Справочник

Переоценка доказательств в апелляции

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, направлены на переоценку доказательств, рассмотренных судами первой и апелляционной инстанций, что в силу Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не допускается в суде кассационной инстанции. При этом заявителем не приведены какие-либо новые доводы со ссылками на имеющиеся в деле и не исследованные судом материалы

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 12.04.2004 N Ф08-1412/2004

Метки:Железнодорожный транспорт, Транспорт, Хозяйственная деятельность, Северо-Кавказский округ

Дата:12 апреля 2004

от 12 апреля 2004 года

Дело N Ф08-1412/2004

(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа при участии в судебном заседании представителей от ответчика — открытого акционерного общества "Российские железные дороги", в отсутствие истца — закрытого акционерного общества "Кыштымский медеэлектролитный завод", извещенного в установленном порядке о времени и месте судебного разбирательства, рассмотрев кассационную жалобу закрытого акционерного общества "Кыштымский медеэлектролитный завод" на решение от 21.10.2003 и постановление апелляционной инстанции от 19.01.2004 Арбитражного суда Ростовской области по делу N А53-7027/2003-С1-31 установил следующее.

Закрытое акционерное общество "Кыштымский медеэлектролитный завод" (далее — ЗАО "КМЭЗ") обратилось в арбитражный суд с иском к федеральному государственному унитарному предприятию "Северо-Кавказская железная дорога" (правопредшественник Северо-Кавказской железной дороги — филиала ОАО "Российские железные дороги") о возмещении 1967410 рублей 15 копеек убытков, причиненных возникшей при перевозке груза недостачей катодов медных.

Решением суда от 21.10.2003, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 19.01.2004, в удовлетворении иска отказано. Судебные акты мотивированы ссылкой на статью 109 Транспортного устава железных дорог, согласно которой железная дорога освобождается от имущественной ответственности за утрату, недостачу или повреждение (порчу) принятого для перевозки груза в случаях, если груз прибыл в исправном вагоне (контейнере) с исправными запорно-пломбировочными устройствами, установленными грузоотправителем.

ЗАО "КМЭЗ" обратилось в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить судебные акты и принять новое решение об удовлетворении иска.

Выйти за пределы: ВС решал, что считать переоценкой доказательств

Заявитель полагает, что упаковочный лист и объяснения работников предприятия подтверждают факт погрузки в вагон 41 пакета меди, в то время как при вскрытии вагона на станции назначения выдано 14 пакетов катодов медных. По мнению истца, железная дорога не обеспечила сохранность груза в процессе перевозки и должна нести ответственность в силу статьи 108 Транспортного устава железных дорог Российской Федерации.

Железная дорога возражает против удовлетворения иска, считая судебные акты законными и обоснованными. Приемка груза на станции назначения осуществлена с участием представителя грузополучателя — Новороссийского морского торгового порта. При вскрытии вагона составлен коммерческий акт, которым зафиксирована исправность запорно-пломбировочных устройств, установленных грузоотправителем. Данное обстоятельство, по мнению ответчика, является безусловным основанием для освобождения перевозчика от ответственности за недогруз вагона. Представители железной дороги считают, что арбитражный суд при рассмотрении спора правомерно не принял во внимание факт задержки вагона на станции "Батайск", так как причиной задержки явилось повреждение колесной тяги. Произведенный текущий ремонт груженого вагона не повлиял на сохранность груза, так как вскрытие вагона при ремонте не производилось, о чем свидетельствует акт общей формы N 167 и уведомление на ремонт вагона (л.д. 40-41). Ответчик просит в удовлетворении кассационной жалобы отказать.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, выслушав представителей ответчика, считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, 25.01.2003 по железнодорожной накладной N 81387017б в вагоне N 24445041 грузоотправитель ЗАО "КМЭЗ" отправило 41 пакет с катодами медными марки МООК ГОСТ 546-2001 массой нетто 62500 кг в адрес Новороссийского морского торгового порта для последующей отправки его на экспорт в Турцию фирме "Глинкор Интернейшнл АГ".

По прибытии на станцию назначения и при вскрытии вагона получателем обнаружена недостача 27 пакетов с катодами. По данному факту составлен коммерческий акт от 03.02.2003 N БН 194231, согласно которому в вагоне находилось 14 пакетов катодов. В коммерческом акте, составленном перевозчиком с участием представителя Новороссийского морского торгового порта, указано, что боковые и потолочные люки вагона плотно закрыты, вагон под разгрузку подан в исправном состоянии с двумя исправными ЗПУ отправителя "Лавр Гарант 2М 0224962 ЮУР". В акте отмечено, что отсутствуют реквизиты крепления груза и следы установки реквизитов, обычно применяемых при идентичных погрузках.

ЗАО "КМЭЗ" определило размер причиненного недостачей груза ущерба на сумму 1967410 рублей и направило железной дороге претензию от 08.04.2003 N Юр-108.

В связи с тем, что претензия перевозчиком отклонена со ссылкой на отсутствие вины в недостаче груза, ЗАО "КМЭЗ" обратилось в арбитражный суд с иском.

Принимая судебные акты, суд правильно руководствовался нормами Транспортного устава железных дорог Российской Федерации (далее — Устав), действовавшего в период возникновения спорных правоотношений.

В соответствии со статьей 109 Устава железная дорога освобождается от имущественной ответственности за утрату, недостачу или повреждение (порчу) принятого для перевозки груза в случаях, если груз прибыл в исправном вагоне, контейнере с исправными запорно-пломбировочными устройствами, установленными грузоотправителем.

Согласно пункту 1.4 Правил пломбирования вагонов и контейнеров, утвержденных Приказом МПС Российской Федерации от 12.04.99 N 22Ц, действовавших в период перевозки груза, пломбирование ЗПУ вагонов осуществляется грузоотправителем в случае, если груз погружен грузоотправителем.

Статьями 32 и 33 Устава предусмотрено, что определение массы грузов при погрузке в местах необщего пользования проводится грузоотправителями, которые несут имущественную ответственность за достоверность сведений, внесенных в транспортную железнодорожную накладную, а также за последствия, возникшие вследствие недостоверных, неточных или неполных сведений, указанных в транспортной железнодорожной накладной.

По смыслу названных норм проверка соответствия массы грузов и других указанных в транспортных железнодорожных накладных сведений данным, внесенным грузоотправителями в железнодорожные накладные при отправке груза, является правом, а не обязанностью перевозчика.

Согласно пункту 21 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.11.98 N 18 при применении статьи 109 Транспортного устава арбитражным судам следует исходить из того, что в предусмотренных в этой статье случаях железная дорога освобождается от ответственности за утрату, недостачу, повреждение (порчу) груза при перевозке, если они произошли, как это указано в статье 796 Гражданского кодекса Российской Федерации, вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

ЗАО "КМЭЗ" не оспаривает, и материалами дела подтверждается, что погрузка в вагоны и пломбирование осуществлялись силами грузоотправителя и его работниками. Из коммерческого акта следует, что ЗПУ, установленные грузоотправителем, в процессе перевозки не повреждены, то есть доступа к грузу в пути следования не было.

Следственными органами не установлено злоупотреблений работников станции назначения либо факт повреждения или повторного навешивания имеющихся в материалах дела запорно-пломбировочных устройств. Экспертиза ЗПУ следственными органами не проводилась, ходатайство об этом истцом в арбитражный суд заявлено не было.

Коммерческий акт составлен в соответствии с положениями статьи 45 Устава с участием представителя грузополучателя, подписан им без замечаний.

На станции "Батайск" причиной задержки явилось повреждение колесной тяги, текущий ремонт груженого вагона не повлиял на сохранность груза, так как вскрытие вагона при текущем ремонте не производилось, о чем свидетельствует акт общей формы N 167 и уведомление на ремонт вагона (л.д. 40-41). Указанные доказательства истцом не опровергнуты и не оспорены.

При таких обстоятельствах судом правильно отказано в иске о взыскании с железной дороги стоимости недостающего груза.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, направлены на переоценку доказательств, рассмотренных судами первой и апелляционной инстанций, что в силу статей 277 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не допускается в суде кассационной инстанции. При этом заявителем не приведены какие-либо новые доводы со ссылками на имеющиеся в деле и не исследованные судом материалы.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену судебных актов в силу статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, из материалов дела не усматривается. При установлении новых обстоятельств в ходе незавершенного следствия истец вправе поставить вопрос о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам в порядке, предусмотренном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 274, 286 — 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 21.10.2003 и постановление апелляционной инстанции от 19.01.2004 Арбитражного суда Ростовской области по делу А53-7027/2003-С1-31 оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Почему юристы проигрывают апелляцию и кассацию?

КАССАЦИЯ: СМИРИТЕСЬ С ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ

Получив неудовлетворяющее его интересам решение суда, истец или ответчик, как правило, обжалует его в вышестоящий суд в апелляционном порядке. Ну, а если и суд апелляционной инстанции не принял сторону подателя жалобы и оставил оспариваемое решение без изменения, истец или ответчик пытаются обжаловать уже два судебных акта в кассационном порядке, зачастую дублируя в кассационной жалобе те же доводы, с которыми ранее обращался к суду апелляционной инстанции.

Особенность кассации заключается, прежде всего, в следующем. Если на рассмотрение суда апелляционной инстанции дело передается в любом случае, когда поступает соответствующая жалоба, то в президиум верховного или областного суда, являющийся судом кассационной инстанции, дело может быть передано только после предварительного изучения жалобы и (или) истребования дела судьей этого суда. И только в том случае, если судья найдет основания для передачи дела вместе с жалобой в президиум, поданная жалоба будет рассмотрена. Но в 95 % случаев судьи выносят определения об отказе в передаче на рассмотрение президиума. Связано это явление с юридически неправильным обоснованием жалобы.

Ведь что является основанием для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке? Ответ на этот вопрос нам дает статья 387 Гражданского процессуального кодекса РФ, согласно которой основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Это означает, что в отличие от суда первой и апелляционной инстанций кассационная инстанция проверяет только правильность применения норм действующего законодательства в отношении тех или иных обстоятельств, которые установлены судами предыдущих инстанций. Иными словами, суд кассационной инстанции определяет – ту ли норму закона применили суды или не ту. Новые обстоятельства суд кассационной инстанции не устанавливает – при подаче кассационной жалобы он «работает» уже с имеющимися фактическими обстоятельствами. Предполагается, что они уже были установлены сначала судом первой инстанции, а потом правильность их установления была проверена в апелляционном порядке. И определение суда апелляционной инстанции в части установления обстоятельств дела фактически является завершающим этапом – вступлением апелляционного определения в законную силу подтверждается, что в действительности все происходило именно так, а не иначе. Суд кассационной инстанции, по существу, проверяет лишь правильность юридической квалификации этих, уже установленных, обстоятельств предыдущими инстанциями (первой и апелляционной).

К сожалению, юридическая неграмотность большинства граждан приводит к тому, что, как было указано выше, в кассационной жалобе, в основном, дублируются доводы искового заявления, отзыва на иск, а также апелляционной жалобы – истец или ответчик ставят под сомнение правильность установления фактических обстоятельств дела, исследования и оценки доказательств, предлагая в этой части свое видение проблемы. Анализу же правильности применения законодательства в кассационной жалобе либо вообще не отводится места, либо это место до того ничтожно мало, что просто теряется среди совершенно ненужных доводов.

Поэтому не редкостью является мотивировка судей в определениях об отказе в передаче кассационной жалобы на рассмотрение суда в связи с тем, что доводы жалобы направлены на переоценку уже установленных обстоятельств и представленных доказательств, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

В этой связи хотелось бы предостеречь уважаемые стороны о том, что прежде, чем готовить кассационную жалобу, учтите, что все обстоятельства по делу уже установлены и пересмотру и переоценке уже не подлежат. Правильно ли, с вашей точки зрения, или неправильно они установлены – значения не имеет, примите их такими, как есть, если состоялось апелляционное рассмотрение и решение вступило в законную силу, проще говоря, смиритесь. Акцентируйте внимание только на проверке правильности применения законодательства к установленным обстоятельствам, и только в этом случае дело может быть пересмотрено, а жалоба – удовлетворена.

Юрист в Казани

Вернуться в раздел Советы

Переоценка обстоятельств и доказательств в практике арбитражных судов кассационной инстанции

Опалев Р.О., к.ю.н.

Термин "переоценка" не употребляется ни в одном из процессуальных кодексов Российской Федерации. При этом в судебных актах арбитражных судов кассационной инстанции весьма часто встречаются категоричные суждения: "доводы, изложенные в кассационной жалобе… направлены на переоценку фактических обстоятельств дела, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции" <1>, "в компетенцию кассационной инстанции не входит переоценка выводов судов первой и апелляционной инстанций" <2>, "переоценка доказательств не входит в компетенцию суда кассационной инстанции" <3> (аналогичные суждения присутствуют и в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации <4>).

<1> См., напр.: Постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 18 августа 2008 г. N А43-5162/2008-43-138, от 10 ноября 2008 г. N А11-12400/2006-К2-22/604, Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 14 августа 2008 г. N А56-54507/2007, Федерального арбитражного суда Центрального округа от 1 сентября 2008 г. N А14-981-2008/32/24, Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 11 декабря 2007 г. N А65-14830/07.
<2> См., напр.: Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26 июня 2007 г. N Ф08-3457/2007, Федерального арбитражного суда Московского округа от 27 октября 2008 г. N КА-А40/9934-08.
<3> См., напр.: Постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 21 ноября 2008 г. N Ф10-271/08 по делу А14-2760/2007/107/12, Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 ноября 2008 г. N Ф04-7056/2008(16020-А27-12), Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25 ноября 2008 г. N Ф08-7048/2008, Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 20 ноября 2008 г.

An error occurred.

N А06-547/08, Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 30 октября 2008 г. N А82-2546/2008-28.
<4> См., напр.: Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2005 г. N 16314/04, от 6 июня 2006 г. N 1363/06.

Не вдаваясь в вопросы о качестве соответствующих Постановлений судов кассационной инстанции в целом, постараемся показать, что сами по себе указанные суждения представляются ложными с логической точки зрения.

Для этого рассмотрим теоретический вопрос: какое значение имеют разные виды переоценки в практике арбитражных судов кассационной инстанции и, как следствие этого, верны ли категоричные суждения об отсутствии у судов кассационной инстанции полномочий по переоценке.

На наш взгляд, говоря о правовых оценках, следует придерживаться самого широкого понятия оценки, согласно которому оценка — есть высказывание, приписывающее оцениваемому предмету определенные качества <5>. Иными словами, оценка — это любое определение свойств объектов, их качеств, состояний. В науке выделяют как аксиологические оценки, которые устанавливают ценностные отношения, так и неаксиологические оценки, представляющие собой сопоставление, сравнение нескольких предметов между собой или с избранным образцом <6>. Например, измерение длины или веса определенного материального объекта тоже является оценкой, т.е. оценка не всегда означает нечто крайне субъективное, личное. В этом смысле правовая квалификация фактических обстоятельств по делу представляет собой не что иное, как их материально-правовую оценку. Именно в таком значении словосочетание "правовая оценка" употребляется в научной и учебной литературе <7>.

<5> Черданцев А.Ф. Логико-языковые феномены в праве, юридической науке и практике. Екатеринбург, 1993. С. 105.
<6> См. об этом подробнее: Опалев Р.О. Оценочные понятия в арбитражном и гражданском процессуальном праве. М., 2008. С. 73 — 77.
<7> См., напр.: Перевалов В.Д. Теория государства и права: Учебник. М., 2005. С. 221; Черданцев А.Ф. Указ. соч. С. 113 — 119.

Анализ судебных актов позволяет выделить следующие виды оценки (переоценки):

  1. оценка (переоценка) обстоятельств;
  2. оценка (переоценка) доказательств;
  3. оценка (переоценка) выводов.

Рассмотрим вопросы о наличии у арбитражного суда кассационной инстанции полномочий в отношении каждого из указанных видов оценки (переоценки).

Переоценка обстоятельств. На наш взгляд, нет сомнений, что деятельность суда кассационной инстанции представляет собой относительно самостоятельный правоприменительный процесс. Любой правоприменительный процесс, как известно, можно представить состоящим из трех элементов (стадий) <8>:

<8> См. об этом: Алексеев С.С. Проблемы теории права: Курс лекций: В 2 т. Т. 2. Свердловск, 1973. С. 233 — 234; Общая теория государства и права: Академический курс: В 3 т. / Отв. ред. М.Н. Марченко. 3-е изд., перераб. и доп. Т. 2. М., 2007. С. 719 (автор соответствующего параграфа — д.ю.н., проф. Н.Н. Вопленко); Дюрягин И.Я. Применение норм советского права. Теоретические вопросы. Свердловск, 1973. С. 51 — 52; Лазарев В.В. Применение советского права. Казань, 1972. С. 39; Перевалов В.Д. Теория государства и права. С. 220 — 221.

  1. установление фактических обстоятельств дела;
  2. выбор правовой нормы и ее анализ;
  3. принятие правоприменительного решения и его документальное оформление.

Оценка фактических обстоятельств дела осуществляется в рамках третьей из вышеуказанных стадий. Именно здесь суд кассационной инстанции соотносит установленные судом нижестоящей инстанции факты (обстоятельства) с содержанием норм права, подлежащих применению в конкретном деле. Словами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам (ч. 3 ст. 286 АПК РФ).

Таким образом, исходя из буквального толкования ч. 3 ст. 286 АПК РФ оценка (переоценка) обстоятельств дела составляет обязанность арбитражного суда кассационной инстанции. Суждения о том, что оценка (переоценка) фактических обстоятельств дела не входит в компетенцию арбитражного суда кассационной инстанции, противоречат закону и реальной практике арбитражных судов.

Совершенно очевидно, что, не осуществив правовую оценку (квалификацию) спорных правоотношений, арбитражный суд кассационной инстанции не сможет проверить, применен ли к отношениям сторон закон, подлежащий применению (ч. 2 ст. 288 АПК РФ). Не оценив юридические факты процессуально-правового характера, суд не сможет вынести суждение о наличии или отсутствии нарушения либо неправильного применения норм процессуального права (ч. 3 ст. 288 АПК РФ).

По смыслу ст. 287 АПК РФ арбитражный суд кассационной инстанции ограничен в возможности УСТАНОВЛЕНИЯ (выделено мной. — Р.О.) новых обстоятельств, но не в возможности ОЦЕНКИ (ПЕРЕОЦЕНКИ) (выделено мной. — Р.О.) обстоятельств, установленных судами первой и апелляционной инстанции.

Таким образом, суждение о невозможности переоценки фактических обстоятельств обусловлено невниманием к различиям между двумя самостоятельными видами действий:

  1. установлением фактических обстоятельств;
  2. оценкой фактических обстоятельств.

В реальной практике арбитражных судов кассационной инстанции переоценка (иная квалификация) обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу, встречается нередко. Как правило, такая переоценка ведет к отмене обжалуемого судебного акта и направлению дела на новое рассмотрение <9>.

<9> См. напр.: Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21 ноября 2008 г. N Ф08-6832/2008, Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 22 мая 2008 г. N А58-3563/07-Ф02-1306/08, Федерального арбитражного суда Московского округа от 27 мая 2008 г. N КГ-А40/4151-08; Тимофеев Ю.А. Полномочия суда второй инстанции в гражданском процессе: Современные проблемы. М., 2008. С. 96 — 97.

Суждения о невозможности переоценки фактических обстоятельств дела могут привести к судебным ошибкам, нарушению прав граждан и организаций в делах, где встают вопросы, связанные с применением норм права, содержащих оценочные понятия.

Известно, что при применении таких норм необходимо судебное усмотрение, и результат усмотрения суда первой инстанции может не совпасть с результатом усмотрения суда вышестоящей инстанции. В связи с чем существует мнение, что судебный акт суда первой инстанции, принятый по вопросу, требующему усмотрения, не должен подлежать отмене либо изменению судом проверочной инстанции только на основании иного усмотрения этого суда <10>, что суд кассационной инстанции не вправе осуществлять свою переоценку юридических отношений и фактов в делах, решенных на основе норм права с оценочными понятиями. В пользу такого мнения можно указать, что противоположный подход приводит к затягиванию споров, к ухудшению статистических показателей деятельности судов первой инстанции (возрастанию количества отмененных судебных актов) и другим неблагоприятным последствиям.

<10> Папкова О.А. Усмотрение суда. М., 2005. С. 61 — 62.

Однако, несмотря на это, отказаться от осуществления контроля за усмотрением суда первой инстанции, на наш взгляд, не представляется возможным. В необходимых случаях такой контроль должен осуществляться, и решения, приятные на основе усмотрения суда первой инстанции, должны отменяться либо изменяться ввиду их явной несправедливости или неправомерности, если таковая имеет место. Иной подход чреват нарушением принципа законности, перерастанием усмотрения в произвол, так как не исключено, что, если решение, принятое по усмотрению, не будет подлежать никакому контролю, значительно расширится возможность злоупотребления полномочиями, могут возникнуть случаи реализации усмотрения с явным или чрезмерным нарушением его ограничений (пределов) <11>.

<11> Теория, касающаяся указанных ограничений, в последнее время активно разрабатывается в науке. См. об этом подробнее: Опалев Р.О. Указ. соч. С. 110 — 112.

Более того, представляется возможным поставить вопрос о закреплении в процессуальном праве принципа подконтрольности судебного усмотрения, который давно нашел свое отражение в отечественной доктрине цивилистического процесса <12> и поддерживается практикой арбитражных судов.

<12> См., напр.: Абушенко Д.Б. Судебное усмотрение в арбитражном и гражданском процессе. М., 2002. С. 163 — 160; Берг Л.Н. Судебное усмотрение и его пределы (общетеоретический аспект). Екатеринбург, 2008. С. 46 — 49; Комиссаров К.И. Задачи судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства. Свердловск, 1971. С. 155 — 156.

Например, одним из вопросов, требующих судебного усмотрения, является вопрос об определении размера судебных расходов (в ч. 3 ст. 110 АПК РФ использовано оценочное понятие "разумные пределы", а в ч. 3 ст. 111 — "чрезмерность").

Гражданка А обратилась в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании действительной стоимости доли в уставном капитале общества.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями арбитражных судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении иска отказано.

После этого общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о возмещении судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 41 000 руб.

Определением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, заявление удовлетворено в части: с истицы в пользу ответчика взыскано 15 000 руб., в удовлетворении остальной части заявления отказано.

Гражданка А обратилась в арбитражный суд кассационной инстанции с кассационной жалобой, в которой просила указанные судебные акты отменить.

Рассмотрев кассационную жалобу, арбитражный суд кассационной инстанции указал следующее.

Расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Поскольку арбитражным судом было отказано в удовлетворении иска, он правомерно пришел к выводу о необходимости возмещения судебных расходов ответчика за счет истицы. Вместе с тем судом не был соблюден баланс интересов сторон по данному делу.

В Определении от 21 декабря 2004 г. N 454-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что реализация права суда уменьшить сумму, взыскиваемую в возмещение соответствующих расходов по оплате услуг представителя, возможна лишь в том случае, если он признает эти расходы чрезмерными в силу конкретных обстоятельств дела, при том что суд обязан создавать условия, при которых соблюдался бы необходимый баланс процессуальных прав и обязанностей сторон.

Рассмотренное дело не являлось сложным, и квалифицированному специалисту не требовалось много времени на подготовку материалов к нему.

В то же время истица является неработающей пенсионеркой и имеет ежемесячный доход в размере 3715 руб. 96 коп. С учетом материального положения истицы размер расходов, подлежащих возмещению, необходимо уменьшить.

Исходя из изложенного, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что сумма в размере 15000 руб. является для истицы чрезмерной (ч. 3 ст. 111 АПК РФ) и подлежит уменьшению до 4000 руб. <13>.

<13> Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 12 августа 2008 г. N А74-79/07-Ф02-3771/08.

В качестве другого примера можно привести аналогичную практику казуального толкования ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и напрямую связанную с этим толкованием практику переоценки (квалификации) <14>.

<14> См., напр.: Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 7 февраля 2007 г. N Ф08-208/2007, Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 октября 2008 г. N Ф04-6328/2008(13662-А81-17).

Переоценка доказательств. Поскольку суду кассационной инстанции предоставлено право проверять, соответствуют ли выводы судов нижестоящих инстанций собранным доказательствам (п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ), то это предполагает оценку судом кассационной инстанции доказательств, относящихся к существенным обстоятельствам дела. Кроме того, не исключается возможность исследования оценки в арбитражном суде кассационной инстанции дополнительно представленных доказательств.

Как справедливо отмечает председатель судебного состава Федерального арбитражного суда Московского округа, кандидат юридических наук Э.Н. Нагорная: "в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ 2002 г. суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить судебный акт первой или апелляционной инстанции, если выводы, содержащиеся в нем, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам.

Это может означать лишь одно: суд кассационной инстанции вправе не согласиться с выводами судов нижестоящих инстанций, что предполагает возможность переоценки имеющихся в деле доказательств" <15>.

<15> Нагорная Э.Н. Производство в кассационной инстанции арбитражного суда: сравнительный комментарий Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Текст указанной работы размещен в СПС "КонсультантПлюс".

Большой интерес в данном плане представляет исследование судьи суда кассационной инстанции, кандидата юридических наук, доцента Ю.А. Тимофеева, который применительно к гражданскому процессу <16> заострил внимание на том, что к переоценке исследованных и оцененных судом первой инстанции доказательств суды кассационной и апелляционной инстанции подходят по-разному, показал, в чем заключается отличие в переоценке доказательств судами разных инстанций <17>.

<16> В ч. 1 ст. 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации прямо указано, что суд кассационной инстанции оценивает имеющиеся в деле доказательства.
<17> См.: Тимофеев Ю.А. Указ. соч. С. 97 — 101 и др.

Судебная практика арбитражных судов кассационной инстанции также не оставляет сомнений в возможности переоценки ими имеющихся в материалах дела доказательств <18>.

<18> См., напр.: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18 августа 2008 г. N Ф09-5831/08-С5.

Переоценка выводов. Максимально широким является суждение о невозможности переоценки судом кассационной инстанции выводов судов нижестоящих инстанций. В данном случае речь может идти о выводах, касающихся толкования права и вытекающей из этого толкования юридической квалификации общественных отношений, либо выводах, касающихся относимости, допустимости, достаточности, достоверности и взаимной связи доказательств. Вопросы о возможности переоценки таких выводов были рассмотрены выше.

Таким образом, представляется, что в некоторых случаях суды, не владея общетеоретическим (междисциплинарным) понятием оценки, используют термин "переоценка" там, где его использование вряд ли уместно: под оценкой (переоценкой) в отдельных случаях понимается установление новых юридических фактов, входящих в предмет доказывания по делу. Такое положение вещей, на наш взгляд, делает судебную практику менее понятной и доступной для пользователей правосудия, приводит к судебным ошибкам в применении норм процессуального и материального права и, как следствие этого — к нарушению прав и законных интересов граждан и организаций.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *