Справочник

Калашников против РФ

Заявитель родился в 1955 и живет в Москве. Во время, относящиеся к жалобе, он был президентом Северо-Восточного акционерного банка. 8 февраля 1995 г. против него было возбуждено уголовное дело, подробности которого рассматриваются в разделе В ниже. 29 июня 1995 года заявитель был взят под стражу и приговором Магаданского городского суда от 3 августа 1999 г. был обвинен в присвоении (растрате) и приговорен к отбытию наказания местах лишения свободы.

Подозреваемый, обвиняемый, а затем и подсудимый Калашников в результате многократного продления сроков расследования и переносов судебных заседаний провел под стражей более 6,5 лет. Все эти годы он, в основном, содержался в условиях перенаселенных камер, антисанитарии, в результате чего получил ряд тяжелых заболеваний. Как следует из материалов дела, в отношении него были нарушены правила содержания под стражей. При этом заявитель постоянно и, как правило, безрезультатно обжаловал нарушение своих прав во все доступные инстанции.

Предметом жалобы заявителя явились, в частности, условия его содержания под стражей (антисанитарные условия, причинение вреда здоровью), длительность его содержания под стражей и продолжительность производства по возбужденному против него уголовному делу.

С 29 июня 1995 года по 20 октября 1999 заявитель содержался в СИЗО ИЗ-471 города Магадана (следственный изолятор N 1). 20 октября 1999 г. он был направлен отбывать приговор городского суда от 03 августа 1999 г. в исправительное учреждение АВ — 2613 в деревне Талая. 9 декабря 1999 года он был направлен обратно в следственный изолятор Магадана, где находился до освобождения 26 июня 2000 г.

В отношении первого периода лишения свободы в Магаданском следственном изоляторе, заявитель утверждает, что он содержался в камере площадью 17 квадратных метров, в которой находилось 8 коек. Однако, почти всегда в камере находилось по 24 заключенных, и только иногда их число снижалось до 18. Поскольку на каждой койке было по 3 мужчины, заключенные спали по очереди. Остальным приходилось сидеть или лежать на полу или картоне, ожидая своей очереди. Было невозможно нормально выспаться, так как телевизор работал круглосуточно, было очень шумно в камере. Свет в камере никогда не выключался.

Туалет в углу камеры не являлся частной зоной. Перегородка отделяла его от умывальника, но не от обеденного стола и жилой зоны камеры. Унитаз был поставлен на высоту полметра от пола, в то время как перегородка была высотой 1,1 метра. Поэтому, если лицо пользовалось туалетом, его могли видеть как сокамерники, так и тюремная охрана в глазок двери.

Заключенные вынуждены были есть в камере за обеденным столом, который находился всего в метре от туалета. Еда была плохого качества.

Камера, в которой не было вентиляции, была удушающе жаркой летом и очень холодной зимой. Из-за недостатка воздуха в камере, окно было постоянно открыто. Будучи окруженным курильщиками, заявитель был вынужден стать пассивным курильщиком. Заявитель жалуется, что не удавалось получить нормальное постельное белье, посуду. Ему дали только стеганый матрац и фланелевое одеяло, а посуду ему приходилось одалживать у сокамерников, которым ее принесли родственники.

Камеры следственного изолятора кишели тараканами и пауками, но не было предпринято никаких попыток их устранить. Единственной санитарной мерой было то, что служащие изолятора выдавали заключенным литр хлорки для туалета.

Он заразился рядом кожных и грибковых заболеваний, были поражены его ногти на ногах и руках.

В шести случаях задержанные, больные туберкулезом и сифилисом, были помещены в его камеру, и ему ставили профилактические инъекции с антибиотиками.

Заявитель указывал, что он мог выходить из камеры на 1 час в течение дня и что обычно предоставлялась возможность принять горячий душ только 2 раза в месяц.

Наконец, заявитель указывает, что по его возвращении обратно в следственный изолятор 9 декабря 1999 года, условия содержания не были существенно изменены.

Калашников против российской федерации

Ему также не было предоставлено постельное белье, посуда и полотенца. Не было возможности лечиться от кожных заболеваний из-за отсутствия препаратов. Его камера также была полна тараканов и пауков и в течение 5 лет не было проведено мероприятий по борьбе с насекомыми. Однако, в марте-апреле 2000 года количество заключенных в его камере снизилось до 11.

В соответствии с медицинскими документами, у заявителя была чесотка в сентябре 1996 года, аллергический дерматит в июле и августе 1997, грибковая инфекция на ногах, в июне 1999 г., грибковая инфекция на руках в августе 1999 г., микозом 1999 г. и грибковая инфекция на ногах и руках в октябре 1999 г. в медицинских документах также содержится информация о том, что заявитель получил лечение от этих заболеваний.

Отчет медицинского эксперта, датированный июлем 1999 года, указывает на то, что заявитель страдал невроциркулярной дистонией, астено-невротическим синдромом, хроническим гастродуоденитом, грибковой инфекцией на руках и ногах, микозом.

Суд единогласно:

1. Постановил, что имело место нарушение ст.3, п.3 ст.5, п.1 ст.6 Конвенции;

2. Постановил,

    (a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления постановления в законную силу в соответствии с п.2 ст.44 Конвенции выплатить заявителю следующие суммы, подлежащие переводу в российские рубли по курсу на день выплаты:

    (i) 5 000 евро (пять тысяч евро) в возмещение морального ущерба;

    (ii) 3 000 евро (три тысячи евро) в возмещение издержек и расходов;

    (iii) любой налог, начисляемый на вышеуказанные суммы;

    (b) простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;

Остальные требования заявителя о справедливой компенсации были отклонены.

Обстоятельства дела:

В отношении заявителя, гражданина РФ Калашникова Валерия Ермиловича 8.02.95 было возбуждено уголовное дело. 29.06.95 заявитель был заключен под стражу, и 03.08.99 г. приговором Магаданского городского суда он был осужден по обвинению в незаконном присвоении средств банка и приговорен к лишению свободы.

Площадь камеры, в которой содержался заявитель, была 17 или 20.8 кв.м. (по утверждениям заявителя/властей). Камера была оборудована 8 спальными местами. На одно спальное место обычно приходилось 2-3 человека. Свет был постоянно включен. Камера кишела насекомыми, вентиляция отсутствовала. Иногда заявитель находился в одной камере с лицами, болеющими туберкулезом и сифилисом. Унитаз не отделялся от жилой части камеры.

Дело заявителя временами не расследовалось. 6.02.96 дело было передано в суд. Дело возвращалось на дополнительной расследование, передавалось другим судьям и в другие суды.

Решение суда:

По поводу ст. 3 Конвенции (унижающеe достоинство обращениe)

Отсутствие умысла на унижение человеческого достоинства не может исключить вывод о нарушении ст. 3.

Условия содержания заявителя под стражей, в частности чрезмерная переполненность камеры, антисанитарная обстановка в ней и вредные для здоровья и благополучия заявителя последствия этой обстановки в сочетании длительностью срока содержания заявителя в таковых условиях приравниваются к унижающему достоинство обращению.

Допущено нарушение.

По поводу п. 3 ст. 5 (право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда).

Оговорка России не пременима, поскольку она касается порядка применения мер пресечения в виде заключения под стражу, в то время как предметом жалобы заявителя является длительность его содержания под стражей до суда, а не законность избрания этой меры пресечения.

В постановлениях суда о продлении меры пресечения нет никаких указаний на какие-либо факторы, способные продемонстрировать обоснованность опасений относительно возможных действий заявителя.

Суд отмечает выводы национальных судов о том, что дело не отличалось особой сложностью, и что качество расследования по делу было низким, что способствовало проволочкам в производстве по делу. Также утверждается, что следователи пытались необоснованно увеличить число пунктов обвинения.

kalashnikov_protiv_rossii_3

Суд не видит причин прийти к иному заключению. В производстве дела имели место существенные проволочки. Суд не находит, что своими действиями заявитель существенно способствовал затягиванию производства по делу.

Время, проведенное заявителем в предварительном заключении, превышает «разумный срок».
Допущено нарушение.

По поводу п. 1 ст. 6 Конвенции (разумный срок
Период начал течь со дня признания заявителя подозреваемым, а закончился вынесением приговора по последнему обвинению. Период составил более 5 лет.

Дело не отличалось особой сложностью.
Суд не может делать вывод, что ходатайства заявители способствовали замедлению производства по делу, в особенности ввиду того обстоятельства, что по этим ходатайствам никаких действий не предпринималось.
В целом действия заявителя не способствовали существенному затягиванию дела.
Допущено нарушение.

Применение ст. 41 Конвенции:
Денежная компенсация 5000 евро.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *