Справочник

Бурдов против российской федерации

ПРАВО

Первое пилотное постановление ЕСПЧ по российским делам

Европейский Суд по правам человека вынес первое пилотное постановление в отношении Российской Федерации по жалобе «Бурдов против России» №2. В нём он указал на существование в России проблемы неисполнения и чрезмерно длительного исполнения решений национальных судебных органов.

Европейский Суд по правам человека с 2004 г. применяет процедуру пилотных постановлений. Суд использует данную процедуру в случае выявления системных проблем в делах, рассматриваемых против государства-участника Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В пилотных постановлениях Европейский Суд указывает на необходимость принятия мер по исправлению ситуации, которая привела к массовому нарушению Конвенции. Процедура пилотных постановлений позволяет государствам-ответчикам не только принять необходимые меры индивидуального и общего характера по исполнению постановлений Европейского Суда, но и эффективно влияет на создание внутригосударственных средств правовой защиты для предотвращения допущенных нарушений Конвенции в дальнейшем. Еще одна положительная сторона пилотных постановлений состоит в том, что аналогичные, клоновые жалобы в соответствии с данной процедурой рассматриваются Европейским Судом в ускоренном и упрощенном порядке.

Первое пилотное постановление Европейским Судом было вынесено по жалобе №31443/96 «Брониовски против Польши» 22 июня 2004 г. Фактическая сторона дела состояла в том, что заявитель не мог добиться выплаты ему польскими властями компенсации за экспроприацию (ввиду изменения государственных границ) после Второй мировой войны. Власти ссылались на отсутствие денежных средств. В своем постановлении по существу дела Европейский Суд установил нарушение права собственности и отложил рассмотрение вопроса о присуждении справедливой компенсации, призвав государство-ответчика предпринять в дополнение к индивидуальным мерам по делу заявителя меры общего характера. Подобные меры, по мнению Европейского Суда, восстановили бы права примерно 80 тысяч таких же потенциальных заявителей, находящихся в аналогичной ситуации. Польское государство в короткие сроки выполнило свои обязательства по постановлению Европейского Суда и заключило с заявителем мировое соглашение, которое позволило Европейскому Суду исключить жалобу из списка рассматриваемых им дел.

В отношении Российской Федерации Европейский Суд неоднократно констатировал нарушение Конвенции в связи с повторяющейся невыплатой государством своих долгов по судебным решениям, ввиду чего, согласно устоявшейся практике Суда, пострадавшие не имели эффективных внутригосударственных средств правовой защиты.

В недавно вынесенном уже втором постановлении по делу «Вассерман против России» (№2) Европейский Суд установил, что имело место нарушение российскими властями статей 6 и 13 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство, право на эффективное средство правовой защиты) и статьи 1 Протокола №1 к Конвенции (защита права собственности) в связи с тем, что заявитель в течение 2-х лет после вынесения первого постановления по его жалобе не мог получить присужденную национальным судом денежную сумму, незаконно конфискованную у него при пересечении границы Российской Федерации в 1999 г.

Суд, в частности указал, что российская правовая система не имеет эффективного компенсационного средства правовой защиты от чрезмерной длительности исполнительного производства, и что возможность получения компенсации морального вреда в связи с длительным исполнением судебного решения является проблематичной.

15 января 2009 г.

Европейский Суд впервые в отношении России вынес пилотное постановление по жалобе «Бурдов против России» №2.

Заявителем в данном деле является российский гражданин, участник мероприятий по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Начиная с конца 90-х годов, российские суды удовлетворяли его многократные требования о выплате различных денежных пособий, которые причитались ему, как «ликвидатору», но их решения не исполнялись в течение длительного времени.

4 сентября 2002 г. вступило в силу вынесенное Европейским Судом первое постановление по жалобе №59498/00 «Бурдов против России», в котором Суд признал заявителя жертвой нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола №1 к Конвенции в связи с неисполнением в течение 4 лет трех судебных решений, вынесенных в пользу заявителя. Суд присудил Бурдову А.Т.

Бурдов против РФ

3000 евро – в качестве компенсации морального вреда.

Европейский Суд в своем втором постановлении установил, что имело место нарушение статей 6 и 13 Конвенции и статьи 1 Протокола №1 к Конвенции в результате длительного неисполнения российскими властями трех решений национальных судов, обязывающих власти произвести денежные выплаты заявителю, и отсутствия внутригосударственных эффективных средств правовой защиты от указанных нарушений. Суд присудил заявителю 6000 евро – в качестве компенсации морального вреда.

Суд выразил серьезную озабоченность по поводу того, что нарушения, констатированные в данном постановлении, имели место несколько лет спустя после вынесения Судом первого постановления в пользу того же самого заявителя и вопреки обязательству России в соответствии с Конвенцией принять под контролем Комитета Министров Совета Европы необходимые меры для разрешения проблемы.

В связи с этим Европейский Суд счел уместным в данном деле применить процедуру пилотного постановления, учитывая повторяющийся и длящийся характер лежащих в его основе проблем, широкий круг лиц, затронутых ими в России, и срочную необходимость обеспечить быстрое и надлежащее восстановление их прав, включая возмещение причиненного им ущерба на внутригосударственном уровне.

Суд отметил, что проблема длительного неисполнения судебных решений затрагивает не только права жертв Чернобыля, как в настоящем деле, но также и права пенсионеров, инвалидов, детей и военнослужащих.

На основании изложенного Европейский Суд предложил властям Российской Федерации в течение 6 месяцев с момента вступления в силу настоящего решения создать эффективное внутригосударственное средство правовой защиты или комплекс таких средств, которые обеспечат быстрое и адекватное восстановление нарушенных прав, включая возмещение ущерба, в случае неисполнения или длительного неисполнения национальных судебных решений.

Европейский Суд указал также, что российское государство обязано в течение года обеспечить восстановление прав всех пострадавших от невыплаты или длительных задержек в выплате сумм, которые оно задолжало по судебным решениям во всех делах, поданных в Суд до вынесения настоящего постановления, включая возмещение ущерба.

В этой связи Европейский Суд приостановил на один год процедуру по всем делам, касающимся неисполнения или длительного исполнения судебных решений, обязывающих российские власти к выплате денежных сумм. При этом он может в любой момент объявить любую новую жалобу неприемлемой или прекратить по ней судопроизводство в результате заключения мирового соглашения между сторонами или урегулирования спора другими средствами.

В свою очередь, власти Российской Федерации намерены предпринять меры по устранению выявленных нарушений Конвенции. В частности, Верховный Суд уже приступил к реализации общих мер по предотвращению длительного неисполнения судебных решений. В 2008 г. в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации им внесен проект Федерального Конституционного закона «О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки в результате неисполнения властями вступивших в законную силу судебных актов».

Задачей данного законопроекта является создание в Российской Федерации внутригосударственного средства правовой защиты от нарушения права на справедливое судебное разбирательство в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения вступившего в законную силу судебного решения.

В случае принятия закона в Российской Федерации будет создано специальное внутригосударственное средство правовой защиты, что позволит более полно защитить права российских граждан и всех лиц, находящихся под юрисдикцией Российской Федерации, существенно уменьшит количество обращений в Европейский Суд, а, следовательно, и количество дел в этом Суде, возбуждаемых против Российской Федерации.

Принятие мер по совершенствованию российского законодательства, позволяющих сдвинуть с мертвой точки проблему длительного неисполнения судебных решений, позволит гражданам Российской Федерации быть уверенными в том, что вынесенные в их пользу судебные решения будут исполнены российскими властями надлежащим образом и в полном объеме.

Зоя КОКОРИНА

Дело Бурдов против Российской Федерации. Основные правовые позиции.

Заявитель утверждал, что существенные и необоснованные задержки исполнения вступивших в законную силу решений суда нарушили его права, закрепленные в Конвенции. Суд изучил жалобу заявителя на предмет возможного нарушения пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Согласно утверждениям властей Российской Федерации, заявитель перестал считаться жертвой предполагаемого нарушения Конвенции в связи с тем, что 5 марта 2001 г. ему была выплачена задолженность. Власти утверждали, что поскольку требования заявителя были полностью удовлетворены, причиненный ему неисполнением судебного решения ущерб его финансовым интересам был полностью возмещен. Власти также утверждали, что выплаченная 5 марта 2001 г. сумма размером 113040 руб. 38 коп. должна рассматриваться как включающая в себя компенсацию за задержки исполнения судебных решений, так как основная сумма задолженности составляла только 45158 руб. 44 коп., тогда как оставшаяся сумма включала в себя пени за задержанную выплату причитающегося заявителю и индексацию. Наконец, власти государства-ответчика утверждали, что заявитель был вправе по собственному волеизъявлению обратиться в суд с иском о возмещении морального вреда, причиненного в результате неисполнения судебных решений.

В соответствии со Статьей 34 Конвенции:

"Суд может принимать жалобы от любого физического лица … которое утверждает, что явилось жертвой нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней…". Пункт 1 Статьи 6 Конвенции, насколько это относится к настоящему делу, предусматривает:

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях … имеет право на справедливое … разбирательство дела … судом …". Суд вновь напоминает, что пункт 1 Статьи 6 Конвенции закрепляет за каждым право обращаться в суд в случае любого спора о его гражданских правах и обязанностях; таким образом она заключает в себе "право на суд", одним из аспектов которого является право на доступ к правосудию, представляющее собой право возбуждать исковое производство в судах по вопросам гражданско-правового характера. Однако, такое право было бы иллюзорным, если бы правовая система государства-участника Европейской Конвенции допускала, чтобы судебное решение, вступившее в законную силу и обязательное к исполнению, оставалось бы недействующим в отношении одной стороны в ущерб ее интересам. Немыслимо, что пункт 1 Статьи 6 Конвенции, детально описывая процессуальные гарантии сторон — справедливое, публичное и проводимое в разумный срок разбирательство — не предусматривал бы защиты процесса исполнения судебных решений; толкование Статьи 6 Конвенции исключительно в рамках обеспечения лишь права на обращение в суд и порядка судебного разбирательства вероятней всего привело бы к ситуациям, несовместимым с принципом верховенства права, который государства-участники Европейской Конвенции обязались соблюдать, подписав Конвенцию. Исполнение судебного решения, принятого любым судом, должно, таким образом, рассматриваться как составляющая "судебного разбирательства" по смыслу Статьи 6 Конвенции Орган государства-ответчика не волен ссылаться на недостаточное финансирование в оправдание неуплаты долга, установленного решением суда. Предполагается, что та или иная задержка исполнения судебного решения при определенных обстоятельствах может быть оправдана.

Дело Бурдов (Burdov) против Российской Федерации (N 2)

Однако, задержка не может быть такой, что нарушала бы саму суть права, гарантируемого пунктом 1 Статьи 6 Конвенции. Что касается настоящего дела, то финансовые трудности, испытываемые властями государства-ответчика, не должны были препятствовать заявителю получить причитающееся ему в результате выигрыша судебного дела о возмещении вреда, причиненного здоровью в результате чрезвычайных работ по ликвидации аварии. Суд отмечает, что решения Шахтинского городского суда от 3 марта 1997 г., 21 мая 1999 г. и 9 марта 2000 г. оставались неисполненными полностью или частично по крайней мере вплоть до 5 марта 2001 г., когда Министерство финансов Российской Федерации приняло решение полностью погасить задолженность заявителю. Суд также отмечает, что эта последняя выплата по задолженности имела место только после того, как данная жалоба была коммуницирована властям Российской Федерации.

Не принимая на протяжении нескольких лет необходимые меры по исполнению вступивших в законную силу судебных решений по данному делу, власти Российской Федерации лишили положения пункта 1 Статьи 6 Конвенции какого-либо полезного смысла. Из статьи 1 Протокола N 1 следует:

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов". Суд вновь напоминает, что "требование" может пониматься как "собственность" по смыслу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в случае, если в достаточной мере установлено, что оно может быть юридически реализовано. Решения Шахтинского городского суда от 3 марта 1997 г., 21 мая 1999 г. и 9 марта 2000 г. обеспечили заявителя требованиями, которые могут быть юридически реализованы, а не просто общим правом на получение помощи со стороны государства. Решения вступили в законную силу, не будучи обжалованными в обычном порядке, и было возбуждено исполнительное производство. Следовательно, невозможность для заявителя добиться исполнения указанных судебных решений, по крайней мере до 5 марта 2001 г., является нарушением его права на уважение своей собственности, как оно изложено в первом предложении первого абзаца Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Не исполнив решения Шахтинского городского суда, власти государства-ответчика лишили заявителя возможности взыскать денежные средства, которые он разумно рассчитывал получить. Власти государства-ответчика не выдвинули никаких оснований для такого вмешательства в реализацию права заявителя; при этом Суд полагает, что нехватка средств не может служить тому оправданием.

42. В итоге в данном случае имело место также нарушение Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Бурдов против России (N 2): Постановление Европейского Суда

Дело Бурдов (Burdov) против России (Жалоба N 59498/00)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *