закрепление в именном Свидетельстве, выданном И.М. Мариничу.
Анализ Судебных уставов 1864 г., Судебных установлений, Правил, а также документов официального делопроизводства, обнаруженных в Пензенском и Саратовском государственных архивах, дает основания полагать, что сразу при получении И.М. Мариничем именного Свидетельства он принес присягу следующего содержания:
"Обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, пред святым Его Евангелием и животворящим крестом Господним, хранить верность Его Императорскому Величеству Государю Императору, Самодержцу Всероссийскому, исполнять в точности и по крайнему моему разумению законы Империи, не писать, и не говорить на судах ничего, что могло бы клониться к ослаблению православной церкви, государства, общества, семейства и доброй нравственности, но честно и добросовестно исполнять обязанности, принимаемого мною на себя звания, не нарушать уважения к судам и властям, и охранять интересы моих доверителей, или лиц, дела которых будут на меня возложены, памятуя, что я во всем этом должен буду дать ответ пред законом и пред Богом на страшном Суде Его. В удовлетворение сего целую крест Спасителя моего. Аминь" <14>.
———————————
<14> ГАПО. Ф. 42. Оп. 10. Д. 524. С. 6.

В заключение следует сказать, что в целом в добротном исследовании О.Е. Громиковой, посвященном вопросам становления суда присяжных в пореформенной России на примере Пензенской губернии, допущены неточности: рассматривая деятельность Пензенской присяжной адвокатуры, автор указал на работу пензенских присяжных поверенных: В.А. Германа и А.Э. Франка <15>. Однако в результате изучения документов, находящихся в Пензенском и Саратовском государственных архивах, сведения о том, что указанные адвокаты являлись представителями Пензенской присяжной адвокатуры, не подтвердились.
———————————
<15> Громикова О.Е. Суд присяжных в России во второй половине XIX — начале XX века (на примере Пензенской губернии): Дис. … канд. истор. наук. Пенза, 2012. С. 99 — 100.

Резюмируя сказанное, мы утверждаем, что началом истории Пензенской присяжной адвокатуры следует считать 29 января 1875 г. — момент приобретения статуса присяжным поверенным И.М. Мариничем.

Литература

1. Постановление Конституционного Суда РФ от 23.12.1999 N 18-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2000. N 1.
2. Высочайше утвержденное Учреждение судебных установлений // Полное собрание законов Российской империи. Собр. 2. Т. 39. N 41475.
3. Правила о лицах, имеющих право быть поверенными по судебным делам // Свод законов Российской империи. 1914. Т. 16. Кн. 1.
4. ГАПО. Ф. 42. Оп. 10. Д. 524. С. 6.
5. ГАПО. Ф. 42. Оп. 10. Д. 513. С. 14.
6. ГАСО. Ф. 7. Оп. 3. Д. 200. С. 12 — 13.
7. Алейников Б.Н. Собственность в Древнем мире: Учеб. пособие. 2-е изд., изм. и доп. Пенза, 2005. С. 126.
8. Васьковский Е.В. Организация адвокатуры. Ч. 1. СПб.: Юрид. кн. маг. Н.К. Мартынова, 1893. С. 314 — 367.
9. Громикова О.Е. Суд присяжных в России во второй половине XIX — начале XX века (на примере Пензенской губернии): Дис. … канд. истор. наук. Пенза, 2012. С. 99 — 100.
10. Демерзов Н.В., Алейников Б.Н. Права и свободы человека и гражданина: содержание и соотношение понятий: Сб. ст. Междунар. науч.-практ. конф. Пенза, 2014. С. 9.
11. Кушкова Л.Н. Путеводитель по фондам государственного архива Пензенской области периода до 1917 г. / Сост. Л.Н. Кушкова; Под ред. Т.А. Евневич. Пенза, 2009. С. 10 — 11.
12. Савин О.М. Исполняя законы России… Из истории пензенских судов. Пенза: Изд-во Пенз. гос. ун-та, 2004. С. 66.
13. Смоленский М.Б. Адвокатура в России: Учеб. / Под общ. ред. М.Б. Смоленского. 2-е изд., испр. и доп. М.: КНОРУС, 2012. С. 48.
14. Фокуяма Ф. Конец истории и последний человек / Пер. М.Б. Левина. М.: АСТ МОСКВА; ХРАНИТЕЛЬ, 2007. С. 8.
15. Ефрон И.А., Брокгауз Ф.А. Энциклопедический словарь. Т. XXXIII (65). СПб.: Семеновская типолитография, 1901. С. 137 — 140.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Адвокатура имеет давнюю и славную историю. Первые адвокаты (от лат. «advocare» — приходящий на помощь) появились в античном мире — Древней Греции (Афины) и Древнем Риме. Именно там возникло гражданское общество, а обычаи сменило право (в Древних Афинах — законы Солона, в Древнем Риме — Законы XII Таблиц), ставшие основой для разрешения споров между свободными жителями страны, отстаивающими свои частные интересы, перед независимым судом. В Древней Греции помощь адвокатов свободным гражданам Афин выражалась в составлении речей для суда (логография), либо также в устных выступлениях с ними в судебном процессе (ораторство). Исторические памятники донесли до нас высокие образцы красноречия ораторов Древней Греции: Демосфена, Лисия, Эсхина.

Адвокатура Древнего Рима уже может рассматриваться как прообраз современной адвокатуры. Римские адвокаты были доступны для населения; когда они прогуливались на площади, всякий мог подойти к ним и посоветоваться. Каждый год в Риме избиралось десять адвокатов для защиты бедных против богатых как в уголовных, так и в гражданских делах. Адвокатская деятельность считалась высоко престижной. Многие выдающиеся римляне начинали свою публичную карьеру с адвокатуры: участием в судебных процессах отмечены Цезарь, Гортензий, Красс, Помпей. Сенатор Цицерон стал символом судебного красноречия. Как и занятия философией, науками и искусством, адвокатская деятельность не считалась в рабовладельческом Риме работой, т.е. трудом, доставлявшим средства к жизни. Адвокатам платили почестями, а не деньгами. Отсюда произошло название вознаграждения, которое впоследствии стало выплачиваться адвокатам — гонорар (почетная награда).

По мере постепенного изживания рабства, адвокатская деятельность превращалась в оплачиваемую профессию: римские императоры своими эдиктами все более подробно ее регулировали, устанавливая, в частности, в качестве обязательного условия профессиональной правовой помощи обучение в юридических школах. Адвокаты начинают именоваться сословием.

После окончательного падения Римской империи в конце V века развитие адвокатуры надолго приостанавливается. В средние века её сменило семейное представительство, состоящее в том, что глава семьи (патер) защищал перед судом феодала интересы каждого её члена.

Возрождение адвокатуры началось с XIII-XIV в.в. во Франции и Англии. Адвокатура Франции прославилась, с одной стороны, огромными заслугами в объединении страны на основе единого права для всех, с другой — борьбой за независимость от государственной власти. Французские и английские адвокаты постепенно образуют особое сословие, объединяются в коллегии и инны. Такая организация адвокатуры сохранилась и по сей день. Адвокатура Франции и Англии традиционно пользуется большим уважением в государстве и обществе. Многие адвокаты занимали видные государственные посты, включая должности канцлеров и президентов во Франции (Лолиталь, Мариньяк, Сегье, Тьер, Греви), лордов-канцлеров в Англии (Томас Мор и Фрэнсис Бэкон).

В России профессиональная адвокатура появилась значительно позже. Российские самодержцы, от Петра Великого до Николая I были ее решительными противниками. В течение длительного времени юридические услуги населению оказывались на крайне низком уровне так называемыми ходатаями и стряпчими, представлявшими аморфную группу лиц с сомнительной репутацией без соответствующего специального обучения и организации.

Решительный шаг к созданию профессиональной адвокатуры был сделан в 1864 г. Судебными Уставами царя-освободителя Александра II. Адвокатура в России учреждалась как независимое сословие присяжных поверенных по образцу французского барро (коллегии). Вступить в сословие можно было при наличии следующих условий: достижение 25-летнего возраста, подданство Российской империи, высшее юридическое образование, работа по юридической специальности либо помощником присяжного поверенного сроком не менее 5 лет, принесение присяги. Присяжные поверенные были приписаны к определенному судебному округу. При нахождении в округе более 20 присяжных поверенных они были вправе создать свой сословный орган — совет. Первоначально советы появились в Санкт-Петербурге, Москве и Харькове, впоследствии — еще в 5 городах. Российская адвокатура выдвинула из своих рядов многих выдающихся судебных ораторов. Имена П.А. Александрова, С.А. Андреевского, К.К. Арсеньева, В.И. Жуковского, Н.П. Карабчевского, Ф.Н.

Адвокатская палата Курской области

Плевако, В.Д. Спасовича, кн. А.И. Урусова гремели по всей стране. Была создана и развита новая национальная школа судебного красноречия, чуждая внешних эффектов, напыщенной театральности, основанная на простоте, правдивости, искренности и личной скромности. Советы присяжных поверенных формировали профессиональные стандарты и этические нормы поведения адвокатов, контролировали их соблюдение.

Большевики, пришедшие к власти в результате Октябрьского переворота 1917 года, уничтожили профессиональную адвокатуру, но в 1922 г. с введением НЭПа были вынуждены ее воссоздать в форме коллегий защитников. Организация советской адвокатуры формально во многом совпадала с организацией присяжной адвокатуры, но на деле она находилась под мощным партийно-государственным прессом. Однако достичь полной советизации адвокатуры, ее коренного разрыва с дореволюционными традициями большевистской власти не удалось. Верность этим традициям продемонстрировали адвокаты Ф.В. Калистратова, Д.И. Каминская, Б.А. Золотухин, С.Л. Ария при защите диссидентов-правозащитников на политических процессах 60-х — 70-х г.г.

Последним нормативным актом, на основе которого действовала советская адвокатура, было Положение об адвокатуре РСФСР 1980 г. Оно безнадежно устарело уже к началу 90-х годов, но формально продолжало действовать до принятия в 2002 г. ныне действующего закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

страница для печати

(Глушаченко С. Б., Тотоев Р. Р.) ("История государства и права", 2008, N 13) Текст документа

АДВОКАТУРА В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В АСПЕКТЕ СУДЕБНОГО РЕФОРМИРОВАНИЯ 1864 Г.

С. Б. ГЛУШАЧЕНКО, Р. Р. ТОТОЕВ

Глушаченко С. Б., доктор юридических наук, профессор.

Как писал А. Ф. Кони, "предназначение судебной реформы заключалось в стремлении нанести удар худшему из всех видов произвола, произволу судебному, прикрывавшемуся маской формальной справедливости" <1>. В этой книге он нарек себя и своих единомышленников и товарищей по великой идее преобразования "детьми реформ", "отцами" же великих реформ, по его образному выражению, были такие выдающиеся юристы, как Д. Н. Замятин, Н. И. Стояновский, С. И. Зарудный и Д. А. Ровинский. К ноябрю 1864 г. обсуждение судебной реформы было закончено, и 20 ноября 1864 г. императором Александром II утверждены Судебные уставы <2>. ——————————— <1> Кони А. Ф. Отцы и дети судебной реформы. СПб., 1914. <2> Реформы Александра II. М.: Юридическая литература, 1998. С. 323 — 331.

В русле судебной реформы готовилось и учреждение адвокатуры. Оно предусматривалось исходными проектами 1857 — 1859 гг., авторами которых были помощник статс-секретаря Государственного совета С. И. Зарудный, сенатор Д. А. Оболенский и президент Академии наук, бывший министр внутренних дел и будущий председатель Комитета министров Д. Н. Блудов. Эти проекты <3> легли в основу документа под названием "Основное положение по судоустройству". Он был выработан чиновниками Государственной канцелярии с участием юристов, высочайше утвержден 29 сентября 1862 г. и, в свою очередь, послужил основой для Судебных уставов 20 ноября 1864 г., согласно которым адвокатура и получила "свое юридическое бытие" <4>. Поскольку же Судебные уставы вступили в действие 17 апреля 1866 г., именно этот день считается фактическим днем рождения российской адвокатуры — присяжных поверенных. 29 сентября 1862 г. и 20 ноября 1864 г. прозвучали как бы "два первых свистка на собирающемся отчалить пароходе" русской адвокатуры, но только "по третьему свистку пароход снялся с места. И этот третий свисток раздался 17 апреля 1866 г." <5>. ——————————— <3> История русской адвокатуры. Издание Совета присяжных поверенных. Т. 1: Адвокатура, общество и государство. 1864 — 1914 гг. / Под ред. И. В. Гессена. М., 1914 — 1916. В кн.: Серия история права. М., 1997. С. 37 — 61. <4> Там же. С. 115. <5> Спасович В. Д. Две речи. Берлин, 1892. С. 5 — 6.

Институт адвокатуры был встречен на первом этапе своего существования в обществе радушно, стал предметом всеобщего внимания и действовал удачно и с большой пользой для правосудия. Он развивал правосознание, самостоятельность народа, фактически устанавливал контроль общественности за темными местами российской жизни, являлся независимым представителем общественности в сфере правосудия, роль которого еще была слаба и встречала различные препятствия со стороны государственных структур. Если ранее существовал ряд серьезных проблем, связанных с институтом адвокатуры: во-первых, в России существовало закрытое письменное судопроизводство, что из-за отсутствия законодательного закрепления института адвокатуры естественным образом порождало противоправные действия поверенных и стряпчих (например, составление фальшивых документов, подписей, фальсификация доказательств, запутывание судопроизводства и др.); во-вторых, существенной проблемой являлось непонимание со стороны государства профессиональных задач адвокатуры (на какие процессы можно допускать стряпчих и поверенных, каким лицам разрешается пользоваться их услугами, принципы и методы их работы и т. п.), то к середине XIX в. правовое положение адвокатуры стало меняться в лучшую сторону. Это было вызвано бурным ростом капиталистических отношений в России, которые настоятельно диктовали необходимость правовой защиты права собственности и предпринимательской деятельности. Одним из таких действенных способов явилось создание коммерческих судов, деятельность которых основывалась на принципах законности, состязательности сторон, признания правил и обычаев делового оборота и избирательности участия в судебном процессе стряпчих. Причем последние обязаны были представить в суд необходимые документы для своей регистрации. Деятельность адвоката в своем чистом виде — это деятельность в качестве правозаступника. Вне суда она заключается в подаче юридических советов, руководстве при заключении сделок, сочинении важных судебных бумаг и тому подобных действиях, имеющих правовой характер и требующих специальных знаний. На суд адвокат является по приглашению тяжущегося или его представителя только для участия в прениях. Никаких других обязанностей по производству дела и исполнению решения он не принимает на себя: они относятся к сфере деятельности самого тяжущегося или его судебного представителя. В качестве правозаступника адвокат участвует только там, где дело идет о праве. Он по преимуществу и даже исключительно законовед, юрисконсульт, помощник стороны в процессе, между тем как судебный представитель — ходатай по делу, уполномоченный стороны, хозяин тяжбы. Было бы ошибочно думать, что столь строгое отделение деятельности адвоката от обязанностей судебного представителя является результатом теоретического отвлечения и не встречается на практике. Совсем напротив. Такой порядок вещей выработался многовековой исторической жизнью самых цивилизованных государств Европы. Во Франции, Англии, Бельгии, Италии и Испании наряду с классом адвокатов (avocat, barrister, avvocato, abogado) действует институт судебных представителей, носящих название поверенных (procurer, avenue, solicitor attorney, procuratore, procurador). Кроме того, и в республиканском Риме, и в древней Германии, и до последнего времени во многих других странах (например, в некоторых швейцарских кантонах, в Голландии и т. д.) адвокаты (advocatus, Fursprecher, Vorsprecher, Redner) не исполняли обязанностей судебных представителей (procurator, Gewalthaber, Klagfuhrer). Но хотя адвокатура и судебное представительство резко различаются между собой по своей сущности и по сфере деятельности, тем не менее они имеют одну общую точку соприкосновения: оба учреждения являются деятельностью судебной — как адвокаты, так и поверенные действуют на суде. Такая тождественность поприща деятельности привела к двум результатам. С одной стороны, когда судебное представительство сделалось профессиональным занятием особого класса лиц, то произошло некоторое смешение функций адвокатов и поверенных. Так, например, французские и английские поверенные (avoues, solicitors) получили с течением времени право исполнять в определенных случаях обязанности адвокатов, а итальянские адвокаты — заниматься судебным представительством. С другой стороны, на практике возникла мысль соединить представительство с правозаступничеством в руках одного класса лиц и, уничтожив институт поверенных, предоставить его функции адвокатам. Так и случалось во многих государствах. В Германии, например, уничтожено искони существовавшее различие между адвокатурой (Fursprecheramt, Advocatur) и судебным представительством (Anwaltschaft) и оба учреждения слиты в одно (Rechtsanwaltschaft). Точно так же русские присяжные поверенные, созданные Судебными уставами 1864 г., являются вместе и правозаступниками, и представителями сторон. Адвокатура, созданная в ходе этой судебной реформы, стала быстро завоевывать авторитет в обществе. Институт присяжных поверенных создавался в качестве особой корпорации, состоявшей при судебных палатах. Но она не входила в состав суда, а пользовалась самоуправлением, хотя и под контролем судебной власти. В законе были определены предъявляемые к присяжным поверенным условия, они фактически совпадали с теми требованиями, которым должен был отвечать судья, — иметь высшее юридическое образование и пятилетний стаж службы по судебному ведомству (ст. 354 Уставов). Но наряду с этим были введены и ограничения, в Уставе перечислялись 8 категорий возможных соискателей адвокатуры, которые заведомо в сословия не допускались: лица, не достигшие 25-летнего возраста; иностранцы; граждане, объявленные несостоятельными должниками (банкротами); состоящие на службе у правительства или по выборам, за исключением лиц, занимающих почетные или общественные должности без жалованья; граждане, подвергшиеся по судебному приговору лишению или ограничению прав состояния, а также священнослужители, лишенные духовного сана по приговору духовного суда; состоящие под следствием за преступления или проступки, влекущие за собой лишение или ограничение прав состояния; исключенные из службы по суду либо из духовного ведомства за пороки или же из среды обществ и дворянских собраний по приговору тех же сословий, к которым они принадлежат; те, которым по суду воспрещено "хождение" по чужим делам, а также исключенные из числа присяжных поверенных. Создателями и стражами нравственных устоев русской адвокатуры выступили Советы присяжных поверенных. Они ревниво блюли авторитет своей корпорации и, случалось, отказывали в приеме в адвокатуру лицам, которые удовлетворяли формальным требованиям (высшее юридическое образования плюс необходимый служебный стаж), но не внушали доверия своей "нравственной физиономией" <6>. Только за 1866 — 1873 гг. один Петербургский совет отказал в приеме 24 лицам и четырех исключил из сословия по соображениям и дисциплинарным, и нравственным <7>. По воспоминаниям К. К. Арсеньева, Петербургский совет сразу же, "не колеблясь, признал, что снисходительность, особенно в начале деятельности сословия, была бы опаснее строгости", и чуть ли не первым своим актом демонстративно, после специального разбирательства, подверг взысканию одного из присяжных поверенных именно за этический проступок. "Дело шло о благодарности, предложенной присяжным поверенным судебному приставу. Необходимо было решительно восстать против перенесения в новый суд одного из самых печальных обычаев старого времени — и Совет не остановился перед применением к виновному суровой дисциплинарной меры: запрещения на время адвокатской практики" <8>. ——————————— <6> История русской адвокатуры. Издание Совета присяжных поверенных. Т. 2 — 3: Сословная организация адвокатуры. 1864 — 1914 гг. / Под ред. И. В. Гессена. М., 1916. В кн.: Серия история права. М., 1997. С. 233. <7> Арсеньев К. К. Заметки о русской адвокатуре: Обзор деятельности СПб. совета присяжных поверенных за 1866 — 1874 гг. Ч. 2. СПб., 1875. С. 28, 155.

Вопрос 1. Российская адвокатура по судебным уставам 1864 г.

<8> Арсеньев К. К. Из воспоминаний // Голос минувшего. 1915. N 2. С. 120.

Уставы 1864 г. предусматривали образование Совета присяжных поверенных в каждом судебном округе. Выборы в Петербургский совет присяжных поверенных состоялись 2 мая 1866 г., и первым председателем Совета был избран Д. В. Стасов, а членами — К. К. Арсеньев, В. П. Гаевский, А. Н. Турчинов, Г. Г. Принтц, В. В. Самарский-Быховец. Московский совет образовался вскоре, 16 сентября 1866 г., под председательством М. И. Доброхотова, а следующий, третий в России Совет присяжных поверенных, Харьковский, — только 6 мая 1874 г. (председатель — М. В. Жученко) <9>. Более того, 5 декабря 1874 г. последовал царский Указ о временной приостановке открытия новых Советов, сохранявший силу до 1904 г. <10>. Таким образом, в течение почти 40 лет со дня учреждения русской адвокатуры она имела лишь три (в первые 8 лет — два) Совета на 11 судебных округов. ——————————— <9> История русской адвокатуры. Издание Совета присяжных поверенных. Т. 1: Адвокатура, общество и государство. 1864 — 1914 гг. / Под ред. И. В. Гессена. М., 1914 — 1916. В кн.: Серия история права. М., 1997. С. 229. <10> Там же. С. 239 — 240, 442.

Между тем в самодержавной стране Совет для присяжных поверенных был крайне необходим как гарантия их жизнеспособности. "Где нет Совета, — говорил В. Д. Спасович на собраний петербургских адвокатов 3 мая 1898 г., — там нет и настоящей адвокатуры, а только обманчивое ее подобие" <11>. Исключительная роль Совета в жизни и в самом статусе русской адвокатуры определялась законом. Судебные уставы 1864 г. наделили его широкими правами: он ведал приемом новых адвокатов и контролировал всю деятельность сословия присяжных поверенных (следил за соблюдением законов, правил, обязанностей; распределял участие в судебных делах и т. д.), а за нарушение норм адвокатской профессии наказывал провинившихся разными мерами — от выговора до исключения из адвокатуры и предания уголовному суду <12>. Советы присяжных поверенных были подвластными, но в то же время сравнительно демократическими органами корпорации. Состав их ежегодно обновлялся (именно "ввиду той обширной и отчасти дискреционной власти, которую облечен Совет и которую он мог употреблять во зло, если бы пользовался ей слишком долго и безотчетно" <13>), причем все члены и председатель любого Совета выбирались простым большинством голосов, а при равенстве голосов у нескольких кандидатов избранным был тот, кто был раньше записан в корпорацию (ст. 360 Судебных уставов 1864 г.). ——————————— <11> Спасович В. Д. Избранные судебные речи. Тула, 2000. С. 72. <12> Судебные уставы 20 ноября 1864 г. отводили Советам присяжных поверенных 12 специальных статей (ст. ст. 367 — 378), см.: Судебные уставы 20 ноября 1864 г. С изложением рассуждений, на коих они основаны. СПб., 1867. <13> Арсеньев К. К. Заметки о русской адвокатуре: Обзор деятельности СПб. совета присяжных поверенных за 1866 — 1874 гг. Ч. 1. СПб., 1875. С. 65.

У самоуправляющей корпорации адвокатов России оказалось много общего с адвокатурой передовых стран Запада, откуда творцы Судебных уставов 1864 г. немало позаимствовали для статуса русской адвокатуры. М. М. Ковалевский прямо свидетельствовал, что сословия присяжных поверенных и его Советы в России "были созданы по образцу уже существовавших во Франции учреждений этого рода" <14>. Однако юридические права и общественный авторитет русской адвокатуры, по сравнению с французской или, например, американской, с самого начала были намеренно (и естественно) сужены. На Западе адвокатура занимала немыслимое для самодержавной России по своей высоте и значимости положение. Достаточно назвать премьер-министров и президентов Франции <15> и США <16> XIX в., представителей этой профессии. В. Д. Спасович с чувством, которое соединяло и гордость, и грусть, в 1896 г. заметил на собрании своих петербургских коллег: "Помню, как при мне сказал бельгийский король Леопольд II: "Все мои министры были адвокаты" <17>. В России что-либо подобное могло возыметь место только после свержения царизма (из шести министров юстиции Временного правительства пятеро были адвокатами: А. Ф. Керенский, П. Н. Переверзев, А. С. Зарудний, А. А. Демьянов, П. Н. Малянтович). Поэтому царизм, не желая и боясь возможного, по примеру Запада, политического возвышения адвокатуры, заведомо ограничил ее даже в тех началах, которые по необходимости заимствовались у западных образцов. ——————————— <14> Ковалевский М. М. Очерки по истории политических учреждений в России. СПб., 1908. С. 189. <15> Ж. Мартиньяк, О. Барро, А. Тьер, Э. Дюфор, Ж. Ферри, Л. Гамбетта. <16> Т. Джефферсон, Д. Бьюкенен, А. Линкольн, Д. Гарфилд, Ч. Артур, У. Мак-Кинли. <17> Спасович В. Д. Избранные судебные речи. Тула, 2000. С. 68.

Проведенная во второй половине XIX в. судебная реформа существенным образом изменила положение адвокатуры в России: были определены профессиональные задачи присяжных и частных поверенных, судопроизводство стало более открытым, а в результате официальной тарификации оплаты труда российских адвокатов их профессия и юридическое образование в целом получили общее признание со стороны населения. Таким образом, присяжная адвокатура представляла собой корпорацию лиц свободной профессии — так называемое сословие присяжных поверенных, объединенных внутренним самоуправлением в виде выборных органов — советов присяжных поверенных и внешним надзором высших судебных мест.

——————————————————————

Название документа

« Предыдущий вопросЗагрузкаЧто это

Шпаргалки на телефон — незаменимая вещь при сдаче экзаменов, подготовке к контрольным работам и т.д. Благодаря нашему сервису вы получаете возможность скачать на телефон шпаргалки по адвокатуре. Все шпаргалки представлены в популярных форматах fb2, txt, ePub , html, а также существует версия java шпаргалки в виде удобного приложения для мобильного телефона, которые можно скачать за символическую плату. Достаточно скачать шпаргалки по адвокатуре — и никакой экзамен вам не страшен!

Сообщество

Не нашли что искали?

Если вам нужен индивидуальный подбор или работа на заказа — воспользуйтесь этой формой.

Следующий вопрос »

Адвокатура постсоветского периода: правовые кооперативы, альтернативные коллегии, Положение об адвокатуре 1980 года.

Новое Положение об адвокатуре 1939 года являлось моделью для всех последующих законов об адвокатуре. Самостоятельность адвокатских коллективов теперь считалась "вредной" для общества и их предполагалось распустить. Адвокатские услуги отныне должны были оказываться через местные юридические консультации, административно подчиненные Президиуму коллегии адвокатов. Президиум наделялся правом определять местонахождение и состав консультаций, а также назначать заведующих. Заведующие, отчитывающиеся непосредственно перед Президиумом, а не перед членами консультации, контролировали профессиональную деятельность адвокатов. Они также распределяли нагрузку среди адвокатов и устанавливали размер оплаты, пока не были определены твердые тарифы.
Надзор за деятельностью адвокатуры со стороны государственных органов был передан Наркомату юстиции СССР, республиканским Наркоматам юстиции и региональным управлениям Наркомюста.
После принятия Конституции 1977 года на сессии ВС СССР 30 ноября 1979 года был принят общесоюзный Закон об адвокатуре. Соответственно были введены в действие более подробные законы об адвокатуре на уровне союзных республик. В РСФСР, а затем и в Российской Федерации, деятельность адвокатов регламентировалась Положение об адвокатуре РСФСР, которое было утверждено на сессии ВС РСФСР Законом от 20 ноября 1980 года.
На основании этого нормативного акта адвокатура действовала до 1 июля 2002 г. В соответствии с ним, организационно адвокатура построена по коллегиям.

Присяжная адвокатура по Судебным уставам 1864 года

В соответствии со ст. 3 главы 2 Положения об адвокатуре РСФСР "коллегии адвокатов являются добровольными объединениями лиц, занимающихся адвокатской деятельностью". Это значит, что адвокатура представляла собой децентрализованную систему самоуправляющихся общественных организаций — коллегий адвокатов. Высшим органом управления коллегии адвокатов являлось Общее собрание (конференция) членов коллегии. Как правило, данная конференция собиралась один раз в год и была правомочна проводить свою работу при участии не менее 2/3 делегатов, избранных юридическими консультациями. К полномочиям Общего собрания членов коллегии относилось принятие решений по следующим вопросам: утверждение правил внутреннего трудового распорядка коллегии; установление численного состава, штата, сметы расходов и доходов коллегии; определение порядка оплаты труда адвокатов. Общее собрание членов коллегии избирало (переизбирало и прекращало полномочия) членов Президиума и Ревизионной комиссии, на конференциях заслушивали и утверждали отчеты Президиума и Ревизионной комиссии, рассматривали жалобы на постановления Президиума и вопросы, связанные с деятельностью коллегии.
Организация работы структурного подразделения коллегии — юридической консультации — осуществлялась Заведующим юридической консультации, назначаемым Президиумом из числа членов коллегии. При этом все существенные условия соглашений и договоров определялись клиентом и адвокатом без вмешательства Заведующего. Заведующий имел полномочия для назначения конкретных адвокатов для осуществления защиты по требованиям органов предварительного следствия и суда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *