Справочник

Пророгационное соглашение

Понятие международного гражданского процесса. Определение подсудности и

Пророгационные соглашения.

Под международным гражданским процессом в науке международного частного права понимается совокупность вопросов процессуального характера, связанных с защитой прав иностранцев и иностранных юридических лиц в суде и арбитраже. Термин «международный гражданский процесс» носит условный характер. Обычно к международному гражданскому процессу относят следующие вопросы: 1) определение подсудности в отношении дел, возникающих по гражданским, семейным и трудовым правоотношениям с иностранным, или международным, элементом; 2) процессуальное положение иностранных граждан и иностранных юридических лиц в суде; 3) процессуальное положение иностранного государства и его дипломатических и консульских представителей; 4) установление содержания иностранного права; 5) обращение к иностранным судам с поручениями о вручении документов и выполнении отдельных процессуальных действий и исполнение поручений иностранных судов; 6) признание и принудительное исполнение иностранных судебных решений; 7) совершение нотариальных действий; 8) признание иностранных арбитражных соглашений; 9) рассмотрение споров в порядке арбитража; 10) принудительное исполнение решений иностранного арбитража.

Рассматривая дела с иностранным элементом, суды в РФ, как и в других странах, в принципе применяют при решении гражданских процессуальных вопросов право своей страны.

Портал "Изба-Читальня" — Ваш успех в учебе и работе!

При этом возможны случаи, когда то или иное понятие по российскому законодательству относится к материальному праву, а по праву какого-либо иностранного государства – к процессу, или наоборот. Иностранный закон, как правило, не подлежит применению в российском суде по тем вопросам, которые по нашему законодательству считаются процессуальными. И наоборот, то обстоятельство, что данная норма считается в другой стране процессуальной, не препятствует ее применению нашим судом, если по российскому праву она рассматривается как норма материального гражданского права.

Определение подсудности и пророгационные соглашения

1. В международном частном праве под международной подсудностью понимается компетенция судов данного государства по разрешению гражданских дел с иностранным элементом. Например, надо решить, может ли суд данной страны принимать к своему рассмотрению иски к ответчикам, не имеющим в этой стране места жительства, может ли суд рассматривать дело о расторжении брака между иностранцами или между отечественным гражданином и иностранцем и т.п. Эти вопросы решаются с помощью норм законодательства данного государства и международных соглашений.

Определение подсудности следует отличать от определения права, подлежащего применению к правоотношению с иностранным элементом.

Известны три основные системы определения подсудности:

1) по признаку гражданства сторон спора.

Так, для того чтобы суд какого-либо государства (например, Франции) признал себя компетентным рассматривать дело, достаточно, чтобы спор касался сделки, заключенной гражданином этого государства, независимо от места ее заключения;

2) путем распространения правил внутренней территориальной подсудности, и прежде всего правила подсудности по месту жительства ответчика, при определении подсудности по делам с иностранным элементом (например, в ФРГ);

3) по признаку «присутствия» ответчика, которое толкуется весьма широко (например, в Великобритании и США).

Законодательство и практика большинства государств допускают так называемую договорную подсудность. Это значит, что по соглашению сторон конкретное дело может быть отнесено к юрисдикции иностранного государства, хотя по закону страны суда оно подсудно местному суду, или, наоборот, дело, которое по закону места нахождения суда подсудно иностранному суду, может быть в силу соглашения сторон отнесено к юрисдикции местного суда.

Соглашения сторон, устанавливающие выбор подсудности, называются пророгационными соглашениями. Соглашения такого рода известны в договорной практике нашего государства. В торговых договорах обычно устанавливается, что споры по сделкам, заключенным нашим торгпредством за границей, подлежат местной юрисдикции. Наряду с этим часто предусматривается, что для споров по сделке может быть определена и иная подсудность.

56.Право на судебную защиту и гражданские процессуальные права иностранцев в РФ. Процессуальное положение иностранного государства.

Российское законодательство, предоставляя иностранцам в принципе равную с нашими гражданами возможность приобретать и осуществлять свои права в РФ, вместе с тем дает им возможность их судебной защиты.

Значение, которое уделяется в России защите прав иностранцев, нашло свое отражение в том, что иностранным гражданам и лицам без гражданства гарантируется право на обращение в суд и иные государственные органы для защиты принадлежащих им личных, имущественных, семейных и иных прав.

Иностранные граждане пользуются гражданскими процессуальными правами наравне с российскими гражданами. Иностранцы могут участвовать в гражданских процессах в качестве истца, ответчика или третьего лица. Право на судебную защиту имеют в РФ иностранные предприятия и организации (ст. 433 ГПК РСФСР).

В России нет каких-либо ограничений или условий, выполнение которых необходимо для обращения иностранца в суд. Между тем процессуальному законодательству ряда государств известно правило, согласно которому при предъявлении иска иностранец-истец должен внести денежный залог в обеспечение судебных расходов, которые может понести ответчик, если истцу будет отказано в иске.

Все договоры о правовой помощи, заключенные с другими государствами, устанавливают, что граждане одного государства пользуются на территории другого государства в отношении своих личных и имущественных прав такой же защитой, как и собственные граждане. Им предоставлено право свободно и беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру, нотариальные конторы и иные учреждения юстиции другого государства.

Они могут возбуждать ходатайства и предъявлять иски на равных основаниях с отечественными гражданами. Им предоставляются одинаковые с отечественными гражданами процессуальные права, и они не должны вносить какой-либо залог при предъявлении иска.

Иностранец может вести дела в суде лично или через представителя. В нашем праве нет института обязательного судебного представительства. Представителями иностранных граждан в суде могут быть как российские граждане, так и иностранцы.

Процессуальное положение иностранного государства

1. Иностранное государство обладает судебным иммунитетом. Под судебным иммунитетом понимается изъятие одного государства из-под юрисдикции другого государства. Иностранное государство не может быть привлечено к суду в качестве ответчика без его согласия. Основанием этого правила являются принцип суверенитета и принцип суверенного равенства государств. Судебный иммунитет государства включает в себя: а) судебный иммунитет в узком смысле слова – саму неподсудность одного государства суду другого; б) иммунитет от предварительного обеспечения иска; в) иммунитет от принудительного исполнения судебного решения (см. гл. 7).

Принцип иммунитета не следует понимать как «отказ в правосудии». Иск к государству может быть предъявлен в его собственных судах, а в судах другой страны – лишь с его согласия. Если же такого согласия не было, истец может обратиться к собственному государству, для того чтобы оно вступило в дипломатические переговоры с иностранным государством.

Однако чаще всего при заключении контракта с государством или с его органом в контракт включается арбитражная оговорка. Она означает согласие государства на рассмотрение иска к нему в порядке арбитража.

Пророгационное и арбитражное соглашения.

В соответствии со статьей 237 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) если стороны, хотя бы одна из которых является иностранным лицом, заключили соглашение, в котором определено, что суд, рассматривающий экономические дела, в Республике Беларусь обладает компетенцией по рассмотрению возникшего или могущего возникнуть спора, связанного с осуществлением ими предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности, суд, рассматривающий экономические дела, в Республике Беларусь будет обладать исключительной компетенцией по рассмотрению данного спора при условии, что такое соглашение не изменяет исключительной компетенции иностранного суда. Подобное соглашение об изменении подсудности споров и выборе сторонами юрисдикции суда того или иного государства называется пророгационным. В силу пророгационного соглашения дело, не подсудное суду данного государства, передается этому суду на рассмотрение.

Сложившаяся судебная практика свидетельствует о том, что субъекты предпринимательской деятельности разнообразно формируют свою волю при определении компетенции суда, путем изложения в заключаемых договорах записей (пророгационных соглашений) о рассмотрении споров, в случае возникновения таковых. Так, например, в одних случаях субъекты указывают в договорах наименование конкретного суда, в других случаях делают общие формулировки в виде "споры передаются в экономический суд" и т.п.

При наличии таких записей в договорах судебная практика исходит из того, что между сторонами достигнуто соглашение о договорной подсудности и, как следствие, ими оговорены следующие условия: во-первых, сторона, на территории которой подлежит рассмотрению возникший спор; во-вторых, указана система судов.

Если пророгационное соглашение, составленное в общей форме, отсылает не к конкретному суду, а к правовой системе государства в целом (например, "споры и разногласия разрешаются в установленном законом Республики Беларусь порядке"), подсудность определяется общими правилами подсудности, установленными законодательством данного государства.

К форме пророгационного соглашения применяются требования, установленные правом Республики Беларусь для форм внешнеэкономических сделок. Пророгационное соглашение может быть заключено в письменном виде или может содержаться в тексте договора либо в отдельном документе.

Из анализа положений п. 9 и п. 12 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 31 октября 2011 г. N 21 " О некоторых вопросах рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц" следует, что пророгационное и арбитражное соглашения являются соглашениями одного вида. Различие между ними состоит в том, что пророгационное соглашение определяет подсудность дела экономическому суду, арбитражное – третейскому суду.

В соответствии с Законом Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. «О международном арбитражном (третейском) суде» арбитражным соглашением является соглашение сторон о передаче на рассмотрение международного арбитражного суда всех или отдельных споров, которые возникли или могут воз­никнуть из связывающего стороны правоотношения. Арбит­ражное соглашение может быть заключено в виде арбитраж­ной оговорки (отдельного положения гражданско-правового договора) или в виде самостоятельного договора. Данное оп­ределение арбитражного соглашения в целом повторяет соответ­ствующее определение, содержащееся в ст. 7 Типового закона.

По своей юридической природе арбитражное соглашение яв­ляется разновидностью гражданско-правового договора и, как лю­бой договор, представляет собой согласованное волеизъявление сторон, направленное на установление определенных прав и обя­занностей. Однако в отличие от большинства договоров арбит­ражное соглашение является гражданско-правовым договором с процессуальными последствиями

Согласно п. 14 Постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 31 октября 2011 г. N 21 " О некоторых вопросах рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц", наличие заключенного сторонами арбитражного соглашения не является препятствием для принятия предъявленного одной из сторон арбитражного соглашения искового заявления к производству надлежащего экономического суда и возбуждения им производства по делу.

Особенности арбитражного соглашения:

1.арбитражное соглашение может быть включено в качестве одного из условий (отдельного положения) в гражданс­ко-правовой договор (в этом случае оно носит название арбит­ражной оговорки), а может быть составлено в виде отдельного договора, так называемой третейской записи.

2. арбитражное соглашение может устанавливать компетенцию арбитражного суда на рассмотрение споров, ко­торые могут возникнуть в будущем, а может устанавливать компетенцию арбитражного суда на рассмотрение уже возник­шего спора.

Как правило, в международной договорной практике арбит­ражные соглашения включаются в заключаемый сторонами граж­данско-правовой договор (контракт) в виде отдельных условий (пунктов, разделов), т.е. представляют собой арбитражные оговор­ки (arbitration clause) и содержат согласованное волеизъявление сторон о рассмотрении в арбитражном порядке споров, которые могут возникнуть в будущем в связи с данным договором (кон­трактом).

Пример текста подобной арбитражной оговорки: «Все споры, вытекающие из насто­ящего договора, в том числе — связанные с его изменением, расторжением, испол­нением, недействительностью, подлежат разрешению в (наименование арбитраж­ного суда). Спор будет разрешаться одним арбитром, назначенным в соответ­ствии с регламентом (наименование арбитражного суда).

Предпочтительность включения условия об арбитраже в заключаемый гражданско-правовой договор очевидна, поскольку на стадии заключения договора стороны заинтересованы в сотрудничестве, в установлении юридических отношений и опре­делении их условий, поэтому им значительно проще прийти к со­глашению о порядке рассмотрения споров, которые могут возник­нуть из договора, договориться о компетентном арбитражном уч­реждении. После возникновения юридического конфликта сторо­нам достичь соответствующего соглашения значительно сложнее.

Форма арбитражного соглашения

Статья II Нью-Йорской конвенции устанавливает обязатель­ную письменную форму арбитражного соглашения, а пп. «а» п. 2 ст. 1 Европейской конвенции гласит, что арбитражное соглашение должно быть совершено в письменной форме, «а в отношениях между государствами, в которых ни один из законов не требует письменной формы для арбитражного соглашения», — в форме, разрешенной этими законами.

Типовой закон (п. 2 ст. 7), а также национальные законы большинства государств также предусматривают обязательную письменную форму арбитражного соглашения. Это утверждение справедливо и для тех государств, в которых национальные зако­ны об арбитраже не являются результатом более или менее де­тального заимствования Типового закона (см., например, § 2 феде­рального закона США «Об арбитраже», ст. 1443 ГПК Франции и т.д.). В юридической литературе указывается, что устная форма арбитражного соглашения допускается лишь в некоторых госу­дарствах.

Часть вторая ст. 11 отечественного Закона устанавливает: «Арбитражное соглашение заключается в письменной форме. Оно считается заключенным, если содержится в документе, подписан­ном сторонами, или заключено путем обмена сообщениями с ис­пользованием почты или любых иных средств связи, обеспечива­ющих письменное фиксирование волеизъявления сторон, включая направление искового заявления и ответ на него, в которых соот­ветственно одна сторона предлагает рассмотреть дело в междуна­родном арбитражном суде, а другая не возражает против этого. Ссылка в договоре на документ, содержащий арбитражную ого­ворку, является арбитражным соглашением при условии, что дого­вор заключен в письменной форме, а содержание ссылки делает упомянутую оговорку частью договора».

Содержание арбитражного соглашениясоставляют его условия, касающиеся различных аспектов арбитражного разбира­тельства спора (споров) между сторонами.

Правильное толкование арбитражного соглашения является обычно одной из основных процессуальных задач, которую необхо­димо решить составу арбитражного суда при разрешении конкрет­ного спора. Поскольку арбитражное соглашение является разновиднос­тью гражданско-правового договора, то к анализу его содержания необходимо подходить с учетом общих подходов, существующих в материальном гражданском праве.

В соответствии с п. 1 ст 402 ГК Республики Беларусь «дого­вор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются ус­ловия о предмете договора, условия, которые названы в законода­тельстве как существенные для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сто­рон должно быть достигнуто соглашение».

Анализ международных договоров, национальных актов об арбитраже, арбитражной практики позволяет опреде­лить следующие условия арбитражного соглашения как существен­ные условия:

1. арбитражный порядок рассмотрения спора;

2. арбитражный орган, компетентный рассматривать спор;

3. круг споров, подлежащих рассмотрению в арбитраже.

Существенными условиями арбитражного соглашения, определяемыми сторонами, могут быть также являются следующие:

1. Место проведения арбитража может не совпадать с ме­стом нахождения компетентного институционального арбитража, а в арбитраже ad-hoc оно определяется исключительно по усмот­рению сторон.

2. Условие о языке арбитражного разбирательства обыч­но учитывает возможности сторон, либо сторонами избирается в качестве такового нейтральный язык, обычно — одних из между­народных языков. В соответствии с ч. 1 ст.

Международная подсудность

27 Закона "О международном арбитражном (третейском) суде" «если сто­роны не договорились о языке (языках), на котором будет прохо­дить разбирательство дела, состав международного арбитражного суда по своему усмотрению определяет этот язык (языки) с уче­том пожеланий сторон и возможностей арбитров».

3. Количество арбитров. Обычно в арбитражных соглаше­ниях предусматривается рассмотрение дел одним или тремя ар­битрами. Возможно и рассмотрение дела большим количеством арбитров, однако в подобном случае увеличиваются расходы сто­рон на проведение арбитража. Статья 16 Закона устанавливает, что «количественный состав международного арбитражного суда для разрешения спора определяется соглашением сторон, а при отсут­ствии такого соглашения включает трех арбитров». Таким же образом обычно регулируют данный вопрос регламенты большин­ства арбитражных центров.

4. Порядок, арбитражного разбирательства (т.е. его сроки, порядок и условия представления доказательств, возможность при­нятия обеспечительных мер, количество представителей и т.д.) в институциональном арбитражном суде обычно определен его рег­ламентом. Однако ст. 12 Закона устанавливает: «Если стороны предусмотрели в арбитражном соглашении передачу спора на рассмотрение постоянно действующего международного арбитраж­ного суда, то таким образом при отсутствии соглашения об ином они согласовали и порядок рассмотрения спора в соответствии с арбитражным регламентом». Следовательно, действие регламентов институциональных арбитражей носит диспозитивный характер, т.е. стороны могут договориться и об исключении действия той или иной нормы регламента либо по-иному урегулировать псе или от­дельные правила арбитражного разбирательства. В арбитражном же соглашении, устанавливающем компетенцию арбитража ad-hoc, порядок рассмотрения спора предпочтительно детализировать.

5. Применимое право. Стороны в арбитраж­ном соглашении могут установить материальное право, примени­мое к обязательственным отношениям между ними, т.е. к суще­ству спора. Однако наличие у сторон права по согласию опреде­лить процессуальное право, регулирующее процесс арбитража, не всегда признается в теории и на практике, а в национальных зако­нах некоторых государств заключение сторонами такого согла­шения прямо запрещено. Обычно преобладающее влияние на про­цесс арбитража оказывает процессуальный закон государства, на территории которого проходит арбитраж (lex loci arbitri), так как его несоблюдение иногда может повлечь отмену вынесенного ре­шения судом данного государства, а также процессуальный закон государства, в котором предполагается исполнение арбитражного решения, так как его несоблюдение при определенных условиях может повлечь отказ в признании и исполнении вынесенного арбитражного решения1.

6. Указание на допустимость или недопустимость обжалования арбитражного решения в арбитражном соглашении, как правило, не имеет самостоятельного значения, поскольку нормы процессуальных законов большинства государств, регулирующие обжалование решения арбитражного суда в государствен­ный суд, обычно носят императивный характер Стороны не могут исключить или наоборот установить возможность такого обжало­вания своим соглашением Однако по законодательству некото­рых государств (Бельгия, Швейцария, Швеция) стороны могут своим соглашением исключить или допустить обжалование ар­битражного решения.

Арбитражное соглашение может содержать и иные условия (специальные требования к квалификации арбитров, допустимость вступления в процесс соучастников или третьих лиц, отказ от иммунитета государства, являющегося стороной арбитражного со­глашения, правила о распределении арбитражных расходов и т д ).

Для того чтобы избежать практических затруднений с фор­мулированием арбитражных соглашений, постоянно действующи­ми арбитражными судами разрабатываются типовые (модельные) арбитражные соглашения (оговорки) (model arbitration clause, standard arbitration clause), которые обычно содержатся в регла­менте арбитражного учреждения Соответствующее типовое ар­битражное соглашение содержится и в Арбитражном регламенте ЮНСИТРАЛ Типовое арбитражное соглашение представляет собой юридически точную и определенную формулировку, кото­рая рекомендуется к включению в договоры в качестве арбит­ражной оговорки или при составлении третейской записи. Разу­меется, использование сторонами именно типового арбитражного соглашения не является обязательным

Регламент MAC Беларуси содержит типовую арбитражную оговорку: «Все споры, разногласия или требования, которые могут возникнуть из настоящего договора или в связи с ним, в т.ч. связанные с его изменением, расторжением, исполнением, недействительностью или толкованием, подлежат рассмотрению в Международном арбитражном суде при БелТПП в соответствии с его регламентом.».

Чаще всего арбитражное соглашение включается в двусто­ронние договоры, однако оно может быть включено и в многосто­ронние гражданско-правовые договоры (например, в учредительные договоры о создании и деятельности юридических лиц, в до­говоры цессионного характера и т.д.) В юридической литературе также имеются ссылки на применение арбитражных соглашений в односторонних сделках

Международная подсудность гражданско-правовых споров, осложненных иностранным элементом

Международная подсудность означает компетенцию судов определенного государства рассматривать гражданско-правовые споры, имеющие международный характер.

Надлежащей формулой в понимании международной подсудности является ответ на вопрос:

— «какой суд данного государства правомочен рассматривать гражданско-правовой спор, осложненный иностранным элементом?»

Ошибочной формулой следует считать:

— «суд какого государства компетентен рассматривать гражданско-правовой спор, осложненный иностранным элементом?»

Международная подсудность является прерогативой самого государства устанавливать, какие суды на его территории будут рассматривать гражданские дела, имеющие международный характер. В России все суды общей юрисдикции (начиная муниципальным и заканчивая Верховным Судом РФ), а также все государственные арбитражные суды наделены полномочиями рассматривать споры, осложненные иностранным элементом.

В правовых системах предусматриваются три основных способа определения международной подсудности:

• по признаку гражданства сторон: компетентен рассматривать спор суд того государства, гражданином которого является одна из сторон (применяется во Франции, Италии);

• по закону места нахождения или места жительства ответчика (применяется в Германии, Швейцарии);

• по признаку «фактического присутствия» ответчика (применяется в Англии, США).

Помимо перечисленных способов, в законодательстве многих государств закрепляется возможность установления договорной подсудности.

 Договорная подсудность представляет собой изменение компетенции государственных судов, рассматривающих гражданско-правовые споры, осложненные иностранным элементом. Соглашение, в котором стороны определяют компетенцию суда определенного государства, рассматривающего уже возникший между ними или могущий возникнуть в будущем спор, именуется пророгационным соглашением.

Одним из первых документов, где понятие «пророгационное соглашение» было использовано, стало постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г.

Определение подсудности дел с иностранным элементом. Пророгационные и дерогационные соглашения

«О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса». В соответствии с пунктом 7 постановления арбитражным судам Российской Федерации было предоставлено право рассматривать дела при наличии пророгационного соглашения, составленного в письменной форме.

В действующем гражданско-процессуальном законодательстве понятие «пророгационное соглашение» получило закрепление в пункте 1 ст. 404 ГПК РФ. Согласно пункту 1 пророгационное соглашение (которое законодатель определил как соглашение сторон об изменении подсудности дела) может быть заключено до принятия судом дела к своему производству. Следует обратить внимание, что пророгационные соглашения заключаются только по делам с участием иностранных лиц.

В Арбитражном процессуальном кодексе термин «пророгационное соглашение» не используется, но в статье 249 закреплена норма о возможности заключения соглашения, определяющего компетенцию государственного арбитражного суда в Российской Федерации. При этом данный Кодекс в отличие от Гражданского процессуального формулирует условие о заключении соглашения в письменной форме (п. 2 ст. 249).

Исключительная компетенция российских арбитражных судов, установленная как законодательством России, так и ее международными договорами, не может быть изменена пророгационным соглашением.

При наличии пророгационного соглашения о передаче спора в суд иностранного государства арбитражный суд Российской Федерации обязан прекратить производство по делу, если об этом ходатайствует ответчик. В случае возбуждения производства в судах нескольких государств арбитражный суд, в котором производство возбуждено позднее, также обязан прекратить производство по делу.

Вопросы, связанные с разграничением компетенции судов рассматривать споры международного характера, чаще всего определяются в международных договорах, причем преимущественно—в договорах о правовой помощи.

Не является исключением и Конвенция о правовой помощи и правоотношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. (Минская конвенция).

Вопросам, связанным с международной подсудностью, в Минской конвенции посвящено несколько специальных статей. Подсудность определяется в зависимости от категорий дел:

• по искам о праве собственности и других вещных правах на недвижимое имущество компетентен суд государства, на территории которого находится имущество;

• по делам о признании лица ограниченно дееспособным или недееспособным компетентным является суд государства, гражданином которого является это лицо;

• по делам о признании лица безвестно отсутствующим или объявлении лица умершим, а также по делам об установлении факта смерти компетентен суд государства, гражданином которого было лицо в то время, когда оно по последним данным было в живых.

Помимо перечисленных категорий, подсудность определяется также по делам в области брачно-семейных отношений: о заключении и расторжении брака, признании брака недействительным, о спорах между супругами, о правоотношениях между родителями и детьми, об установлении или отмене опеки и попечительства, об усыновлении и другим делам.

Согласно Минской конвенции возможно применение договорной подсудности, которая определяется соглашением сторон. При этом подчеркивается, что исключительная компетенция, установленная как в нормах самой Конвенции, так и в национальном законодательстве государств, не может быть изменена соглашением сторон. При наличии соглашения о передаче спора суд по заявлению ответчика обязан прекратить производство по делу.

Предусмотрен случай рассмотрения одного и того же дела в судах двух государств. В этой ситуации приоритет отдается суду, начавшему первым производство по делу. Суд, принявший дело к своему производству позднее, обязан прекратить производство. Что касается встречного иска, то он подлежит рассмотрению в суде, рассматривающем основной иск.

По некоторым категориям дел устанавливается альтернативная подсудность: например, по делам о расторжении брака компетентным считается или суд государства, гражданами которого являлись супруги в момент подачи заявления, или суд государства, на территории которого проживали супруги в момент подачи заявления.

В правовой системе Российской Федерации при определении подсудности сложность иногда возникает в том, что в гражданско-процессуальном законодательстве РФ основным принципом при определении подсудности является место жительства ответчика, а в международных договорах — признак гражданства сторон независимо от их места жительства. Учитывая, что международные нормы обладают приоритетом в применении перед нормами национального права, судью, принимающего решение о принятии дела к своему производству, такое несовпадение не должно смущать. Однако на практике судьи, знающие национальное законодательство и не располагающие информацией о наличии международных договоров, часто необоснованно отказывают в принятии иска к своему производству. Это обстоятельство не должно останавливать заинтересованных лиц, поскольку механизм обжалования определения об отказе в принятии искового заявления юридически предусмотрен, и справедливость в данном случае может быть восстановлена.

− Понятие международного гражданского процесса
− Правовое положение иностранных лиц в гражданском процессе
− Исполнение судебных поручений
− Признание и исполнение иностранных судебных решений

Под подсудностью понимают распределение между судами дел, подлежащих рассмотрению по первой инстанции, т. е.

Понятие международного гражданского процесса. Определение подсудности и

установление конкретного суда, который должен разрешить данное дело.

Международная подсудность – установление суда определенной страны, который должен разрешать данное дело.

Правовое регулирование вопросов подсудности определяется внутренним законодательством каждого государства. В том случае, если в споре участвуют лица разных государств, то действуют либо коллизионные нормы, либо международные договоры.

Существуют три основные системы определения подсудности:

– франко-романская, в соответствии с которой определяющим фактором при выборе суда является гражданство стороны спора;

– германская – подсудность определяется по месту жительства или пребывания ответчика, а в определенных законом случаях – истца;

– англо-американская – подсудность определяется по месту присутствия ответчика.

В соответствии с Гражданским процессуальным кодексом РФ суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают дела с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, международных организаций исковые дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.

Суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают дела, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.

В соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом РФ от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности осуществляется арбитражными судами в Российской Федерации, образованными в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом, путем разрешения экономических споров и рассмотрения иных дел, отнесенных к их компетенции Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами, по правилам, установленным законодательством о судопроизводстве в арбитражных судах.

В Арбитражном процессуальном кодексе говорится о следующем.

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законом, арбитражный суд применяет правила международного договора.

Арбитражный суд в соответствии с международным договором Российской Федерации, федеральным законом, соглашением сторон, заключенным в соответствии с ними, применяет нормы иностранного права. Данное правило не затрагивает действие императивных норм законодательства Российской Федерации, применение которых регулируется разделом VI Гражданского кодекса Российской Федерации.

При применении норм иностранного права арбитражный суд устанавливает содержание этих норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве.

Признание и обязательность исполнения на территории Российской Федерации судебных актов, принятых иностранными судами, иностранных арбитражных решений определяются международным договором Российской Федерации, федеральным законом.

Для того, чтобы в последующем было обеспечено беспрепятственное разрешение спора в случае, если таковой возникнет во взаимоотношениях сторон, они заранее могут договориться, в какой юрисдикции и в каком суде он будет рассматриваться.

Соглашения сторон, устанавливающие выбор учреждения, которое будет компетентно рассмотреть могущий возникнуть из отношения спор в изъятие из действующих правил подсудности, называются пророгационными и дерогационными соглашениями. Пророгационные и дерогационные соглашения могут иметь место только в рамках альтернативной (договорной), т.е. неисключительной подсудности. Соглашение, в силу которого неподсудный по общим диспозитивным нормам определения компетенции данного суда спор становится подсудным, называется пророгационным (от лат. prorogatio — продление), т.е. в силу соглашения сторон компетенция определенного в нем суда как бы «продлевается» — расширяется. Соглашение, в силу которого подлежащий разрешению данным учреждением на основании общих диспозитивных норм об определении компетенции суда изымается из сферы его юрисдикции и передается другому суду, именуется дерогационным. Иными словами, неподсудный данному суду спор в силу пророгационного соглашения становится подсудным, подсудный же данному суду спор в силу дерогационного соглашения становится ему неподсудным.

В этой связи необходимо обратить внимание на одно существенное обстоятельство. Понятие пророгационного соглашения ни в коем случае не распространяется на категорию арбитражного соглашения, в силу которого спор передается на рассмотрение третейского (негосударственного) суда. Как явствует из материала предшествующей главы, посвященной международному коммерческому арбитражу, и всего вышеизложенного в настоящем разделе, арбитражное соглашение и пророгационное соглашение суть принципиально разные явления, существующие параллельно, но отнюдь не совпадающие в сфере международных обменов применительно к разрешению споров между субъектами хозяйственного оборота, поскольку первое относится к деятельности общественного суда, второе же есть продукт регламентации и функционирования системы государственного правосудия.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *