Справочник

Отличие угона от кражи

В соответствии с буквальным толкованием ч. 1 ст. 166 УК РФ формулировка "неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения" и термин "угон транспортного средства" являются синонимами <1>. Однако Пленум Верховного Суда РФ под неправомерным завладением транспортного средства без цели хищения понимает не только угон, но одновременную совокупность следующих действий: 1) завладение чужим автомобилем или другим транспортным средством (угон); 2) поездку на этом автомобиле или другом транспортном средстве без намерения присвоить его целиком или по частям <2>. Из указанного разъяснения Пленума Верховного Суда РФ видно, что использование транспортного средства по назначению, а именно поездка на нем, является неотъемлемой частью для квалификации преступного деяния в качестве неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели его хищения.
———————————
<1> Коробеев А.И. Транспортные преступления. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 202.
<2> Абзац 1 п. 20 Постановления от 9 декабря 2008 г. N 25 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения".

Однако при определении момента окончания неправомерного завладения транспортного средства Пленум определяет, что неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения является оконченным преступлением с момента отъезда либо перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось <3>. Как видим, момент окончания преступного деяния связывается с двумя альтернативными действиями: 1) с отъездом транспортного средства, момент которого означает начало использования его по назначению, начало поездки на нем; 2) начало перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось, когда поездка на нем, использование его по назначению не происходит. Указанное противоречие при определении содержания неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели их хищения порождает сложности в судебной практике при квалификации рассматриваемого преступного деяния.
———————————
<3> Абзац 2 п. 20 Постановления от 9 декабря 2008 г. N 25.

По приговору Щекинского районного суда Тульской области от 15 октября 2010 г. М. осужден за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения по ч. 1 ст. 166 УК РФ, а Н. — по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 166 УК РФ за пособничество в совершении данного преступления. Судебная коллегия по уголовным делам Тульского областного суда 19 января 2011 г. приговор в части квалификации осужденных оставила без изменения.
В надзорной жалобе адвокат в защиту интересов осужденного Н. просил состоявшееся судебное решение отменить, утверждая, что в действиях Н. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 166 УК РФ, а также обратить внимание на то, что М., в пособничестве которому признан виновным Н., не проникал в салон автомобиля и не совершал на нем поездку, судом не были исследованы доказательства того, что М. и Н. намеревались каким-то образом использовать автомобиль как транспортное средство.
Проверив материалы дела, судебная коллегия надзорную жалобу удовлетворила, указав следующее.
По смыслу закона (ч. 1 ст. 166 УК РФ), под неправомерным завладением транспортным средством понимается завладение чужим автомобилем или другим транспортным средством и поездка на нем без намерения присвоить его целиком или по частям. Указанные положения судом по настоящему делу не учтены. Выводы суда о незаконном завладении М. чужим автомобилем и поездке на нем, а также об оказании Н. пособничества М. в незаконном завладении чужим автомобилем и поездке на нем не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании.
М., работающий администратором-диспетчером транспортной компании "Р", пояснил в судебном заседании, что 19 мая 2010 г. фирмой "А" была спланирована акция, направленная на то, чтобы водители компании "Р" не смогли поставить автобусы для посадки пассажиров в г. Щекино. Приехав в г. Щекино, он увидел, что посадка пассажиров в автобус производится в 70 м от обычной стоянки, в связи с тем что стоянка была занята автомобилями фирмы "А". Его просьба освободить стоянку от автомобилей не была исполнена. Тогда он подцепил один конец троса к транспортному средству фирмы "А", другой — к своему автомобилю и поехал, но транспортное средство осталось на месте, затем он отцепил трос. Умысла на угон транспортного средства фирмы "А" у него не было, он преследовал цель только освободить место под стоянку автобуса своей фирмы.
Представитель потерпевшего о действиях М. в судебном заседании дал аналогичные показания, пояснив, что два транспортных средства стояли напротив диспетчерской компании "Р". Сначала у диспетчерской появился Н., потом на автомобиле подъехал М., который подошел к группе мужчин и попросил убрать транспортные средства, стоящие напротив диспетчерской фирмы "Р". После этого М. и Н. пошли к транспортным средствам, присоединили одно из них тросом к машине М., которая под управлением М. тронулась и сдвинула транспортное место с места. Потерпевший вызвал сотрудников органов внутренних дел, М. уехал, а Н. был задержан. Свидетели подтвердили показания М.
Приведенным доказательствам, свидетельствующим о том, что осужденные не имели умысла на завладение чужим транспортным средством для использования его в личных интересах, суд не дал надлежащей оценки в приговоре. Вместе с тем перемещение автомобиля путем буксировки от места стоянки с целью освобождения места для парковки автобуса, без намерения использования транспортного средства в личных интересах не может рассматриваться как неправомерное завладение транспортным средством и поездка на нем. Указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, не приняты во внимание ни судом первой, ни судом второй инстанции.
В связи с изложенным судебная коллегия состоявшиеся в отношении М. и Н. судебные решения отменила, а уголовное дело прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, признав за М. и Н. право на реабилитацию <4>.
———————————
<4> Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ N 38-Д12-21 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 7. С. 31.

Таким образом, судебная коллегия разъяснила, что субъективная сторона неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения должна характеризоваться желанием виновного при угоне воспользоваться транспортным средством по назначению, преступник стремится осуществить поездку на автомобиле.
При анализе рассмотренных выше разъяснений Пленума Верховного Суда РФ и примера из судебной практики возникают вопросы: предполагает ли объективная сторона угона транспортного средства обязательную поездку на нем? Включает ли субъективная сторона рассматриваемого состава преступления только намерение виновного временно использовать транспортное средство в личных интересах без цели его хищения?
Рассмотрим, как понимается неправомерное завладение транспортным средством без цели его хищения в науке уголовного права.
Ряд ученых (З.А. Незнамова, Г.Л. Кригер, А.И. Бойцов, Г.Н. Борзенков, И.А. Тарханов, А.И. Коробеев) <5> объективную сторону угона транспортного средства раскрывают посредством совершения двух действий: неправомерный захват (завладение) транспортного средства и использование транспортного средства по назначению, т.е. поездку на нем.
———————————
<5> Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. М.: НОРМА — ИНФРА-М, 1998. С. 249; Курс российского уголовного права: Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М.: Спарк, 2001. С. 378; Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. С. 742; Курс уголовного права: Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. Г.И. Борзенкова и В.С. Комиссарова. М.: Зерцало-М, 2002. Т. 3. С. 464; Уголовное право России: Особенная часть: Учебник / Под ред. Ф.Р. Сундурова, М.В. Талан. М.: Статут, 2012. С. 252 — 253; Коробеев А.И. Указ. соч. С. 201.

Одновременно данные ученые утверждают, что момент окончания угона транспортного средства связывается с началом перемещения автомобиля с места любым способом (отъезд транспортного средства с включенным двигателем, самоходом, буксировкой и т.д.) <6>. Следовательно, объективная сторона неправомерного завладения транспортным средством преимущественно связана не с использованием его по прямому назначению, не с поездкой на нем, а с перемещением транспортного средства любым способом (здесь и далее выделено мной. — Д.Г.). Данное преступление может быть окончено и без поездки на автомобиле, главное, чтобы транспортное средство было перемещено с места его нахождения. Соответственно, использование транспортного средства по его прямому назначению, поездка на нем не могут рассматриваться как неотъемлемый признак объективной стороны анализируемого состава преступления, так как указанные действия не всегда присутствуют при неправомерном завладении автомобилем.
———————————
<6> Курс российского уголовного права: Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М.: Спарк, 2001. С. 378; Коробеев А.И. Указ. соч. С. 202; Бойцов А.И. Указ. соч. С. 742; Курс уголовного права: Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. Г.И. Борзенкова и В.С. Комиссарова. М.: Зерцало-М, 2002. Т. 3. С. 464; Уголовное право России: Особенная часть: Учебник / Под ред. Ф.Р. Сундурова, М.В. Талан. М.: Статут, 2012. С. 252 — 253; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М.: НОРМА — ИНФРА-М, 1998. С. 370; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. 12-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2012. С. 563.

Поддерживаю позицию С.В. Максимова относительно объективной стороны неправомерного завладения транспортным средством без цели хищения, которая, по его мнению, характеризуется неправомерным завладением автомобилем или иным транспортным средством путем угона. Такое завладение состоит в противоречащем предписаниям закона, иного нормативного акта либо договора временном изъятии из владения собственника (иного владельца) автомобиля или иного транспортного средства <7>.
———————————
<7> Уголовное право: Особенная часть: Учебник / Под ред. Л.Д. Гаухмана, С.В Максимова. М.: Эксмо, 2004. С. 193.

Е. Нагаев аналогичным образом объясняет, что, по его мнению, угон выражается именно во временном завладении чужим автомобилем или иным транспортным средством и его уводе с места нахождения (т.е. перемещении без посредства двигателя) <8>.
———————————
<8> Нагаев Е. Угон и кража автотранспорта: вопросы разграничения составов преступлений // Российская юстиция. 2000. N 8.

Угон транспортного средства может быть совершен путем его буксировки, ручного толкания, эвакуации, т.е. не только посредством использования самого автомобиля. Значит, необходимо сделать вывод, что под неправомерным завладением транспортного средства без цели хищения следует понимать незаконное фактическое владение виновным лицом транспортным средством, которое выражается во временной реализации возможности незаконного владельца определять место нахождения автомобиля, т.е. фактически перемещать его.
Рассмотрим субъективную сторону неправомерного завладения транспортным средством или автомобилем без цели хищения. Состоит ли психическое отношение виновного только из желания временно использовать транспортное средство в личных интересах без цели его хищения?
А.И. Коробеев утверждает, что действия по угону совершаются именно с целью воспользоваться транспортным средством вопреки воле собственника или владельца <9>. А.И. Бойцов считает, что только по умыслу, нацеленному не на обращение чужого транспортного средства в пользу виновного или других лиц, а на противоправное временное использование его в корыстных или иных целях без согласия собственника или иного владельца, и отличаются посягательства на имущество, ответственность за которые предусмотрена ст. 166 УК РФ, от хищения <10>. На использование автомобиля как цель неправомерного завладения транспортным средством также указывает Е. Нагаев, уточняя, что целью виновного может быть демонстрация своих навыков вождения автомобиля перед приятелями, намерение использовать угнанную машину для поездки по своим делам и т.п. <11>.
———————————
<9> Коробеев А.И. Указ. соч. С. 201.
<10> Бойцов А.И. Указ. соч. С. 743.
<11> Нагаев Е. Указ. соч.

Указанная позиция авторов вполне объяснима. Ранее Пленум Верховного Суда РФ разъяснял, что угон характеризуется умыслом, направленным не на обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, а на противоправное временное пользование этим имуществом в корыстных или иных целях без согласия собственника или иного владельца (п. 5 утратившего силу Постановления от 24 апреля 1995 г. N 5 "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности").
О том, что субъективная сторона неправомерного завладения транспортным средством без цели хищения характеризуется только желанием виновного воспользоваться автомобилем в личных интересах, указывается и в действующем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, что, если действия лица были пресечены или по иным независящим от него обстоятельствам ему не удалось реализовать преступный умысел на использование транспортного средства в личных интересах без цели хищения, деяние квалифицируется как покушение на угон транспортного средства <12>.
———————————
<12> Пункт 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 г. N 25.

Однако в соответствии с буквальным толкованием уголовного закона в диспозиции анализируемой уголовно-правовой нормы (ч. 1 ст. 166 УК РФ) о цели говорится только в том смысле, что при угоне не может быть цели хищения. Следовательно, все иные мотивы и цели совершаемого преступного деяния не имеют уголовно-правового значения для квалификации угона. Угон автомобиля может быть совершен как в целях последующего использования транспортного средства в личных интересах, так и по иным мотивам и целям (например, перемещение транспортного средства посредством его ручного толкания с одной автостоянки на другую из хулиганских побуждений). Главное, что виновное лицо понимает, осознает неправомерность своих действий по временному завладению автомобилем или иным транспортным средством помимо воли собственника или иного владельца без цели хищения и желает совершить указанные действия.
Данный вывод основан на том соображении, что перемещение транспортного средства с места его нахождения любым способом с намерением воспользоваться им в личных интересах или без такого намерения посягает на охраняемые уголовным законом общественные отношения, обеспечивающие беспрепятственную реализацию собственником своих полномочий по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему имуществом.

Пристатейный библиографический список

1. Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002.
2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. 12-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2012.
3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М.: НОРМА — ИНФРА-М, 1998.
4. Коробеев А.И. Транспортные преступления. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003.
5. Курс российского уголовного права: Общая часть / Под ред. В.Н.

Цель угона (Гарбатович Д.)

Кудрявцева, А.В. Наумова. М.: Спарк, 2001.
6. Курс уголовного права: Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. Г.И. Борзенкова и В.С. Комиссарова. М.: Зерцало-М, 2002. Т. 3.
7. Нагаев Е. Угон и кража автотранспорта: вопросы разграничения составов преступлений // Российская юстиция. 2000. N 8.
8. Уголовное право России: Особенная часть: Учебник / Под ред. Ф.Р. Сундурова, М.В. Талан. М.: Статут, 2012.
9. Уголовное право: Особенная часть: Учебник / Под ред. Л.Д. Гаухмана, С.В Максимова. М.: Эксмо, 2004.
10. Уголовное право: Особенная часть: Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. М.: НОРМА — ИНФРА-М, 1998.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Чем отличается угон от хищения? (статья 166 УК РФ)

Московская коллегия адвокатов «Легис Групп».

Как показывает анализ обращений граждан за защитой по уголовным делам, преступления, совершаемые по ст.

Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения

166 УК РФ – неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угон), по-прежнему входят в число одних из самых многочисленных по стране.

Одной из главных причин данному обстоятельству является ежегодное увеличение транспортных средств в различных городах России. При этом, согласно анализу материалов уголовных дел, проведенных автором настоящей статьи, в самом общем виде можно выделить как минимум три основных способа, используемых привлекаемыми к уголовной ответственности лицами для неправомерного завладения транспортным средством &#8212; совершение угона из закрытых гаражей, где используются различные орудия взлома, наборы отмычек для отпирания замков, сканеры для снятия сигнализации и т.д.; угоны, совершенные на открытых стоянках; угоны, совершенные в присутствии водителей или владельцев автомобилей, причем зачастую соединенные с насилием или угрозой его применения.

При расследовании уголовных дел, органам дознания и предварительного следствия в первую очередь следует иметь ввиду, что под  неправомерным завладением транспортным средством без цели хищения (статья 166 УК РФ) понимается завладение чужим автомобилем или другим транспортным средством (угон) и поездка на нем без намерения присвоить его целиком или по частям.

Неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения является оконченным преступлением с момента отъезда либо перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось.

Как и любое другое преступление, угон может быть как оконченным, так и неоконченным преступлением в виде приготовления или покушения. Как покушение, угон транспортного средства рассматривается как действия лица, пытавшегося взломать замки и системы охранной сигнализации, завести двигатель либо с целью угона начать движение, при этом действия этого лица пресекаются или по иным независящим от него обстоятельствам не доводятся до конца.

Статья 166 УК РФ предусматривает ответственность не только за неправомерное завладение автомобилем, но и иным транспортным средством, при этом под иными транспортными средствами следственно-судебная практика понимает механические транспортные средства (троллейбусы, трактора, мотоциклы, другие самоходные машины с двигателем внутреннего сгорания или электрическим двигателем, катера, моторные лодки).

Автор настоящей статьи, обращает внимание, что мопеды, велосипеды, гребные лодки, гужевой транспорт и т.п., не являются предметом преступления, предусмотренного статьей 166 УК РФ.

Отдельно следует отметить, что если лицо, совершившее угон транспортного средства без цели хищения, наряду с этим похищает находящееся в нем имущество, то содеянное квалифицируется по статье 166 УК РФ и соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за хищения.

Также необходимо обратить внимание, что завладение транспортным средством в целях последующего разукомплектования и присвоения его частей либо обращения транспортного средства в свою пользу или в пользу других лиц, будет квалифицировано как хищение, а не как угон.

Под неправомерным завладением транспортным средством без цели хищения следственно-судебная практика также понимает совершение поездки под управлением владельца или собственника транспортного средства в результате применения к нему насилия или угрозы применения насилия, поскольку в таком случае указанное лицо лишается возможности распоряжаться транспортным средством по своему усмотрению.

В тех случаях, когда лицо неправомерно завладело автомобилем или другим транспортным средством, намереваясь впоследствии возвратить его владельцу за вознаграждение, действия его квалифицируются как хищение по соответствующей статье Уголовного кодекса Российской Федерации.

Московская коллегия адвокатов «Легис Групп».

Верховным Судом уточнены некоторые вопросы по делам о преступлениях, связанных с угонами транспортных средств22.06.2016

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24.05.2016 N 22 внесены изменения в постановление Пленума Верховного суда РФ от 9 декабря 2008 г. N 25 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" (далее – Постановление ПВС РФ).

Так, неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения является оконченным преступлением с момента начала движения транспортного средства. Ранее оконченным преступление считалось с момента отъезда либо перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось.

Также судом разъяснено, что под иными транспортными средствами, за угон которых без цели хищения предусмотрена уголовная ответственность по статье 166 УК РФ, следует понимать транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством РФ предоставляется специальное право (автобусы, троллейбусы, трамваи, мотоциклы, мопеды, трактора и другие самоходные машины, иные транспортные средства с двигателем внутреннего сгорания или электрическим двигателем, а также маломерные катера, моторные лодки и иные суда, угон которых не содержит признаков преступления, предусмотренного статьей 211 УК РФ — угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава).

Не являются предметом преступления (угона) велосипеды, гребные лодки, гужевой транспорт и т.п.

Транспортное средство не может быть признано судом орудием, оборудованием или иным средством совершения преступления, предусмотренного статьей 264 либо 264.1 УК РФ, в целях его конфискации.

Напомним, что по ч.

УГОН И КРАЖА АВТОТРАНСПОРТА: ВОПРОСЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

1 ст. 166 УК РФ предусматривается наказание в виде:

— штрафа в размере до 120 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 1 года,

— ограничения свободы на срок до 3 лет,

— принудительных работ на срок до 5 лет, либо ареста на срок до 6 месяцев,

— лишения свободы на срок до 5 лет.

За квалифицированный угон наказание составляет до 12 лет лишения свободы.

Ознакомиться подробнее с документом можно на официальном сайте Верховного Суда РФ — http://supcourt.ru или на сайте Консультант плюс — http://www. consultant.ru.

читать все новости

Статья 166 УК РФ «Угон автомобиля»

Преступники не совершают угоны по месту своего жительства. Как правило, они жители других районов города — 84 %.

Группы по предварительному сговору, как правило, создаются для совершения одного угона лицами, находящимися в приятельских или родственных отношениях. Как правило, группа состоит из 2-3 человек. Анализ следственной и судебной практики показал, что члены такой группы ранее не судимы (90,7 %), в возрасте от 18 до 24 лет — 37,6 %, несовершеннолетние -21,1 %. Удельный вес преступлений, совершенных подростками в группе, составляет 42,4 %.

При анализе социальных закономерностей было установлено, что 65,16 % задержанных членов группы нигде не работали, 12,81 % трудились, 11,51 % по роду занятий учащиеся (студенты).

2. Кражи совершаются группами по предварительному сговору или организованными группами.

Анализ следственной и судебной практики показал, что, как и при совершении угонов, группа по предварительному сговору состоит из 2-3 человек. Как правило, члены группы ранее не судимы (90,7 %), в возрасте от 25 до 29 лет — 24,3 %, от 30 до 40 лет — 17 %. Большинство автомобильных воров являются местными жителями — 79,8 %. Лишь немногие преступники прибывают в местность из других районов (20,2 %) специально для совершения хищения автомобиля.

При анализе социальных закономерностей было выявлено, что 65,16 % задержанных членов группы нигде не работали, 12,81 % трудились, 11,51 % по роду занятий учащиеся (студенты), 10,52 % предприниматели. 57,15 % лиц,

участвовавших в совершении краж автотранспорта, являются профессиональными водителями.

Разделения ролей в группе по предварительному сговору нет, но уже сформировано руководящее ядро из наиболее активных и авторитетных членов группы. Как правило, его составляют лица с максимально выраженными антиобщественными установками. Однако большинство неформальных лидеров, так же как и непосредственных исполнителей, входящих в такие группы, не имеют достаточных навыков совершения и сокрытия краж автотранспорта. Главное для них — получение определенных материальных выгод, а также удовлетворение личных и групповых интересов.

Организованными группами совершается 34 % краж транспортных средств. Совершенные в таких преступных группах кражи автомобилей отличаются особой дерзостью, организованностью, наличием отработанной системы сокрытия следов и реализации похищенного. Для преступной деятельности последних более характерно серийное совершение краж автомобилей, обычно дорогостоящих. Членами организованной группы, совершающей кражи автомашин, являются мужчины, как правило, ранее не судимые (90,7 %), в возрасте от 18 до 24 лет — 27,4 %, от 25 до 29 лет — 29,1 %, от 30 до 40 лет — 21,5 %, несовершеннолетние — 22 %. Удельный вес преступлений, совершенных подростками в организованной группе составляет 30,75 %, в том числе с участием взрослых лиц — 16 %.

Анализ социальных закономерностей показал, что 42,45 % задержанных членов организованных групп нигде не работали, 13,45 % трудились, 32,95 % по роду занятий учащиеся (студенты), 11,15 % предприниматели. 58,8 % лиц, участвовавших в совершении краж автотранспорта, являются профессиональными водителями. Большинство членов организованных групп являются местными жителями (72,3 %), в то время как встречаются группы, которые специально приезжают из других городов для совершения краж автомашин (27,7 %).

Оценивая распределение ролей в организованной группе, специализирующейся на кражах автотранспорта, автор обращает внимание на наличие в группе лиц, которые осуществляют функции обеспечения деятельности преступной группы. К таким лицам относятся, прежде всего, пособники — лица, обладающие навыками по подделке технических паспортов и других документов, имеющие связи среди работников ремонтных мастерских систем «Автосервис», свои частные «автосервисы» и др.

Глава вторая диссертационного исследования «Особенности расследования угонов и краж автомобилей или иных транспортных средств» посвящена вынесенной в название главы проблеме.

В первом параграфе «Специфика возбуждения уголовных дел по данным категориям преступлений» рассматривается состояние современного уголовно-процессуального законодательства, связанного с возбуждением уголовного дела по факту совершения угона или кражи автомобилей или иных транспортных средств, и возникающие в связи с этим проблемы, выявляется специфика возбуждения по ним уголовных дел.

В результате проведенного анализа уголовных дел о фактах краж и угонов автомашин и иных транспортных средств автору удалось выделить типичные ситуации, возникающие на этапе возбуждения уголовного дела.

Применительно к этапу возбуждения уголовного дела о фактах краж и угонов автомашин и иных транспортных средств следственная ситуация в наибольшей степени зависит от содержания материалов, служащих основанием для возбуждения дела. Поэтому одним из основных факторов, определяющих характер следственной ситуации по делам такого рода, являются источники получения соответствующей первичной информации о событии, имеющей признаки преступления.

Различные ситуации возникают, если признаки преступления обнаруживаются:

1. Из сообщений потерпевших — 82,8 %;

2. В случае если остановлена автомашина и водитель оказался без документов — 13,6 %;

3. Из иных источников — 3,6 %.

Обобщение практики расследования краж и угонов автомашин и иных транспортных средств показало, что в содержание стадии возбуждения уголовного дела по заявлениям потерпевших входят действия, направленные, прежде всего, на установление, какое именно событие произошло: кража, угон или их инсценировка с целью получения страховки. Таким образом, на этапе возбуждения уголовного дела следователь при получении заявления от потерпевшего выдвигает следующие общие версии:

1. Произошла кража транспортного средства. Основанием для выдвижения данной версии служит информация, полученная в ходе осмотра места происшествия, а также в ходе опросов свидетелей — очевидцев. Так, если

местом происшествия является охраняемая стоянка или гараж, то есть все основания предполагать, что преступник забрал машину не с целью покататься.

2. Произошел угон транспортного средства. Основанием для выдвижения такой версии служат оплошности, совершенные потерпевшим до совершения преступления.

3. Кражи или угона не было, заявитель либо заблуждается, либо инсценирует преступление по различным причинам. Заявитель может заблуждаться о действительной сущности события, когда один из членов семьи без ведома остальных уехал куда-то на автомобиле. Такая версия выдвигается крайне редко — в 1,9 % случаев. К причинам совершения инсценировки относятся следующие:

получение страховки;

желание избежать ответственности за совершенное дорожно-транспортное происшествие.

В работе рассмотрены основания для выдвижения версии об инсценировке и алгоритм ее проверки.

Во второй ситуации выдвигаются следующие версии:

задержанный является владельцем автомашины, но документы забыл дома;

задержанный не имеет право вождения автомобилем, но является родственником владельца;

задержанный совершил угон; задержанный совершил кражу.

В то же время диссертант отмечает, что в случае задержания преступника в данной ситуации установить, что им совершена кража, а не угон представляет значительные трудности. Эти трудности обусловлены, прежде всего, не субъективными, а объективными причинами. Основная причина — это несовершенство действующего уголовного законодательства, по которому кража автотранспортного средства по всем объективным признакам совпадает с угоном. На сегодняшний день различие между ними состоит только в субъективной стороне преступления: кража — с целью хищения, угон — без цели хищения. Естественно, что задержанный в данной ситуации заявляет, что он не имеет намерения похищать автомашину, а просто хотел покататься на ней.

Автор соглашается с высказанным в криминалистической литературе мнением (B.C. Корнелюк и др.), что единственно возможным вариантом законодательного решения проблемы разграничения краж и угонов

автотранспортных средств может быть отказ от «условного» деления рассматриваемых преступных деяний на совершаемые с целью и без цели хищения. Для этого необходимо ст. 166 УК России сделать специальной нормой, предусматривающей дифференцированную и повышенную уголовную ответственность за неправомерное завладение чужим автомобилем и иным транспортным средством.

Источниками получения информации по третьей ситуации может быть:

задержание водителя с поддельными документами;

обнаружение брошенной, «разобранной» автомашины и др.

Ситуация, когда задержан водитель с поддельными документами, возникает, как правило, в тех случаях, когда кража автомашины совершена организованной группой, после кражи на автомашину подготовлен «пакет» поддельных документов и один из членов группы перегоняет краденую автомашину в другой регион. Версия о том, что документы являются поддельными, выдвигается в данном случае, как правило, сотрудниками ГИБДД, которые на федеральных трассах проверяют документы на проезжающие автомашины.

В работе предложен алгоритм действий сотрудников правоохранительных органов при обнаружении брошенной автомашины.

Во втором параграфе «Особенности взаимодействия сотрудников правоохранительных органов при розыске угнанных и похищенных автомобилей или иных транспортных средств» автор рассматривает вопросы совместной деятельности следователя (дознавателя) с оперативными сотрудниками правоохранительных органов при розыске угнанных и похищенных автомобилей или иных транспортных средств.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *