Справочник

Кодекс по правам человека

Новый уголовный кодекс РФ и международные стандарты по правам человека

НОВЫЙ УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РФ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Ледях И.
Электронный ресурс, 1997.

И.

Статья 29. Каждому гарантируется свобода мысли и слова. 2. Не допускаются…

Ледях, кандидат юридических наук.

Проведение коренной правовой реформы и совершенствование российского законодательства должно осуществляться в соответствии с конституционным принципом, утверждающим приоритет прав человека как высшей ценности всей государственно — правовой и общественной системы Российской Федерации. Важное значение в процессе законодательных реформ имеют и конституционные установления о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы (ч. 4 ст. 15). В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией (ст. 17). Из этого следует, что интеграция России в систему основных международных пактов и конвенций по правам человека и особенно вступление в Совет Европы обязывают ее привести свое законодательство в соответствие с международными и европейскими стандартами в области прав человека. Это прежде всего касается уголовного и уголовно — процессуального законодательства, поскольку именно эти отрасли нашего законодательства, и особенно практика их применения, отмечены наибольшими нарушениями и несоблюдением многих стандартов, закрепленных на международном и европейском уровне. Насколько же содержание нового УК РФ соответствует стандартам в области прав человека? Оговорюсь при этом, что в основу сопоставительного анализа положены не только международные пакты о правах человека, но и документы Совета Европы, прежде всего Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и ряд дополнительных протоколов к ней. Ориентация на Совет Европы объясняется тем, что эта организация по общему признанию считается наиболее авторитетной благодаря эффективной системе контрольных механизмов, обеспечивающих защиту прав человека, закрепленных в Европейской конвенции. Все лица — как граждане, так и не имеющие гражданства, находящиеся на территории государства — члена Совета Европы, наделяются неотъемлемым правом на то, чтобы с ними обращались в соответствии со стандартами, определяемыми Конвенцией. В случае нарушения этих прав любой человек в Российской Федерации может за защитой обратиться с жалобой в Европейскую Комиссию или Европейский Суд по правам человека.

Возвращаясь в этом контексте к новому Уголовному кодексу РФ, следует подчеркнуть, что международные, а равно и европейские стандарты по правам человека получили в нем определенное соразмерное нашим реалиям воплощение. Прежде всего мы усматриваем это в формулировании задач, принципов и норм как Общей, так и Особенной частей УК. Его главной целью определена охрана прав и свобод человека и гражданина (п. 1 ст. 2), соответственно Особенная часть на первое место ставит защиту от преступных посягательств основных общечеловеческих ценностей: жизнь, здоровье, свободу, честь и достоинство, конституционные права и свободы человека и гражданина, семью и права детей. Таким образом, человеческое измерение как определяющее для всего УК закреплено впервые в нашем уголовном законе и в системе принципов, сформулированных в качестве его самостоятельных статей (ст. ст. 3 — 8).

Среди этих принципов, которые воспроизводят международные стандарты и имеют особое значение для нашей правоприменительной практики, в Общей части УК следует выделить принцип гуманизма (ст. 7). Содержательно гуманизм проявляется в объединении двух начал: обеспечении безопасности членов общества от преступных посягательств и в одновременном обеспечении гуманного и справедливого уголовного наказания лицам, преступившим закон.

В контексте международных стандартов это прежде всего касается защиты права на жизнь и проблем применения смертной казни. Дополнительный протокол N 6 к Европейской конвенции о защите прав человека предписывает отмену смертной казни. Исключение допускается только за действия, совершенные во время войны или при наличии неизбежной угрозы войны и только в установленных законом случаях (см. ст. 2). Парламентская Ассамблея Совета Европы в своем заключении 193 (1996 г.) по заявке России на вступление в эту организацию рекомендовала России в течение одного года подписать, а затем в течение трех лет с момента вступления в Совет Европы ратифицировать Протокол No. 6 об отмене смертной казни и установить мораторий на исполнение смертных приговоров. Ратифицировав этот Протокол, Россия обязана будет изъять из Уголовного кодекса составы преступлений, караемых смертной казнью. Как указано в ст. ст. 3 и 4 Протокола, отступление и оговорки в отношении его положений не допускаются. Сегодня интерпретация данной ситуации в контексте ст. 64 Конвенции представляется не вполне корректной (см.: Михлин А.С. Пределы ограничения применения смертной казни. Государство и право. 1996. N 7. Ст. 123).

В настоящее время из 38 государств — членов (без России) 12 сохранили в своем законодательстве смертную казнь. В Российской Федерации перспектива отмены смертной казни определена в ст. 20 Конституции РФ. Тенденция существенного ограничения смертной казни уже получила воплощение в новом УК: исключительная мера сохранена только за особо тяжкие преступления против жизни в пяти случаях (в УК РСФСР — 14 составов).

При этом важно подчеркнуть, что альтернативой смертной казни во всех этих составах допускается лишение свободы на максимальный срок либо пожизненное лишение свободы. К полной отмене смертной казни из-за тяжелой криминогенной ситуации в стране и роста преступности Россия сегодня не готова.

Другим важнейшим проявлением гуманизма в новом УК является специальная запись в п. 2 ст. 7 о том, что наказание и иные меры уголовно — правового характера в отношении преступивших закон лиц не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства. Эта новелла Общей части УК получила конкретизацию в ряде статей части Особенной: в ст. 110 — Доведение до самоубийства, в ст. 302 — Принуждение к даче показаний. По сравнению с аналогичной статьей 179 УК РСФСР статья 302 содержит более развернутый, можно сказать, исчерпывающий перечень жертв принуждения (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель, эксперт) и способов применения — угрозы, шантаж, иные незаконные действия (п. 1) и указанные в п. 2 — насилие, издевательства или пытки.

Подобная конкретизация в определенной мере соответствует нормам международных документов, начиная со Всеобщей декларации прав человека (ст. 5), Международного пакта о гражданских и политических правах (ст. 7), Международной конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, вступившей в силу 26 июня 1987 г., а также Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 3). Однако при сопоставлении формулировок УК РФ и названных международных документов очевидным становится более широкое понятие пытки, которое содержат последние. Это — любые действия, которыми умышленно причиняются боль или страдания, физические или нравственные (психологические, умственные). Данное обстоятельство важно отметить, поскольку Европейская комиссия и Европейский суд по правам человека, оценивая эти запреты как гарантию неотъемлемого права человека на уважение его достоинства, под унижающим достоинство обращением или наказанием понимают "плохое обращение такого рода, которое направлено на то, чтобы вызвать у жертвы чувство страха, подавленности и неполноценности, оскорбить, унизить или сломить ее физическое или моральное сопротивление". По определению Суда для констатации нарушения ст. 3 Европейской конвенции достаточно выявления минимального уровня жестокости, например, унижающее достоинство обращение в присутствии третьих лиц, в приватной обстановке. Суд также считает бесчеловечной и такую форму обращения, как словесные оскорбления, презрение, угрозы применения пыток и др. Для усиления защиты от пыток и бесчеловечного обращения в Совете Европы была принята Европейская конвенция о запрете пыток и бесчеловечного или жестокого обращения или наказания, которая вступила в силу в 1989 году. Она предусматривает создание Комиссии независимых экспертов, наделенных полномочием периодически посещать любые учреждения (тюрьмы, полицию, психиатрические лечебницы и т.д.) с целью контроля положения дел в государствах — членах Совета Европы. По итогам проверок составляются и публикуются доклады. Наряду с новеллами УК РФ это потребует от России внесения серьезных изменений в Исправительно — трудовой кодекс, в УПК и ряд других законов с тем, чтобы добиться соблюдения прав человека и законности в этой области.

С точки зрения соответствия Международным стандартам по правам человека необходимо отметить также, что принцип гуманизма получил воплощение и в положении УК об обратной силе закона. В п. 1 ст. 10 говорится: "Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу…" И далее: "Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет". Как известно, этот принцип считается общепризнанным и закреплен во многих международных договорах, например в Международном пакте о гражданских и политических правах (п. 1 ст. 15).

Одновременно в УК впервые вводится норма — принцип, в соответствии с которой в случае смягчения наказания новым законом оно должно привести к сокращению срока, который осужденное лицо отбывает (п. 2 ст. 10). Обогатив содержание этого принципа новеллой, неизвестной международному уголовному праву, УК РФ расширил таким образом арсенал средств дальнейшей гуманизации системы наказаний. Международным нормативам корреспондируют и принципиально новые для российского уголовного права статьи об ответственности за преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина. В целях защиты частной и семейной жизни человека в соответствии с установлениями международных документов (ст. 12 Всеобщей декларации о правах человека, ст. 17 Пакта о гражданских и политических правах, ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека) особое значение приобретает криминализация правонарушений при сборе, обработке и использовании информации о различных сторонах жизнедеятельности человека. УК вводит новые составы, предусматривающие уголовную ответственность за злоупотребление и незаконные действия с информацией и сведениями о частной жизни человека. К ним относится впервые включенная в УК статья об ответственности за нарушение неприкосновенности частной жизни путем незаконного собирания или распространения сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в средствах массовой информации, если эти деяния совершены из корыстной или личной заинтересованности и причинили вред правам и законным интересам граждан (ст. 137).

За аналогичные действия, совершенные с использованием служебного положения, предусмотрена повышенная уголовная ответственность (ч. 2 ст. 137). Кроме того, в соответствии с Европейской конвенцией о защите личности в отношении автоматизированной обработки персональных данных (1981 г.) УК вводит уголовную ответственность за неправомерный отказ должностного лица в предоставлении человеку документов и материалов, собранных о нем, равно как и предоставление ему неполной или заведомо ложной информации, если такие действия причинили ущерб его правам и законным интересам (ст. 140).

В Международном праве XX века прочно утвердился принцип уголовной ответственности физических лиц, виновных в совершении международных преступлений. Этот принцип был подтвержден и реализован в ходе Нюрнбергского процесса над главными военными преступниками гитлеровской Германии. В приговоре Международного военного трибунала по этому делу отмечалось, что "преступления против международного права совершаются людьми, а не абстрактными категориями, и только путем наказания отдельных лиц, совершающих такие преступления, могут быть соблюдены установления международного права".

В этой связи основополагающее значение для обеспечения мира и защиты человеческой личности приобретает включение в УК самостоятельного раздела об ответственности за преступления против мира и безопасности человечества. Мы находим в нем восемь составов международных преступлений, источниками которых являются Устав и приговор Международного военного трибунала по делу главных военных преступников гитлеровской Германии (сформулированные в Уставе МВТ составы международных преступлений были признаны в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН N 95(1) от 11 декабря 1946 г. в качестве общепризнанных норм международного права, а также послужили основанием для последующей кодификации "Нюрнбергских принципов"), Международная конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, 1948 г., проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, принятый в первом чтении Комиссией международного права в 1991 году. Из восьми статей этого нового раздела только две нормы унаследованы из прежнего УК. В целом же этот раздел представляет собой своеобразную кодификацию основополагающих международных преступлений на уровне национального уголовного законодательства. Уголовная ответственность устанавливается за: планирование, подготовку развязывания или ведение агрессивной войны (ст. 353); публичные призывы к агрессивной войне (ст. 354); производство или распространение оружия массового поражения (ст. 355); применение запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356); геноцид (ст. 357); экоцид (ст. 350); наемничество (ст. 359); нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 360).

Отмечая принципиально важное значение уголовно — правовой охраны прав человека указанными нормами, подчеркнем в этой связи одно существенное обстоятельство, которое, на наш взгляд, требует особого осмысления. Специфика многих международных преступлений, к числу которых, в первую очередь относятся выше перечисленные, состоит в том, что они совершаются прежде всего не частными лицами, а государственными деятелями, должностными лицами, наделенными соответствующими полномочиями. В силу этого придание таких лиц национальному суду за совершение международных преступлений, как свидетельствует в том числе и наша отечественная практика, дело почти безнадежное. Со вступлением в силу нового Уголовного кодекса РФ эти нормы смогут заработать только при условии, если в полной мере будет действовать конституционный принцип о равенстве всех перед судом и законом. Будем надеяться, что и другой провозглашенный в Уголовном кодексе принцип о неотвратимости наказания станет действенным: в каких бы чинах и званиях ни оказались виновные в этих преступлениях, наказание должно следовать неотвратимо.

ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

"КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

(принята всенародным голосованием 12.12.1993)

"УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РСФСР"

(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)

"УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" от 13.06.1996 N 63-ФЗ

(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПАКТ от 16.12.1966

"О ГРАЖДАНСКИХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРАВАХ"Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:

Право

p.120-bal.ru

Исторический обзор

 Прошло более 50 лет после того, как Организация Объединенных Наций в первый раз признала необходимость учреждения международного уголовного суда для преследования за такие преступления, как геноцид. В резолюции Генеральной Ассамблеи A/RES/260А (III) от 9 декабря 1948 года «признавая, что на протяжении всей истории геноцид приносил большие потери человечеству; и будучи убеждена, что для избавления человечества от этого отвратительного бедствия необходимо международное сотрудничество» утвердила Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него. В статье I этой Конвенции геноцид квалифицируется в качестве «преступления, которое нарушает нормы международного права», а в статье VI предусматривается, что лица, обвиняемые в совершении геноцида, должны быть судимы компетентным судом того государства, на территории которого было совершено это деяние, или таким международным уголовным судом, который может иметь юрисдикцию…». В этой же резолюции Генеральная Ассамблея предложила Комиссии международного права «рассмотреть вопрос о желательности и возможности создания международного юридического органа, на который возлагается рассмотрение дел лиц, обвиняемых в совершении преступления геноцида…».

После того как Комиссия сделала вывод о том, что учреждение международного суда для преследования лиц, обвиняемых в геноциде и других преступлениях аналогичной тяжести, является как желательным, так и возможным, Генеральная Ассамблея создала комитет для подготовки предложений, касающихся учреждений такого суда. Комитет подготовил проект статута в 1951 году и пересмотренный проект статута в 1953 году. Однако Генеральная Ассамблея постановила отложить рассмотрение проекта статута до принятия определения агрессии.

С того времени вопрос об учреждении международного уголовного суда рассматривался периодически. В декабре 1989 года в ответ на просьбу Тринидада и Тобаго Генеральная Ассамблея обратилась к Комиссии международного права с просьбой возобновить работу над вопросом о международном уголовном суде, обладающим юрисдикцией, распространяющейся на незаконный оборот наркотических средств. Затем, в 1993 году, в бывшей Югославии разразился конфликт, и военные преступления, преступления против человечности и геноцид в форме «этнических чисток» вновь приковали к себе международное внимание. В рамках усилий, направленных на то, чтобы положить конец широко распространенным страданиям людей, Совет Безопасности Организации Объединенных Наций учредил специальный международный трибунал по бывшей Югославии для привлечения к ответственности физических лиц, виновных в совершении этих жестоких актов, и для пресечения совершения аналогичных преступлений в будущем.

Вскоре после этого Комиссия международного права успешно завершила свою работу над проектом статута международного уголовного суда и в 1994 году представила проект статута Генеральной Ассамблее. Для рассмотрения основных вопросов существа, вытекающих из этого проекта статута, Генеральная Ассамблея учредила Специальный комитет по вопросу об учреждении международного уголовного суда, который собирался дважды в 1995 году. После того как Генеральная Ассамблея рассмотрела доклад Комитета, она создала Подготовительный комитет для Международного уголовного суда для подготовки пользующегося широкой поддержкой сводного проекта текста для представления дипломатической конференции. Подготовительный комитет, который собирался в период с 1996 по 1998 годы, провел свою заключительную сессию в марте и апреле 1998 года и завершил работу над составлением проекта текста.

На своей пятьдесят второй сессии Генеральная Ассамблея постановила созвать Дипломатическую конференцию полномочных представителей под эгидой Организации Объединенных Наций по вопросу об учреждении международного уголовного суда, которая впоследствии состоялась в Риме, Италия, 15 июня — 17 июля 1998 года «для завершения разработки и принятия конвенции об учреждении международного уголовного суда».

«Создание международного уголовного суда вселяет надежду на торжество справедливости во всем мире. Это простая и благородная мечта. Мы близки к ее достижению. Мы сделаем все, что от нас зависит, для того чтобы она в полной мере воплотилась в жизнь. Мы просим вас внести свой вклад в эту борьбу, направленную на обеспечение того, чтобы ни один правитель, ни одно государство, ни одна хунта и ни одна армия где бы то ни было не могли нарушать права человека безнаказанно. Лишь тогда невинные жертвы войны и конфликтов в далеких уголках мира будут знать, что они также могут жить спокойно, находясь под защитой правосудия; что они тоже имеют права и что те, кто нарушает эти права, будут наказаны».

Кофи Аннан, бывший Генеральный секретарь ООН (1997–2006 годы)

Мир и справедливость

 Одной из главных целей Организации Объединенных Наций является обеспечение повсеместного уважения прав человека и основных свобод людей во всем мире. В этой связи немногие темы имеют бoльшее значение, чем борьба с безнаказанностью и борьба за мир и справедливость и права человека в конфликтных ситуациях сегодняшнего мира. Учреждение постоянного международного уголовного суда (МУС) является решительным шагом вперед. Международное сообщество собралось в Риме, Италия, 15 июня — 17 июля 1998 года для завершения работы над проектом статута, в соответствии с которым, после того как он будет ратифицирован, такой Суд будет учрежден.

Почему нам необходим Международный уголовный Суд?

Новый уголовный кодекс РФ и международные стандарты по правам человека

Для достижения справедливости для всех

«На протяжении почти полстолетия — приблизительного периода существования Организации Объединенных Наций — Генеральная Ассамблея признавала необходимость учреждения такого Суда для судебного преследования и наказания лиц, виновных в совершении таких преступлений, как геноцид. Многие думали … что ужасы второй мировой войны — лагеря, зверства, уничтожение людей, Холокост — никогда не повторятся. Однако это произошло. В Камбодже, в Боснии и Герцеговине, в Руанде. Наше время, даже нынешнее десятилетие, показало, что человеческие возможности совершать зло не знают границ. Геноцид … является термином нашего времени и также представляет собой отвратительную реальность, которая требует исторического ответа.»

Кофи Аннан, бывший Генеральный секретарь ООН (1997–2006 годы)

Международный уголовный суд называли отсутствующим звеном в международно-правовой системе. Международный Суд в Гааге рассматривает лишь дела о спорах между государствами, но не дела физических лиц. В отсутствие международного уголовного суда, занимающегося установлением индивидуальной ответственности в качестве правоприменительного механизма, акты геноцида и грубейшие нарушения прав человека часто остаются безнаказанными. За прошедшие 50 лет имело место много случаев преступлений против человечности и военных преступлений, за которые никто из физических лиц не был привлечен к ответственности. В Камбодже в 70-х годах красные кхмеры, по оценкам, убили два миллиона человек. Во время вооруженных конфликтов в Мозамбике, Либерии, Сальвадоре и других странах погибло огромное число гражданских лиц, в том числе вселяющее ужас число безоружных женщин и детей. Массовые убийства гражданских лиц продолжаются в Алжире и районе Великих озер в Африке.

… Для того чтобы покончить с безнаказанностью

 «У человека больше шансов попасть под суд и быть осужденным за убийство одного человека, чем за убийство 100 000 человек».

Хосе Айяла Лассо, бывший Верховный комиссар ООН
по правам человека (1994–1997 годы)

В решении Нюрнбергского трибунала говорится, что «преступления против международного права совершаются людьми, а не абстрактными субъектами и только посредством наказания физических лиц, совершивших такие преступления, может быть обеспечено соблюдение положений международного права»; этим решением был установлен принцип индивидуальной уголовной ответственности всех тех, кто совершает такие деяния, в качестве краеугольного камня международного уголовного права. Согласно проекту кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, разработка которого была завершена в 1996 году Комиссией международного права по просьбе Генеральной Ассамблеи, этот принцип применяется на равной основе и без исключений по отношению к любому физическому лицу, независимо от занимаемой должности в правительственной или военной иерархии. Кроме того, в Конвенции о предотвращения преступления геноцида и наказании за него, утвержденной Организацией Объединенных Наций в 1948 году, признается, что преступление геноцида может совершаться ответственными по конституции правителями, должностными или частными лицами.

… Для содействия окончанию конфликтов

«Не может быть мира без справедливости, справедливости без права и предметного права без суда, который решает, что справедливо и законно в тех или иных обстоятельствах».

Бенджамин Б. Ференц, бывший обвинитель на Нюрнбергском процессе

В ситуациях, сопряженных с этническим конфликтом, насилие порождает дальнейшее насилие; одно убийство влечет за собой следующее. Гарантия того, что по меньшей мере некоторые лица, совершающие военные преступления или геноцид, могут быть привлечены к ответственности, является сдерживающим фактором и повышает вероятность прекращения конфликта. В течение нынешнего десятилетия были созданы два специальных международных уголовных трибунала, один по бывшей Югославии, а другой по Руанде, в надежде ускорить окончание насилия и предотвратить его возобновление.

… Для устранения недостатков, присущих специальным трибуналам

Учреждение специального трибунала немедленно влечет за собой вопрос о «выборочном правосудии». Почему не был учрежден трибунал по военным преступлениям в связи с массовыми убийствами в Камбодже? Постоянный суд мог бы функционировать более последовательным образом.

Указывалось на «судебную усталость». Задержки, присущие процессу учреждения специального трибунала, могут приводить к нескольким следующим последствиям: состояние чрезвычайно важных доказательств может ухудшиться или эти доказательства могут быть уничтожены; исполнители преступлений могут сбежать или исчезнуть; а свидетели могут переехать куда-либо или подвергнуться запугиванию. Расследование становится все более дорогим, и огромные расходы специальных трибуналов могут ослабить политическую волю, необходимую для их учреждения.

Специальные трибуналы связаны временем или территорией. В прошлом году тысячи беженцев, спасавшихся от этнического конфликта в Руанде, были убиты, однако мандат Трибунала ограничивается событиями, происшедшими в 1994 году. Преступления, совершенные после этого времени, мандатом не охватываются.

… Для того чтобы действовать в том случае, когда национальные учреждения уголовной юстиции не готовы или не способны принимать меры

«Преступления по международному праву по самой своей природе зачастую предполагают прямое или косвенное участие целого ряда лиц, по крайней мере некоторые из которых занимают руководящие должности в сфере государственного управления или в военной сфере».

Доклад Комиссии международного права, 1996 год

Страны согласны, что обычно преступников должны судить национальные органы. Однако во время конфликта, будь то внутреннего или международного, такие национальные органы часто либо не готовы, либо не способны действовать, как правило, по одной из двух причин. Часто у правительств отсутствует политическая воля осуществлять судебное преследование своих собственных граждан или даже высокопоставленных должностных лиц, как это имело место в случае бывшей Югославии. Или же национальные учреждения могут дезинтегрироваться, как это было в случае с Руандой.

… Для сдерживания будущих военных преступников

«Отныне все потенциальные лидеры вооруженных группировок должны знать, что в зависимости от развития конфликта может быть учрежден международный трибунал, перед которым предстанут те, кто нарушает законы войны и гуманитарное право … Теперь будет презюмироваться, что каждый знает содержание основополагающих положений международного уголовного права; защитный аргумент о том, что подозреваемым не было известно о правовых нормах, не будет признаваться».

Ханс Корелл, заместитель Генерального секретаря ООН
по правовым вопросам (1994–2004 годы)

За всю историю большинство лиц, совершивших военные преступления и преступления против человечности, не было наказано. Несмотря на военные трибуналы, учрежденные после второй мировой войны, и два недавних международных уголовных трибунала по бывшей Югославии и по Руанде, это же справедливо и в отношении XX века. С учетом этого разумно предположить, что большинство лиц, совершавших зверства, считали, что они не будут наказаны за их преступления. Эффективное сдерживание является первейшей целью тех, кто выступает за учреждение международного уголовного суда. Как только станет ясно, что международное сообщество более не будет мириться с такими чудовищными деяниями и будет привлекать к ответственности и выносить соответствующие наказания главам государств и военноначальникам, а также рядовым военнослужащим или ополченцам, те, кто подстрекает к геноциду, осуществляет кампании этнических чисток, убийства, изнасилования и зверства в отношении гражданских лиц во время вооруженного конфликта или использует детей в варварских медицинских экспериментах, уже не смогут легко находить себе пособников.

Дискриминация, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Ст. 136 УК РФ

1. Запрет дискриминации человека установлен на международном уровне. В частности, он предусмотрен ст. 14 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод

Согласно Конституции (ст. 19) государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.

2. Объективную сторону преступления составляют действия (бездействие), выраженные в дискриминации (нарушении) прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от расовой, национальной принадлежности, от пола, языка и т.д., например, увольнение с работы по признакам принадлежности к определенной политической партии, отказ в приеме на учебу по признакам национальности и т.п.

Виды нарушений могут быть многообразны и зависят от характера нарушаемого права, свободы, законного интереса, но с нашей точки зрения все их можно объединить понятием воспрепятствования в реализации имеющегося права и т.д.

Нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от иных обстоятельств или по иным основаниям не образует рассматриваемого состава преступления.

3. Рассматриваемый состав преступления будет иметь место только в том случае, если деяние совершено с использованием служебного положения, т.е. с использованием тех возможностей, прав и полномочий, которыми лицо обладает в связи с занимаемой должностью. При этом не имеет значения, занимает ли лицо должность в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ или в коммерческих или общественных организациях. Для наличия состава преступления, предусмотренного комментируемой статьей, важно лишь то, что лицо по службе обладает полномочиями или возможностями, которые позволяют ему ущемлять права свободы и законные интересы граждан, нарушая тем самым принцип равенства граждан (например, незаконные назначения на вышестоящие должности своих земляков, не имеющих на это право других лиц, установление повышенных надбавок к заработной плате сотрудникам определенной национальности, предоставление льгот лицам определенного вероисповедания и др.).

4. Состав нарушения равенства прав и свобод человека и гражданина формальный. Преступление считается оконченным с момента выполнения действия ограничивающего равноправие по признакам, указанным в законе, независимо от наступивших последствий.

Все кодексы РФ в действующих редакциях

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Мотив преступления и его цель не имеют значения для квалификации деяния.

6. Субъект преступления специальный — вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, занимающее должность в государственной, муниципальной, коммерческой или общественной структуре.

7. Злоупотребления должностных лиц органов государственной власти или местного самоуправления, нарушающие равенство граждан, квалифицируются по совокупности составов преступлений, предусмотренных комментируемой статьей и ст. ст. 285 или 286 УК. Подобные же деяния служащих коммерческих структур охватываются ст. 136 УК.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *