Справочник

Пленум назначение наказания

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 29 октября 2009 г. N 20

О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ НАЗНАЧЕНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ

 
    Установленный законом порядок назначения уголовных наказаний является важной гарантией реализации принципов законности, справедливости и гуманизма. Предусмотренными Уголовным кодексом Российской Федерации общими началами назначения наказания, Минимальными стандартными правилами Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила, принятые 14 декабря 1990 года), Минимальными стандартными правилами ООН, касающимися отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила, принятые 29 ноября 1985 года), закрепляется необходимость обсуждения судом при постановлении приговора вопроса о применении наказания, не связанного с лишением свободы в случаях, когда санкцией статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой лицо признается виновным, наряду с лишением свободы предусматриваются более мягкие виды наказания или имеется основанная на законе возможность применения принудительных мер воспитательного характера.
    Проведенное в Верховном Суде Российской Федерации изучение судебной практики показало, что суды в основном правильно применяют правила назначения наказания, лишение свободы за преступления небольшой и средней тяжести назначается в тех случаях, когда суды приходят к выводу о невозможности определения иного вида наказания, и эти решения мотивируются в приговоре.
    Вместе с тем некоторыми судами не в полной мере выполняются требования уголовного закона об индивидуализации наказания, допускаются ошибки, связанные с нарушением правил назначения его отдельных видов и обращением приговоров к исполнению.
    В связи с вопросами, возникшими в судебной практике, в целях дальнейшего совершенствования деятельности судов, связанной с назначением и исполнением уголовного наказания, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, постановляет дать судам следующие разъяснения:
    1.

О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания

При индивидуализации уголовного наказания суды в соответствии с частью 3 статьи 60 УК РФ должны учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления.
    Характер общественной опасности преступления определяется в соответствии с законом с учетом объекта посягательства, формы вины и категории преступления (статья 15 УК РФ), а степень общественной опасности преступления — в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного, в частности от размера вреда и тяжести наступивших последствий, степени осуществления преступного намерения, способа совершения преступления, роли подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, наличия в содеянном обстоятельств, влекущих более строгое наказание в соответствии с санкциями статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Все статьи Новые разъяснения Пленума Верховного Суда РФ о практике назначения уголовного наказания (Тимошенко Ю.А.)

В конце прошлого года Пленумом Верховного Суда РФ принято два Постановления, посвященных проблемам назначения и исполнения уголовного наказания, — от 22 декабря 2015 г. N 58 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" и от 22 декабря 2015 г. N 59 "О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам".
Содержащиеся в них разъяснения весьма востребованы правоприменителями вследствие внесения в последние годы многочисленных изменений в статьи Общей части УК РФ, касающихся отдельных видов наказания, а также порядка их назначения.
Ранее эти вопросы были рассредоточены в нескольких постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, в частности в Постановлении от 11 января 2007 г. N 2 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания", Постановлении от 29 октября 2009 г. N 20 "О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания", а также в постановлениях, посвященных вопросам применения судами особого порядка судебного разбирательства, в том числе при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и др. Это создавало некоторые сложности для правоприменителей. Поэтому при подготовке проекта было принято решение объединить все разъяснения в одном постановлении, структурировав его по видам наказания и специальным правилам их назначения. Исключение составило Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел", в которое были внесены изменения, касающиеся порядка назначения наказания при наличии нескольких оснований, предусмотренных ст. ст. 62, 64, 66, 68 и 69 УК.
В результате новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. N 58 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" стало одним из самых масштабных за последние годы, в нем нашли отражение одни из наиболее сложных вопросов, с которыми как суды, так и государственные обвинители ежедневно сталкиваются в своей практической деятельности.
В Постановлении Пленум Верховного Суда РФ вернулся к разъяснениям относительно того, что следует понимать под характером и степенью общественной опасности преступления, подлежащими учету при назначении наказания (п. 1). В их основу были положены рекомендации, которые были даны еще в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. N 40 "О практике назначения судами уголовного наказания". Однако они были переосмыслены, существенно дополнены.
В ходе работы над проектом серьезные дискуссии вызвали разъяснения, касающиеся назначения штрафа при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК. В результате в п. 3 даны рекомендации, каким образом в этом случае следует исчислять штраф, назначенный исходя из величины, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа, взятки или сумме незаконно перемещенных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов.
В некоторых пунктах обращено внимание на то, что при назначении наказания с применением как ст. 64, так и ст. 72 УК суды не вправе выйти за минимальные пределы, установленные в статьях Общей части УК РФ в отношении конкретных видов наказания (п. п. 4, 40).
Применительно к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью Пленум Верховного Суда РФ уточнил, что в случаях, когда статья Особенной части УК предусматривает обязательное назначение такого дополнительного наказания, оно назначается и при отсутствии связи преступления с определенной должностью или деятельностью лица. Речь прежде всего идет о возможности назначения лишения права заниматься деятельностью, связанной с работой с детьми, осужденным по ч. 5 ст. 131 УК.
Рассматривая особенности назначения исправительных работ, Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 с учетом мнений судов субъектов Федерации, Генеральной прокуратуры РФ, а также ученых несколько скорректировал позицию, ранее сформированную и отраженную в п. 22 ответов на вопросы, поступившие из судов, по применению Федеральных законов от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации" и от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации", утвержденных Президиумом Верховного Суда РФ 27 июня 2012 г., относительного того, требуется ли указывать в приговоре место отбывания осужденным этого вида наказания, отметив, что оно должно определяться уголовно-исполнительной инспекцией при исполнении приговора в зависимости от наличия или отсутствия у лица основного места работы.
Внесенные в 2011 г. в ст. 56 УК изменения о том, что лишение свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК, а также положения ст. 53 УК, устанавливающие запрет на назначение ограничения свободы военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории РФ, привели к возникновению на практике немалых сложностей при осуждении указанных лиц по статьям, в санкциях которых предусмотрено только лишение свободы и ограничение свободы.
В п. 26 Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что в этом случае может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено соответствующей статьей, без ссылки на ст. 64 УК.
Подробные рекомендации даны относительно учета обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.
Среди обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УК, особое внимание уделено явке с повинной, активному способствованию раскрытию и расследованию преступления (п. п. 29, 30).
Пленумом Верховного Суда РФ даны также разъяснения по применению введенных в действие в конце 2013 года положений ч. 1.1 ст. 63 УК о возможности признания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершения преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ (п. 31).
В ходе обсуждения проекта постановления были дискуссии относительно того, что следует понимать под наиболее строгим видом наказания в ст. ст. 62, 64, 65, 66 и 68 УК. В результате было принято решение, что таковым должен быть признан указанный в санкции статьи вид наказания, который является наиболее строгим исходя из положений ст. 44 УК (п. 33). При этом не имеет значения, может ли этот вид наказания быть назначен лицу с учетом положений Общей части УК (например, ч. 1 ст. 56 УК).
Предметом обсуждения также был вопрос об алгоритме учета всех без исключения положений уголовного закона, позволяющих снизить наказание. Прежде всего это касается ст. ст. 62, 64 и 65 УК. Участники рабочей группы предлагали пересмотреть используемый в настоящее время подход. Во-первых, нередко по делу в основе применения ч. ч. 1, 4 и 5 ст. 62 и ст. 64 УК лежат одни и те же обстоятельства — признание вины, раскаяние в содеянном, а также активное способствование раскрытию и расследованию преступления. Во-вторых, зачастую последовательное применение предусмотренных в законе преференций приводит к необходимости назначать столь незначительные сроки лишения свободы за особо тяжкие преступления, которые абсолютно несоизмеримы с характером и степенью общественной опасности таких преступлений, что фактически нивелирует основные цели наказания. В связи с этим предлагалось в рассматриваемой ситуации назначать наказание только с учетом максимально привилегированного правила.
Этот подход был воспринят только применительно к ст. 65 УК, что нашло отражение в п. 42 Постановления. Так, с учетом особенностей признания подсудимого заслуживающим снисхождения наличие вердикта присяжных заседателей о снисхождении, а также смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных пп. "и" и (или) "к" ч. 1 ст. 61 УК, и отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, не влекут за собой последовательного применения положений ч. 1 ст. 62 и ч. 1 ст. 65 УК. Применению подлежит только ч. 1 ст. 65 УК.
В остальных случаях наказание должно назначаться путем последовательного применения положения ч. 5 ст. 62, а затем ч. 1 этой же статьи. При наличии оснований, предусмотренных как ч. 1 ст. 62 УК, так и ст. 66 УК, вначале применяются положения ст. 66 УК, затем — ч. 5 ст. 62 УК, после этого — ч. 1 ст. 62 УК (п.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел" в редакции Постановления от 22 декабря 2015 г. N 59).
Много внимания в Постановлении уделено вопросам назначения наказания при рецидиве преступлений, поскольку они вызывают немало сложностей на практике.
В частности, в п. 48 обращено внимание на то, что исходя из положений ч. ч. 2 и 3 ст. 68 УК наказание при рецидиве преступлений не может быть ниже низшего предела санкции соответствующей статьи, даже если одна третья часть максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, составляет менее минимального размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за конкретное преступление.
В том случае, когда одна третья часть превышает минимальный размер наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, суд, при наличии смягчающих обстоятельств, может назначить наказание на срок менее одной третьей части, но не ниже низшего предела санкции статьи.
Несмотря на то что при применении ч. 4 ст. 62, а тем более ч. 4 ст. 65 УК практически всегда будут иметь место смягчающие обстоятельства, например в виде признания вины или активного способствования раскрытию преступления, которые в соответствии с ч. 3 ст. 68 УК позволят назначить наказание менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, Пленум Верховного Суда РФ в п. 49 все же дал разъяснения о том, что в случае рассмотрения уголовного дела в особом порядке, предусмотренном гл. 40 или 40.1 УПК РФ, при любом виде рецидива предусмотренная ч. 2 ст. 68 УК одна треть должна исчисляться:
за оконченное преступление — от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление санкцией соответствующей статьи;
за неоконченное преступление — от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, который может быть назначен с учетом положений ст. 66 УК.
Серьезные дискуссии при обсуждении проекта документа вызвали разъяснения, касающиеся исчисления срока ограничения свободы, назначаемого в качестве дополнительного наказания к условному лишению свободы. В ч. 2 ст. 49 УИК РФ указано лишь, с какого момента следует исчислять срок ограничения свободы при назначении его вместе с лишением свободы, отбываемым реально.
В первоначальном тексте проекта в качестве варианта предлагалось рекомендовать вначале исполнять приговор в части условного осуждения, а потом ограничения свободы.
Порядок отбывания лишения свободы условно и ограничения свободы практически совпадает. Особенно когда в рамках ст. 73 УК и по ст. 53 УК судом определяются одинаковые ограничения. Если исполнять эти наказания одновременно, отбывание ограничения свободы будет фактически нейтрализовано.
Однако использование предлагаемого подхода, во-первых, повлекло бы ограничение права осужденного к лишению свободы с применением ст. 73 УК на досрочную отмену условного осуждения и снятие судимости, если он своим поведением доказал исправление, возместил причиненный преступлением вред. Во-вторых, в ходе "параллельного" исполнения этих видов наказания могут возникнуть сложности применения к осужденным последствий уклонения от их отбывания. Может сложиться ситуация, когда за уклонение от исполнения одних и тех же возложенных на осужденного обязанностей будет принято решение об отмене условного осуждения в порядке, предусмотренном ст. 74 УК, и о возбуждении уголовного дела по ст. 314 УК в связи с уклонением от отбывания ограничения свободы.
При таких обстоятельствах было принято решение не давать каких-либо разъяснений, а проработать вопрос о подготовке законопроекта о внесении соответствующих изменений в уголовное и уголовно-исполнительное законодательство.
Следует отметить, что в Постановлении дано много подробных, глубоко проработанных разъяснений, касающихся также иных, весьма значимых вопросов назначения и исполнения наказания, которые, совершенно очевидно, будут способствовать назначению справедливого наказания.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Защищайтесь — самостоятельно

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 16.11.06 г. N 52

О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА,
РЕГУЛИРУЮЩЕГО МАТЕРИАЛЬНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ РАБОТНИКОВ
ЗА УЩЕРБ, ПРИЧИНЕННЫЙ РАБОТОДАТЕЛЮ

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ
от 28.09.2010 N 22)

В целях правильного применения законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю, а также принимая во внимание, что у судов при рассмотрении указанных дел возникли вопросы, требующие разрешения, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. В силу части первой статьи 232 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ) обязанность работника возместить причиненный работодателю ущерб возникает в связи с трудовыми отношениями между ними, поэтому дела по спорам о материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, в том числе в случае, когда ущерб причинен работником не при исполнении им трудовых обязанностей (пункт 8 части первой статьи 243 ТК РФ), в соответствии со статьей 24 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции. Такие дела подлежат разрешению в соответствии с положениями раздела XI "Материальная ответственность сторон трудового договора" ТК РФ.

По этим же правилам рассматриваются дела по искам работодателей, предъявленным после прекращения действия трудового договора, о возмещении ущерба, причиненного работником во время его действия, которые, как следует из части второй статьи 381 ТК РФ, являются индивидуальными трудовыми спорами.

(п. 1 в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.09.2010 N 22)

2. Исходя из смысла подпункта 1 пункта 1 статьи 333.36 части второй Налогового кодекса Российской Федерации к истцам, которые освобождаются от уплаты государственной пошлины по искам о взыскании заработной платы (денежного содержания) и иным требованиям, вытекающим из трудовых правоотношений, а также по искам о взыскании пособий, относятся работники, а не работодатели.

Учитывая это, а также принимая во внимание, что в соответствии со статьей 393 ТК РФ при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, от уплаты пошлин и судебных расходов освобождаются только работники, работодатель при подаче искового заявления о возмещении ущерба, причиненного работником, обязан уплатить государственную пошлину в размере, предусмотренном подпунктом 1 пункта 1 статьи 333.19 части второй Налогового кодекса Российской Федерации.

3. Судья не вправе отказать в принятии искового заявления по мотиву пропуска работодателем годичного срока, исчисляемого со дня обнаружения причиненного ущерба (часть вторая статьи 392 ТК РФ).

Если работодатель пропустил срок для обращения в суд, судья вправе применить последствия пропуска срока (отказать в иске), если о пропуске срока до вынесения судом решения заявлено ответчиком и истцом не будут представлены доказательства уважительности причин пропуска срока, которые могут служить основанием для его восстановления (часть третья статьи 392 ТК РФ). К уважительным причинам пропуска срока могут быть отнесены исключительные обстоятельства, не зависящие от воли работодателя, препятствовавшие подаче искового заявления.

4. К обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

An error occurred.

Если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.

5. Работник не может быть привлечен к материальной ответственности, если ущерб возник вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику (статья 239 ТК РФ).

К нормальному хозяйственному риску могут быть отнесены действия работника, соответствующие современным знаниям и опыту, когда поставленная цель не могла быть достигнута иначе, работник надлежащим образом выполнил возложенные на него должностные обязанности, проявил определенную степень заботливости и осмотрительности, принял меры для предотвращения ущерба, и объектом риска являлись материальные ценности, а не жизнь и здоровье людей.

Неисполнение работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику, может служить основанием для отказа в удовлетворении требований работодателя, если это явилось причиной возникновения ущерба.

6. В силу статьи 240 ТК РФ работодатель вправе с учетом конкретных обстоятельств, при которых был причинен ущерб, полностью или частично отказаться от возмещения ущерба виновным работником.

Исходя из содержания статьи 240 ТК РФ такой отказ допустим независимо от того, несет ли работник ограниченную материальную ответственность либо материальную ответственность в полном размере, а также независимо от формы собственности организации.

Суд принимает отказ работодателя от иска по правилам, предусмотренным статьей 39 ГПК РФ.

При этом следует иметь в виду, что собственник имущества организации может ограничить право работодателя на отказ от возмещения ущерба (полностью или частично) виновным работником в случаях, предусмотренных федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, учредительными документами организации (статья 240 ТК РФ).

7. Если работодателем заявлено требование о возмещении работником ущерба в пределах его среднего месячного заработка (статья 241 ТК РФ), однако в ходе судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, с которыми закон связывает наступление полной материальной ответственности работника, суд обязан принять решение по заявленным истцом требованиям и не может выйти за их пределы, поскольку в силу части 3 статьи 196 ГПК РФ такое право предоставлено суду только в случаях, предусмотренных федеральным законом.

8. При рассмотрении дела о возмещении причиненного работодателю прямого действительного ущерба в полном размере работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации либо иными федеральными законами работник может быть привлечен к ответственности в полном размере причиненного ущерба и на время его причинения достиг восемнадцатилетнего возраста, за исключением случаев умышленного причинения ущерба либо причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, либо если ущерб причинен в результате совершения преступления или административного проступка, когда работник может быть привлечен к полной материальной ответственности до достижения восемнадцатилетнего возраста (статья 242 ТК РФ).

9. Учитывая, что полная материальная ответственность руководителя организации за ущерб, причиненный организации, наступает в силу закона (статья 277 ТК РФ), работодатель вправе требовать возмещения ущерба в полном размере независимо от того, содержится ли в трудовом договоре с этим лицом условие о полной материальной ответственности. При этом вопрос о размере возмещения ущерба (прямой действительный ущерб, убытки) решается на основании того федерального закона, в соответствии с которым руководитель несет материальную ответственность (например, на основании статьи 277 ТК РФ либо пункта 2 статьи 25 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях").
(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.09.2010 N 22)

10. Судам необходимо иметь в виду, что в силу части второй статьи 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере может быть возложена на заместителя руководителя организации или на главного бухгалтера при условии, что это установлено трудовым договором. Если трудовым договором не предусмотрено, что указанные лица в случае причинения ущерба несут материальную ответственность в полном размере, то при отсутствии иных оснований, дающих право на привлечение этих лиц к такой ответственности, они могут нести ответственность лишь в пределах своего среднего месячного заработка.

11. Судам следует учитывать, что работник может быть привлечен к материальной ответственности в полном размере на основании пункта 5 части первой статьи 243 ТК РФ, если ущерб причинен в результате преступных действий, установленных вступившим в законную силу приговором суда.

Учитывая, что наличие обвинительного приговора суда является обязательным условием для возможного привлечения работника к полной материальной ответственности по пункту 5 части первой статьи 243 ТК РФ, прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования или в суде, в том числе и по нереабилитирующим основаниям (в частности, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, вследствие акта об амнистии), либо вынесение судом оправдательного приговора не может служить основанием для привлечения лица к полной материальной ответственности.

Если в отношении работника вынесен обвинительный приговор, однако вследствие акта об амнистии он был полностью или частично освобожден от наказания, такой работник может быть привлечен к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный работодателю, на основании пункта 5 части первой статьи 243 ТК РФ, поскольку имеется вступивший в законную силу приговор суда, которым установлен преступный характер его действий.

Невозможность привлечения работника к полной материальной ответственности по пункту 5 части первой статьи 243 ТК РФ не исключает право работодателя требовать от этого работника полного возмещения причиненного ущерба по иным основаниям.

12. Согласно пункту 6 части первой статьи 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может быть возложена на работника в случае причинения им ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом.

Учитывая это, работник может быть привлечен к полной материальной ответственности, если по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении судьей, органом, должностным лицом, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, было вынесено Постановление о назначении административного наказания (пункт 1 абзаца первого части 1 статьи 29.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), поскольку в указанном случае факт совершения лицом административного правонарушения установлен.

Если работник был освобожден от административной ответственности за совершение административного правонарушения в связи с его малозначительностью, о чем по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении было вынесено постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении, и работнику было объявлено устное замечание, на такого работника также может быть возложена материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба, так как при малозначительности административного правонарушения устанавливается факт его совершения, а также выявляются все признаки состава правонарушения и лицо освобождается лишь от административного наказания (статья 2.9, пункт 2 абзаца второго части 1 статьи 29.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Поскольку истечение сроков давности привлечения к административной ответственности либо издание акта об амнистии, если такой акт устраняет применение административного наказания, является безусловным основанием, исключающим производство по делу об административном правонарушении (пункты 4, 6 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), в указанных ситуациях работник не может быть привлечен к полной материальной ответственности по пункту 6 части первой статьи 243 ТК РФ, однако это не исключает право работодателя требовать от этого работника возмещения ущерба в полном размере по иным основаниям.

13. При оценке доказательств, подтверждающих размер причиненного работодателю ущерба, суду необходимо иметь в виду, что в соответствии с частью первой статьи 246 ТК РФ при утрате и порче имущества он определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества.

В тех случаях, когда невозможно установить день причинения ущерба, работодатель вправе исчислить размер ущерба на день его обнаружения.

Если на время рассмотрения дела в суде размер ущерба, причиненного работодателю утратой или порчей имущества, в связи с ростом или снижением рыночных цен изменится, суд не вправе удовлетворить требование работодателя о возмещении работником ущерба в большем размере либо требование работника о возмещении ущерба в меньшем размере, чем он был определен на день его причинения (обнаружения), поскольку Трудовой кодекс Российской Федерации такой возможности не предусматривает.

14. Если иск о возмещении ущерба заявлен по основаниям, предусмотренным статьей 245 ТК РФ (коллективная (бригадная) материальная ответственность за причинение ущерба), суду необходимо проверить, соблюдены ли работодателем предусмотренные законом правила установления коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также ко всем ли членам коллектива (бригады), работавшим в период возникновения ущерба, предъявлен иск. Если иск предъявлен не ко всем членам коллектива (бригады), суд, исходя из статьи 43 ГПК РФ, вправе по своей инициативе привлечь их к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика, поскольку от этого зависит правильное определение индивидуальной ответственности каждого члена коллектива (бригады).

Определяя размер ущерба, подлежащего возмещению каждым из работников, суду необходимо учитывать степень вины каждого члена коллектива (бригады), размер месячной тарифной ставки (должностного оклада) каждого лица, время, которое он фактически проработал в составе коллектива (бригады) за период от последней инвентаризации до дня обнаружения ущерба.

15. При определении суммы, подлежащей взысканию, судам следует учитывать, что в силу статьи 238 ТК РФ работник обязан возместить лишь прямой действительный ущерб, причиненный работодателю, под которым понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе находящегося у работодателя имущества третьих лиц, если он несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение или восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, которые выплачены работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба. При этом необходимо иметь в виду, что работник может нести ответственность лишь в пределах этих сумм и при условии наличия причинно-следственной связи между виновными действиями (бездействием) работника и причинением ущерба третьим лицам.

В силу части второй статьи 392 ТК РФ работодатель вправе предъявить иск к работнику о взыскании сумм, выплаченных в счет возмещения ущерба третьим лицам, в течение одного года с момента выплаты работодателем данных сумм.

16. Если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что работник обязан возместить причиненный ущерб, суд в соответствии с частью первой статьи 250 ТК РФ может с учетом степени и формы вины, материального положения работника, а также других конкретных обстоятельств снизить размер сумм, подлежащих взысканию, но не вправе полностью освободить работника от такой обязанности.

При этом следует иметь в виду, что в соответствии с частью второй статьи 250 ТК РФ снижение размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, не может быть произведено, если ущерб причинен преступлением, совершенным в корыстных целях.

Снижение размера ущерба допустимо в случаях как полной, так и ограниченной материальной ответственности. Такое снижение возможно также и при коллективной (бригадной) ответственности, но только после определения сумм, подлежащих взысканию с каждого члена коллектива (бригады), поскольку степень вины, конкретные обстоятельства для каждого из членов коллектива (бригады) могут быть неодинаковыми (например, активное или безразличное отношение работника к предотвращению ущерба либо уменьшению его размера).

При этом необходимо учитывать, что уменьшение размера взыскания с одного или нескольких членов коллектива (бригады) не может служить основанием для соответствующего увеличения размера взыскания с других членов коллектива (бригады).

Оценивая материальное положение работника, следует принимать во внимание его имущественное положение (размер заработка, иных основных и дополнительных доходов), его семейное положение (количество членов семьи, наличие иждивенцев, удержания по исполнительным документам) и т.п.

17. Вопрос о способе возмещения причиненного ущерба в тех случаях, когда работник желает в счет возмещения ущерба передать истцу равноценное имущество или исправить поврежденное имущество, решается судом исходя из конкретных обстоятельств дела и с учетом соблюдения прав и интересов обеих сторон.

18. В связи с принятием настоящего Постановления признать утратившим силу Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 марта 1983 г. N 1 "О некоторых вопросах применения судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации" с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлениями Пленума от 27 июля 1983 г. N 4, от 20 декабря 1983 г. N 11, от 16 декабря 1986 г. N 5 и от 21 апреля 1987 г. N 3, в редакции Постановлений Пленума от 21 декабря 1993 г. N 11 и от 25 октября 1996 г. N 10.

Председатель
Верховного Суда
Российской Федерации
В.М.ЛЕБЕДЕВ

Секретарь Пленума,
Судья Верховного Суда
Российской Федерации
В.В.ДЕМИДОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *