Справочник

Постановление пленума о вымогательстве

Все статьи Разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по делам о вымогательстве (Волков К.А.)

Принятие Пленумом Верховного Суда РФ 17 декабря 2015 г. нового Постановления N 56 "О судебной практике по делам о вымогательстве (статья 163 Уголовного кодекса Российской Федерации)" <1> знаменует собой очередной этап обобщения практики применения уголовного законодательства, имеющей конечной целью повышение эффективности правоприменения по делам о вымогательстве. Постановление пришло на смену разъяснению Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 3 "О судебной практике по делам о вымогательстве" <2>, которое принималось еще в период действия УК РФ 1960 г. и давало разъяснения применительно к нормам уголовного закона, которые в значительной степени отличаются от современных уголовно-правовых предписаний. Так, в настоящее время уголовный закон не проводит отличий в уголовно-правовой оценке посягательств на собственность в зависимости от ее форм (государственного, кооперативного или общественного имущества и личного имущества); статья о вымогательстве (ст. 163 УК РФ) не содержит ряда квалифицированных видов посягательств, характерных для уголовного права советского периода (совершенное повторно либо особо опасным рецидивистом). Кроме того, принятие и последующая модернизация уголовного закона в отношении преступлений против собственности породили в следственной и судебной практике трудности правоприменения, требующие скорейшего разрешения.
———————————
<1> Российская газета. 2015. 28 декабря.
<2> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 3 "О судебной практике по делам о вымогательстве" (в ред. N 10 от 25 октября 1996 г.) // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 — 1993. М., 2000.

Нельзя также не обратить внимание на резкие разноплановые колебания в динамике количественных изменений рассматриваемой группы преступлений против собственности. Так, по официальным данным МВД России, за последние пять лет происходили процессы как резкого снижения, так и значительного роста количества вымогательств: в 2011 г. снижение на 10% (5915 преступлений), в 2012 — 2013 гг. увеличение соответственно на 1,3% (59809 преступлений) и 10,1% (до 6594); резкое снижение в 2014 г. на 31,4% (4541 преступление) и незначительное снижение на 6,3% в 2015 г. (4259 преступлений) <3>. Возможной причиной такой нелогичной на первый взгляд криминологической динамики роста и снижения вымогательства явилось отсутствие современных разъяснений высшего судебного органа страны по вопросам квалификации вымогательства и отграничения от смежных преступлений.
———————————
<3> Состояние преступности в Российской Федерации. URL: https://mvd.ru/folder/101762 (дата обращения: 4 мая 2016 г.).

Поэтому появление нового интерпретационного акта высшей судебной инстанции знаменует не только очередной виток обобщения судебной практики применения законодательства по делам о вымогательстве, но и, надеемся, будет способствовать повышению эффективности противодействия корыстным преступлениям против собственности.
В целом оценивая положительно новое разъяснение Пленума Верховного Суда РФ по вопросам уголовной ответственности за вымогательство (ст. 163 УК РФ), остановимся на наиболее значимых его положениях.
Обращает на себя внимание тот факт, что новая редакция Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. N 56 дает более подробную характеристику предмета вымогательства, в который входит, как известно, не только чужое имущество, но и права на имущество и совершение других действий имущественного характера. Согласно п. 2 рассматриваемого Постановления "к предмету вымогательства по смыслу ст. 163 УК РФ относится, в частности, чужое (то есть не принадлежащее виновному на праве собственности) имущество, а именно вещи, включая наличные денежные средства, документарные ценные бумаги; безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, а также имущественные права, в том числе права требования и исключительные права. Под правом на имущество, с передачей которого могут быть связаны требования при вымогательстве, в ст. 163 УК РФ понимается удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества".
В большинстве случаев в судебной практике по делам о вымогательстве встречаются требования о передаче чужого имущества. Так, по приговору Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края от 11 февраля 2008 г. К.И.А.

An error occurred.

осужден по п. "а" ч. 2 ст. 163 УК РФ за вымогательство, т.е. требование передачи чужого имущества потерпевшего К.М.Н. под угрозой применения насилия. Преступление совершено 25 января 2006 г. группой лиц по предварительному сговору совместно с А.Д.Н. и А.Н.Н., при изложенных в приговоре обстоятельствах. Согласно материалам уголовного дела, осужденные К.И.А., А.Д.Н. и А.Н.Н. в подъезде дома по месту жительства К.М.Н. требовали от последнего деньги в сумме 5000 рублей за то, что он торгует наркотиками, под угрозой применения насилия, передавая обрез из рук в руки <4>.
———————————
<4> Приговор Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края от 11 февраля 2008 г. в отношении К.И.А., А.Д.Н. и А.Н.Н. // Архив Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края.

Реже в судебной практике имеют место случаи, при которых в качестве предмета вымогательства выступает право на имущество. Например, по приговору Иркутского областного суда от 29 октября 2013 г. К. осужден за вымогательство, т.е. требование передачи права на чужое имущество, совершенное 27 декабря 2012 г. группой лиц по предварительному сговору с С., с применением насилия и причинения тяжкого вреда здоровью Б., при изложенных в приговоре обстоятельствах. Он же осужден также за убийство Б., совершенное группой лиц по предварительному сговору с С., сопряженное с вымогательством, при изложенных в приговоре обстоятельствах.
Как следует из материалов уголовного дела, в ходе распития спиртных напитков у К. возникла мысль попросить Б. переписать на его имя дом. После отказа Б. в выполнении преступных требований К. разозлился и стал совместно с С. избивать потерпевшего. После того как Б. упал, К. нанес не менее пяти ударов ножом в область груди потерпевшего. В ходе нанесения телесных повреждений С. предложил перерезать потерпевшему горло. К. передал С. нож, которым тот нанес удары в шею, причинив Б. смерть <5>.
———————————
<5> Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 22 января 2014 г. N 66-АПУ13-83 в отношении К. и С. // СПС "КонсультантПлюс". URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 10 мая 2016 г.).

К сожалению, Пленум Верховного Суда РФ уклонился от дачи разъяснений по вопросу квалификации требования передачи права на имущество, при котором оно выдвигается виновным в отношении имущества, находящегося в его совместной собственности (например, в случае раздела имущества супругов). Здесь может возникнуть вопрос о необходимости квалификации содеянного по ст. 330 УК РФ как самоуправства. Вместе с тем полагаем, что не всегда требование передачи права на имущество при разделе имущества будет свидетельствовать о составе ст. 163 УК РФ, поскольку со стороны виновного лица принадлежность указанного имущества может оспариваться. Представляется, что наличие состава вымогательства определяется только при условии очевидного характера неправомерности действий в отношении указанного имущества, при котором виновное лицо не имеет права на соответствующую долю имущества при возможном его разделе.
На наш взгляд, как вымогательство следует квалифицировать требование передачи права на имущество, выдвинутое виновным, в частности, при разделе имущества, находящегося в общей собственности (например, в тех случаях, когда у виновного лица отсутствовало право на указанное имущество при его разделе).
В п. 3 разъяснений Пленума Верховного Суда РФ раскрывается также понятие такого предмета преступления, как "действия имущественного характера, на совершение которых направлено требование при вымогательстве", к которым "относятся действия, не связанные непосредственно с переходом права собственности или других вещных прав (в частности, производство работ или оказание услуг, являющихся возмездными в обычных условиях гражданского оборота; исполнение потерпевшим за виновного обязательств)". В связи с этим обратим внимание на то, что в число "действий имущественного характера, на совершение которых направлено требование при вымогательстве" не вошло требование, связанное с освобождением виновного от разного рода имущественных обязательств (например, прощение долга).
Весьма интересным видится анализ толкования признаков "крупный" и "особо крупный размер" применительно к вымогательству с учетом новых разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда РФ. В частности, на этот счет сегодня имеется специальное разъяснение в п. 15 Постановления, согласно которому "вымогательство считается совершенным в крупном либо особо крупном размере, если требование направлено на передачу чужого имущества, права на имущество, производство работ или оказание услуг, стоимость которых на момент предъявления требования превышает стоимость, указанную в п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ".
Безусловно, заслуживает одобрения идея четко указать, что понимается под вымогательством, совершенным в крупном или в особо крупном размере. Между тем юридический анализ ст. 163 УК РФ свидетельствует, что если к вымогательству в крупном размере (п. "г" ч. 2 ст. 163 УК РФ) подход в толковании указанного признака будет единым независимо от вида предмета преступления, то по признаку "в целях получения имущества в особо крупном размере" складывается иная картина. Однако диспозиция п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за совершение вымогательства в целях получения только имущества в крупном размере. Исходя из этого вымогательство права на имущество или действий имущественного характера на сумму свыше одного миллиона рублей формально должно квалифицироваться по п. "г" ч. 2 ст. 163 УК РФ.
Представляется, что иной подход к установлению ответственности за вымогательство на сумму свыше миллиона рублей в зависимости от предмета преступления абсолютно нелогичен и не соответствует теоретическим и законодательным критериям дифференциации общественной опасности применительно к преступлениям против собственности. Системный анализ уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за посягательства на собственность, показывает, что для подобной дифференциации уголовного закона нет оснований. Например, ст. ст. 159 и 165 УК РФ, так же как и ст. 163 УК РФ, содержат несколько предметов преступления (чужое имущество, право на имущество), вместе с тем применительно к толкованию признаков при совершении указанных преступлений в крупном и особо крупном размере в уголовном законе нет никаких отличий.
Здесь уместно указать на положения п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. N 56, в котором подчеркивается, что характер общественной опасности преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ, определяется направленностью посягательства на отношения собственности и иные имущественные отношения, а также на личность (здоровье, неприкосновенность, честь и достоинство, иные права и законные интересы). Исходя из этого, можно сделать вывод: указание в уголовном законе на то, что вымогательство на сумму свыше миллиона рублей возможно только в отношении чужого имущества (п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ), является очевидным законодательным дефектом. В связи с этим заслуживает поддержки идея установления единого подхода к определению степени общественной опасности с учетом законодательно дифференцированных сумм ущерба собственнику или иному законному владельцу имущества. Вместе с тем, по нашему глубокому убеждению, это необходимо делать путем внесения соответствующих изменений в уголовный закон. Поэтому в данном случае Верховный Суд РФ осуществил прямое нормотворчество, оказав влияние на преодоление законодательной ошибки посредством соответствующего прецедентного толкования <6>.
———————————
<6> Волков К.А., Тулиглович М.А. Новые разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по делам о вымогательстве и процессы самоорганизации правоприменения // Российская юстиция. 2016. N 4. С. 42 — 44.

Перечень вопросов квалификации преступлений, связанных с новым разъяснением Пленума Верховного Суда РФ по делам о вымогательстве, не является исчерпывающим. В то же время разъяснения Пленума Верховного Суда РФ помогают унифицировать судебную и следственную практику, предотвратить возможные ошибки в понимании и применении норм, предусматривающих уголовную ответственность за преступления против собственности, завершая тем самым процессы самоорганизации правоприменения до вмешательства в эту систему законодателя.

Литература

1. Волков К.А., Тулиглович М.А. Новые разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по делам о вымогательстве и процессы самоорганизации правоприменения // Российская юстиция. 2016. N 4. С. 42 — 44.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

20 выводов Пленума ВС РФ о вымогательстве

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 августа 1992 г. No. 10

О ВЫПОЛНЕНИИ СУДАМИ РУКОВОДЯЩИХ РАЗЪЯСНЕНИЙ ПЛЕНУМА

ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИМЕНЕНИЮ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ВЫМОГАТЕЛЬСТВО

Обсудив ход выполнения постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 4 мая 1990 г. No. 3 "О судебной практике по делам о вымогательстве", Пленум отмечает, что данные в этом постановлении разъяснения способствовали правильному применению судами законодательства об ответственности за вымогательство и тем самым — повышению качества правосудия.

В то же время проведенное обобщение показало, что при рассмотрении дел этой категории не во всех случаях последовательно выполняются требования закона о необходимости всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств совершенного преступления; не всегда учитываются разъяснения Пленума относительно критериев отграничения вымогательства, соединенного с насилием, от грабежа и разбоя и признания преступления совершенным организованной группой. В результате допускаются ошибки при квалификации преступных действий и назначении наказания виновным.

Неединичны факты, когда суды не выполняют требований закона об обязательном назначении конфискации имущества за квалифицированные виды вымогательства и не учитывают разъяснений Пленума о том, что неприменение конфискации в этих случаях возможно лишь при наличии условий, предусмотренных ст. 43 УК РСФСР, с указанием в приговоре мотивов принятого решения.

Наряду с этим материалы обобщения свидетельствуют, что суды испытывают затруднения при квалификации вымогательства по признаку причинения крупного ущерба, при определении характера насилия, применяемого в процессе совершения этих преступных действий, и по-разному решают вопрос о наличии либо отсутствии в действиях обвиняемых такого квалифицирующего признака, как повторность.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет:

1. Обратить внимание судов на необходимость устранения отмеченных недостатков и дальнейшего совершенствования практики рассмотрения дел о вымогательстве с учетом разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению законодательства об ответственности за это преступление.

2. В связи с изменениями в законодательстве и необходимостью разъяснения некоторых вопросов его применения внести в постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 4 мая 1990 г. No. 3 "О судебной практике по делам о вымогательстве" следующие изменения и дополнения:

а) дополнить постановление пунктами 3а, 3б, 3в, 5а и 5б следующего содержания:

"3а. Вымогательство следует считать повторным во всех случаях, когда лицо ранее совершило одно из преступлений, указанных в примечаниях к ст. ст. 89 и 144 УК РСФСР, безотносительно к тому, было ли оно за них осуждено.

Вымогательство не может квалифицироваться как повторное, если к моменту совершения этого преступления истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за ранее совершенное преступление, указанное в примечаниях к ст. ст. 89 и 144 УК РСФСР, а также если судимость за него погашена либо снята в соответствии со ст.

57 УК РСФСР, либо снята в силу акта амнистии или помилования.

Не образуют повторности неоднократные требования передачи имущества или права на имущество, обращенные к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом.

3б. При квалификации преступления по предусмотренному ч. 3 ст. 95 УК РСФСР признаку — причинение крупного ущерба — следует руководствоваться содержащимся в примечании к ст. 89 УК РСФСР стоимостным критерием, установленным Законом Российской Федерации от 5 декабря 1991 г., в соответствии с которым деяние считается причинившим крупный ущерб государству или общественной организации, если оно совершено на сумму, пятидесятикратно превышающую минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации.

При этом следует исходить из минимального размера оплаты труда, существовавшего на момент совершения преступления. Если ко времени судебного разбирательства, постановления приговора либо рассмотрения дела в вышестоящих судебных инстанциях законодательством будет установлен более высокий минимальный размер оплаты труда, то это обстоятельство не может служить основанием для исключения из обвинения указанного квалифицирующего признака.

3в. Квалифицируя по признаку причинения крупного ущерба вымогательство личного имущества граждан (ч. 3 ст. 148 УК РСФСР), следует учитывать стоимость изъятого, поврежденного или уничтоженного имущества, а также его количество и значимость для потерпевшего, материальное положение последнего, в частности размеры его доходов, наличие иждивенцев и т.п.".

"5а. Под насилием, не опасным для жизни и здоровья, как квалифицирующим признаком вымогательства (ч. 2 ст. 95 и ч. 2 ст. 148 УК РСФСР) следует понимать побои, причинение легкого телесного повреждения, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, а также иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы, если это не создавало опасности для его жизни и здоровья.

5б. Под насилием, опасным для жизни и здоровья, как квалифицирующим признаком вымогательства (ч. 3 ст. 95 и ч. 3 ст. 148 УК РСФСР) следует понимать причинение потерпевшему менее тяжкого телесного повреждения либо легкого телесного повреждения, повлекшего за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности, а также иное насилие, которое хотя и не причинило указанного вреда, но в момент применения создавало реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего.";

б) исключить из пункта 6 слова "причинение им в процессе вымогательства тяжких телесных повреждений, перечисленных в ч. 1 ст. 108 УК РСФСР";

в) изложить первый абзац пункта 7 в следующей редакции:

"Если вымогательство совершено с причинением тяжких телесных повреждений, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 95 (ч. 3 ст. 148) и соответствующей частью ст. 108 УК РСФСР.".

Председатель

Верховного Суда

Российской Федерации

В.М.ЛЕБЕДЕВ

Секретарь Пленума,

член Верховного Суда

Российской Федерации

В.В.ДЕМИДОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *