Справочник

Разбойное нападение статья

Этот признак является криминообразующим признаком разбоя (ч. 1 ст. 162 УК РФ) и особо особо квалифицирующим признаком угона (ч. 4 ст. 166 УК РФ).

Насилие в разбое опасно для жизни или здоровья в зависимости от наличия одного из двух возможных обстоятельств: от последствий примененного физического воздействия или от опасности способа этого воздействия.

Согласно п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 под насилием, опасным для жизни или здоровья, "следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности". Это подтверждено ныне и для угона в п. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 г.

Насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угроза его применения

N 25: "Под насилием, опасным для жизни или здоровья, либо угрозой применения такого насилия при угоне (часть 4 статьи 166 УК РФ) следует понимать умышленные действия, повлекшие причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности и угрозу совершения перечисленных действий".

Таким образом, опасное по последствиям насилие в разбое и угоне может выражаться в причинении легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью. Применение насилия при разбойном нападении и в угоне, в результате которого потерпевшему умышленно причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается составом разбоя и дополнительной квалификации по ст. 115 или 112 УК РФ не требует*(1058). В этих случаях содеянное квалифицируется по ч. 1 ст. 162 УК РФ, если отсутствуют отягчающие обстоятельства, предусмотренные ч. 2 или 3 этой статьи, или по ч. 4 ст. 166 УК РФ.

Если в разбое или угоне причиняется умышленно тяжкий вред здоровью потерпевшего, то и тут не нужна дополнительная квалификация действий виновного по ч. 1-3 ст. 111 УК РФ согласно толкованию Пленума в постановлениях 2002 и 2008 гг., хотя в составе разбоя есть специальный особо квалифицирующий признак — разбой с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ), который отсутствует в составе угона. Получается, таким образом, что совершенно одинаково звучащее криминообразующее в разбое и в угоне понимается (во всяком случае, предлагается к пониманию Пленумом Верховного Суда РФ) по-разному. Еще раз подчеркну, что в рамках одной главы УК РФ (а лучше — во всем Кодексе) подобное недопустимо и означает серьезный недостаток законодательной техники и (или) правил толкования нормы.

Названное выше постановление Пленума от 9 декабря 2008 г. N 25 разрешает еще одну ситуацию, при которой в результате опасного насилия наступила по неосторожности смерть потерпевшего*(1059).

Насилие в разбойном нападении и в угоне может быть представлено и убийством потерпевшего, которое требует дополнительной квалификации.

Специфика второй разновидности опасного насилия в разбое заключается в том, что оно может не причинить никаких последствий для здоровья или жизни; его опасность предопределяется примененным виновным способом действия. В п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 говорится: "По части первой статьи 162 УК РФ следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья".

К такому насилию практика относит, например, не повлекшие последствий для жизни или здоровья сбрасывание потерпевшего с высоты, выбрасывание его из движущегося транспорта, душение, применение сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ и т.п.

Угроза насилием, опасным для жизни или здоровья, включает в себя запугивание потерпевшего с целью изъятия и (или) удержания чужого имущества любым из названных выше видов физического насилия. Она не требует дополнительной квалификации по ст. 119 УК РФ (при угрозе причинением тяжкого вреда и убийством).

Это было специально отмечено, например, по конкретному уголовному делу. П. и другие осужденные, угрожая А. убийством и применением насилия, опасного для жизни и здоровья, завладели автомобилем, поместили А. в багажник; через некоторое время П. вновь стал высказывать А. угрозы убийством. Действия осужденного, связанные с угоном автомобиля, квалифицированы по ч. 4 ст. 166 УК РФ как неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, и по ч. 1 ст. 119 УК РФ. Президиум Верховного Суда РФ отметил, что в данном случае правовая оценка содеянного по ст. 119 УК РФ является излишней, поскольку высказывание угроз убийством в процессе завладения автомобилем охватывается составом ч. 4 ст. 166 УК РФ*(1060).

Дата публикования: 2015-03-29; Прочитано: 2407 | Нарушение авторского права страницы

Какова ответственность при применении ножа против нападения безоружной группы?

Теория.
В этом случае все будет зависеть от того, было ли нападение сопряжено с опасностью для жизни обороняющегося или другого лица, а также с непосредственной угрозой применения такого насилия, или нет, а также от степени тяжести нанесенных повреждений.
Если опасность для жизни установлена следствием, то человек должен быть признан находящимся в состоянии необходимой обороны и на этом основании освобожден от уголовной ответственности, независимо от степени телесных повреждений, полученных нападающими. Если опасности для жизни не было, то человек привлекается к уголовной ответственности только в случае превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно несоответствующих характеру и опасности посягательства, и уже будет рассматриваться степень телесных повреждений (см. ст. 108 и 114 УК РФ). Совершение преступления при превышении пределов необходимой обороны является смягчающим обстоятельством.

Практика.
Все будет зависеть от наличия показаний свидетелей в пользу обороняющегося, квалифицированности следака и случая. Если таких свидетелей нет, а также нет других подтверждающих нападение материалов (записи с камер видеонаблюдения), вероятность того что нападавшие по указке своего адвоката будут петь в унисон о злом дядьке, который на них набросился с оружием, очень велика, а соответственно квалифицированы будут действия на общих основаниях, а статьи подбираются исходя из тяжести содеянного, начиная от хулиганства, и заканчивая убийством.

2. Какова ответственность при применении ножа против вооруженного ножом, палкой или др оружием противника и противников???

Теория.
Пленум Верховного Суда СССР от 16 августа 1984г.
"…8. Решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суды должны учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т. д.). При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы."

Практика.
Все будет опять зависеть от подверженности наличия/отсутствия угрозы для жизни. Обычно следствие на стороне обороняющегося. В подобных случаях уголовное дело возбуждается, по нему проводятся необходимые следственные действия и экспертизы. В случае подтверждение версии о самообороне, уголовное дело прекращается. Поседеть раньше времени и потратить энную сумму денег на адвоката — можно запросто.

3. Какая ответственность предполагается, если в драке против 1-2 противников, был использован нож, но не было нанесено тяжких увечий, только поверхностные ранения мышц рук и ног, все живы и здоровы???

Теория.
В случае нахождения человека в состоянии необходимой обороны в соответствии со ст.37 УК РФ он не подлежит уголовному преследованию, чем менее тяжкие повреждения нанесены в ходе обороны, тем лучше.

Практика.
Основные закономерности про свидетелей и доказательную базу указаны в предыдущих пунктах, особенность — в случае непризнания нахождения в состоянии необходимой обороны действия могут быть квалифицированы как хулиганство, наказание скорее всего будет условным, есть риск прослыть "бакланом".

4. Какая ответственность предполагается, если в драке против группы нападающийх, защищая семью, нанес одному уколы в корпус, другим легкие ранения, один из нападавших получил тяжелые ранения, но без летального исхода и потери дееспособности?

Теория.
Статья 37 УК РФ сформулирована таким образом, что обороняющийся вправе защищать не только свою жизнь, но и жизни своих близких:
"1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия."

Практика. В данном случае на стороне обороняющегося будут свидетельства членов его семьи, в случае немедленного и грамотного обращения в правоохранительные органы следствие скорее всего будет на его стороне. В случае непосредственной угрозы жизни близких, тяжесть нанесенных телесных повреждений значения иметь не будет. Ну а чисто по-человечески — что значат номера статей УК, когда есть угроза любимому человеку… 5. Какая предполагается ответственность – если в результате самообороны против вооруженного ножом противника нанес одиночный укол ему в голову (без последствий его жизнеспособности) и несколько уколов (нанеся ему ранение лица и возможное увечье)?

Теория.
В случае непосредственной угрозы жизни обороняющегося, тяжесть нанесенных повреждений значения не играет. Но если можно пресечь нападение путем нанесения меньших повреждений, то лучше это сделать.

Практика.
Если действия человека признаны необходимой обороной, то он будет освобожден от уголовной ответственности, в противном случае будет нести ответственность на общих основаниях. Конкретную тяжесть повреждений в данном случае определять будет судебно-медицинская экспертиза, так как нанести удар можно по разным частям головы, и соответственно тяжесть повреждений будет разной. Термин "увечье" в практике не применяется. Форма нанесения удара (укол или порез) на заключение эксперта не влияют, влияет только причиненный вред здоровью.

6. Как интерпретировать с точки зрения самообороны применения ножа, в каких случая возможно (семья, дочь, жена), всегда ли несет ответственность обороняющийся ножом, в каких случаях он не будет нести уголовную ответственность?

Теория.
Считается, что случаи, когда обороняющийся вооружен, а нападающий нет, являются самыми трудными для расследования.

Насилие, опасное для жизни и здоровья

Но существуют определенные критерии:
1) рассматривается характер действий нападающего
2) продолжение посягательства, несмотря на предупреждение о применении оружия
3) неоднократные попытки совершения посягательства
4) продолжение посягательства, несмотря на противодействие других лиц, оказывающих помощь обороняющемуся

Само по себе применение ножа в состоянии необходимой обороны будет являться применением подручного средства (если это хоз. быт, а не ХО), это не запрещается, и не ведет к уголовному преследованию. Если это ХО, то существует закон "Об оружии", в статье 24 которого гражданам РФ разрешено применять имеющееся у них на законных основаниях оружие для защиты жизни, здоровья и собственности в состоянии необходимой обороны.

Практика.
Обороняющийся не будет нести ответственность в случае если защищался или защищал своих близких от посягательства опасного для своей либо их жизни, и это будет установлено проведенным расследованием (в данном случае превысить пределы самообороны нельзя, то есть будут правомерными любые повреждения). В случае посягательства неопасного для жизни и здоровья, будет устанавливаться, превысил ли обороняющийся при нанесении телесных повреждений противнику пределы необходимой обороны, или не превысил. Поэтому все предыдущие заметки про свидетелей, фиксацию собственных повреждений и немедленное обращение в правоохранительные органы остаются в силе. Дополнительным плюсом может служить вызов бригады скорой пострадавшим нападающим, в случае когда это уместно, конечно.

7. При нападении ты получил порез руки, или ноги, укол в туловище ножом, после этого вытащил нож, и применил его для самозащиты – какой расклад ответственности и возможные последствия от разного исхода самообороны?

Теория.
См. в предыдущих разделах

Практика.
При наличии доказательств, подобная ситуация — это практически стопроцентная гарантия того, что человек избежит уголовной ответственности, независимо от исхода. Укол в туловище будет считаться посягательством, опасным для жизни.

К вопросу о содержании признака насилия, опасного для жизни или здоровья, в части 2 статьи 318 УК РФ

Современные научно-практические комментарии, учебники по уголовному праву дают, как правило, одинаковые толкования объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 318 УК РФ. Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, в отношении представителя власти понимают нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115, а также иные виды физического воздействия на потерпевшего (например, связывание). Угроза применения насилия охватывает любые случаи угрозы насилием, вплоть до угрозы убийством. В последнем случае применяется ч. 1 ст. 318 УК как специальная норма по отношению к общей норме ст. 119 УК. Под применением насилия, опасного для жизни или здоровья (ч. 2), понимается причинение тяжкого, среднего и легкого вреда здоровью, а также истязание (ст. ст. 111, 112, 115 и 117). Указывается, что дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против личности не требуется. В частности, в юридической литературе отмечается, что при причинении тяжкого вреда здоровью представителю власти квалификация по ч. 2 ст. 318 УК РФ является достаточной.

Данное мнение согласуется с позицией Верховного Суда, который еще в 2000 году по делу Зубарева указал: «При осуждении лица по ч. 2 ст. 318 УК РФ в случае умышленного причинения потерпевшему тяжкого вреда здоровью дополнительной квалификации по п. «а» ч. 2 ст. 111 УК РФ не требуется, поскольку под насилием, указанным в ч. 2 ст. 318 УК РФ, понимается причинение вреда здоровью любой тяжести, в том числе и тяжкого. В отличие от санкции п. «а» ч. 2 ст. 111 УК РФ санкция ч. 2 ст. 318 УК РФ за причинение такого вреда здоровью представителю власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей установлена более тяжкая25. В соответствующий период времени (2000 год) верхняя граница наказания была одинаковая – 10 лет лишения свободы. Отличалась нижняя граница: 3 года (в ч. 2 ст. 111 УК РФ), 5 лет (ч. 2 ст. 318 УК РФ).

Поскольку Верховный Суд указал только на ч. 2 ст. 111 УК РФ, то в юридической литературе появилась точка зрения о том, что проблему правильной квалификации деяния виновного при совершении преступления в отношении представителя власти, в случаях наличия в деянии особо квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 3 и ч. 4 ст. 111 УК РФ, следует решить на законодательном уровне. А именно, внести коррективы в ст. 318 УК РФ – сформулировать часть 3: «Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, совершенные организованной группой – наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет». При разрешении вопроса о квалификации насилия (ст.ст. 318 УК РФ) с причинением по неосторожности смерти потерпевшему, также существует возможность внесения законодательной новеллы – выделение дополнительно данного квалифицированного вида преступления в самой норме, без квалификации по ст. 109 или ч.

К вопросу о понятии насилия, не опасного для жизни и здоровья, в условиях военной службы

4 ст. 111 УК РФ26.

Но есть и другая точка зрения, которая отличается от позиции Верховного Суда РФ. Так, А.В. Шрамченко полагает, что признак «причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего» в результате применения насилия, опасного для жизни или здоровья, должен отягчать уголовную ответственность и может содержаться в ч. 3 ст. 318 УК РФ27.

Поддерживая ученого, необходимо аргументировать свое мнение. Наказание за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 111 УК РФ, – лишение свободы на срок до десяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового. За применение в отношении представителя власти насилия, опасного для жизни или здоровья, предусмотрено наказание в виде лишение свободы до 10 лет. Таким образом, за причинение вреда здоровью лицу или его близким в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга может быть назначено дополнительное наказание. Соответственно, санкция преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК РФ, является более мягкой по сравнению с санкцией указанного преступления против личности. То есть на сегодняшний день тезис Верховного Суда о том, что в отличие от санкции п. «а» ч. 2 ст. 111 УК РФ санкция ч. 2 ст. 318 УК РФ за причинение такого вреда здоровью представителю власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей установлена более тяжкая, не соответствует действительности. Заметим также, что в ст. 318 УК РФ под охрану поставлены два непосредственных объекта, при этом здоровье представителя власти является дополнительным объектом. В свою очередь в ч. 2 ст. 111 УК РФ дополнительным непосредственным объектом можно назвать интересы службы. Получается, что на сегодняшний день интересы порядка управления (в частности, нормальной деятельности представителей власти) как основного непосредственного объекта не получают должной уголовно-правовой охраны. По мысли законодателя, нормы, зафиксированные в ст. ст. 317–319 УК РФ, являются специальными и изначально были ориентированы на более строгую ответственность, по сравнению с аналогичными действиями, совершенными в адрес лиц, не наделенных статусом представителя власти.

Видится несколько вариантов решения данной проблемы.

1. Включить в санкцию ст. 318 УК РФ дополнительное наказание в виде ограничения свободы, тем самым за нарушение обеих норм будет установлено, по крайней мере, одинаковое наказание (ч. 2 ст. 111 и ч. 2 ст. 318УК РФ). Отметим, что данный вариант не является приемлемым по двум основаниям: а) основной непосредственный объект все также не получает должной уголовно-правовой охраны; б) если сравнивать нормы о преступлениях против личности (ст. 105 и ст. 111 УК РФ), то в санкциях не предусматривается разрыва наказания. Если же мы обратимся к ст. 317 и ст. 318 УК РФ, то отметим, что за причинение тяжкого вреда здоровью установлено наказание в виде 10 лет лишения свободы, в случае посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа минимальное наказание – 12 лет лишения свободы.

2. Увеличить размер наказания в санкции ч. 2 ст. 318 УК РФ до 12 лет лишения свободы.

3. Предусмотреть в ст. 318 УК РФ такой особо квалифицирующий признак, который бы устанавливал уголовную ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

Учитывая иные положения уголовного законодательства, более приемлемым кажется второй вариант. В частности, за применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в адрес сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей в связи с осуществлением им служебной деятельности либо его близких, наказание установлено следующее: от пяти до двенадцати лет лишения свободы (см. ч. 3 ст. 321 УК РФ).

Таким образом, учитывая современное состояние законодательства в области охраны нормальной деятельности органов управления, в случае применения насилия в отношении представителя, повлекшее причинение тяжкого вреда здоровью, необходимо квалифицировать действия субъекта по совокупности ст. 318 и ст. 111 УК РФ. Следовательно, понятие «насилие, опасное для жизни или здоровья» в ст. 318 УК РФ охватывает лишь легкий и средней тяжести вред здоровью. Причинение тяжкого вреда здоровью требует дополнительной квалификации по ст. 111 УК РФ.

Растрата чужого имущества как форма хищения.

Растрата — самостоятельная форма хищения, при которой имущество, вверенное виновному для осуществления определенных правомочий, незаконно и безвозмездно истрачивается, расходуется, продается, потребляется и иным образом посредством активных действий отчуждается им, например передается третьим лицам.

Как отдельная самостоятельная форма хищения растрата ничем не связана с присвоением и не является последующим после него этапом преступной деятельности.

Специфика растраты состоит в том, что в отличие от присвоения между правомерным владением и незаконным распоряжением имуществом отсутствует какой-либо промежуток времени, в течение которого виновный незаконно владеет этим имуществом.

8. Растрата признается оконченным преступлением в момент незаконного распоряжения имуществом, вверенным виновному, т.е. тогда, когда завершился процесс его полного отчуждения в той или иной форме (потребления, израсходования, продажи, передачи другим лицам и т.д.). Чаще всего при совершении преступления в форме растраты начало и окончание деяния сливаются в единый акт отчуждения похищаемого имущества, например, кладовщик оптовой товарной базы продает гражданам вверенные ему материальные ценности, а полученные деньги обращает в свою собственность.

Процесс незаконного распоряжения имуществом может и не носить одномоментного и одноактного характера, а слагаться из нескольких эпизодов его отчуждения, растянутых во времени. Растрата является оконченной в момент совершения последнего преступного акта отчуждений ценностей.

Отличие хищения, совершенного путем растраты или присвоения, от кражи чужого имущества.

Присвоение и растрату чужого имущества следует отличать от кражи. Основным разграничительным признаком указанных форм хищения является отношение субъекта преступления к похищаемому имуществу. При присвоении или растрате имущество не только вверено виновному, находится в его правомерном владении, но он наделен относительно этого имущества и определенными правомочиями. При краже же субъект либо вообще не имеет никакого отношения к похищаемому имуществу, либо получает лишь доступ к нему для выполнения чисто технических, производственных функций, которые, однако, не порождают на его стороне никаких правомочий по владению, пользованию, распоряжению или ответственной охране. Хищение имущества, совершенное лицом, не обладающим правомочиями, но имеющим к ним доступ в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, подлежит квалификации как кража. К таким категориям лиц могут быть отнесены, например, комбайнеры, убирающие урожай, трактористы, которым выдано зерно для посева, рабочие предприятий, докеры в портах, грузчики оптовых баз и складов, уборщицы в учреждениях, шоферы без наделения их обязанностями экспедитора. Не является субъектом присвоения или растраты и должник, взявший у кого-либо взаймы определенную сумму денег.

Особенности субъекта хищения, совершенного путем растраты или присвоения.

К субъектам указанного преступления, наряду с должностными лицами сельскохозяйственных предприятий, организаций и учреждений, должны быть также отнесены экспедиторы, шоферы — экспедиторы, заведующие токами, складами и другие работники, которые осуществляли правомочия по отношению к похищаемому имуществу <1>.

<1> БВС РСФСР, 1979, N 9. С. 7.

Вместе с тем действия шоферов, трактористов, комбайнеров, возниц гужевого транспорта, водителей малотоннажных речных транспортных средств (лодок, катеров, переправочных паромов), выразившиеся в корыстном, безвозмездном изъятии убранного зерна и другой сельскохозяйственной продукции при их перевозке к местам складирования или хранения, надлежит квалифицировать как кражу чужого имущества. Если же указанные категории работников, помимо чисто производственных функций по транспортировке продукции, выполняли еще и обязанности экспедитора, т.е. были снабжены товарно — транспортной накладной либо иным официальным отчетным документом с указанием наименования, ассортимента, количества (веса), а иногда и стоимости имущества, их действия в подобных случаях должны рассматриваться как хищения вверенных им ценностей в форме присвоения или растраты <1>.

<1> БВС СССР, 1985, N 1. С. 7.

Правомочия лица в отношении вверенного ему имущества закрепляются в определенной документальной форме.

5. Специальным субъектом присвоения являются материально ответственные лица, которым непосредственно вверены товарно — материальные ценности и которые в силу этого постоянно или временно осуществляют в отношении них определенные полномочия. Субъектом рассматриваемого преступления могут быть как должностные, что на практике встречается значительно чаще, так и недолжностные лица, как штатные, так и нештатные работники различных организаций, в том числе и коммерческих структур, достигшие 16-летнего возраста. Субъектом данного преступления может быть и обычный гражданин, получивший определенные правомочия в отношении конкретного имущества от такого же обычного гражданина, но только собственника законно переданных своему контрагенту ценностей. Но и в этом случае "обычный" гражданин получает статус специального субъекта преступления.

Вымогательство.

Вымогательство относится к числу корыстных преступлений против собственности, не содержащих признаков хищения, поскольку изъятие чужого имущества и обращение его в пользу виновного или других лиц находятся вне рамок данного состава преступления.

2. Предметом вымогательства могут выступать: а) имущество, б) право на имущество (расписка, договор или иной документ, подтверждающий наличие долга за вымогателем, либо документ, согласно которому определенные имущественные права переходят к вымогателю), в) действия имущественного характера (выполнение работы, предоставление услуги и т.п.).

3. С объективной стороны вымогательство заключается в том, что виновный предъявляет собственнику или иному законному владельцу имущества заведомо незаконное требование передать ему или указанным им лицам определенное имущество, право на имущество либо совершить в их пользу какие-то конкретные действия имущественного характера и при этом сопровождает свои требования угрозами.

4. В качестве способов принуждения потерпевшего к выполнению требований вымогателя закон рассматривает следующие виды угрозы: а) применения насилия; б) уничтожения или повреждения чужого имущества (принадлежащего виновному или его близким либо вверенного им); в) распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких (об их интимной жизни, состоянии здоровья, позорных фактах биографии и т.п.); г) распространения иных сведений, которые хотя и не являются позорящими, но в случае предания их огласке могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких (сведения, составляющие коммерческую тайну; сведения, составляющие тайну частной или семейной жизни и т.п.).

5. Форма выражения угрозы для квалификации вымогательства значения не имеет (устная или письменная, высказанная лично или через посредника, сформулированная откровенно или в завуалированной форме), однако ее содержание должно быть воспринято потерпевшим однозначно в соответствии с ее фактическим смыслом.

6. Для квалификации действий вымогателя несущественно, намеревался ли он привести свою угрозу в исполнение, достаточно того, что потерпевший воспринимал ее как реальную. Если вымогатель, реализуя свою угрозу, распространяет заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство потерпевшего или его близких или подрывающие их репутацию, то эти действия требуют дополнительной квалификации по ст. 129 УК. Точно так же вымогательство должно квалифицироваться по совокупности со ст. 167 УК, если виновный в порядке реализации своей угрозы уничтожил или повредил чужое имущество. Фактическое применение насилия, которым угрожал вымогатель, не охватывается основным составом вымогательства и в зависимости от характера примененного насилия должно квалифицироваться либо по п. "в" ч. 2, либо по п. "в" ч. 3 ст. 163 УК. В случае умышленного причинения смерти деяние во всех случаях должно квалифицироваться по совокупности п. "в" ч. 3 ст. 163 и по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК.

7. Поскольку в данном УК квалифицирующим признаком грабежа признается не только применение, но и угроза применения насилия, необходимо вымогательство, соединенное с угрозой применения насилия, отграничить от квалифицированного вида грабежа и от разбоя. Если при грабеже и разбое угроза насилием служит средством непосредственного завладения имуществом или его удержания после завладения, то при вымогательстве она подкрепляет незаконное требование передать имущество, выступает средством подавления воли потерпевшего и принуждения его к выполнению требований вымогателя. При грабеже и разбое завладение имуществом происходит одновременно с угрозой применения насилия либо сразу после ее высказывания, а при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем из рук потерпевшего, который хотя и вынужденно, но сам передает его виновному или лицам, от имени которых действовал вымогатель. В случаях, когда вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества у потерпевшего, оно перерастает в насильственный грабеж либо в разбой и должно квалифицироваться соответственно по этим нормам УК. А если вымогатель, не добившись угрозами согласия на передачу имущества, через некоторое время сам непосредственно завладевает им, его действия, как содержащие реальную совокупность преступлений, должны квалифицироваться и как вымогательство, и как грабеж либо разбой.

8. Вымогательство должно признаваться оконченным преступлением с момента предъявления незаконных требований о передаче имущества, права на имущество или о совершении в пользу виновного или указанных им лиц действий имущественного характера, независимо от того, были ли эти требования выполнены. Применение насилия к потерпевшему или его близким из мести за отказ выполнить незаконные требования вымогателя должно квалифицироваться по совокупности с вымогательством как преступление против здоровья (побои либо причинение соответствующего вреда здоровью).

9. Субъективная сторона вымогательства характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что незаконно требует передать ему или указанным им лицам имущество, право на имущество или совершить в их пользу иные действия имущественного характера под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, оглашение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, и желает совершить именно такие действия. При этом он руководствуется корыстными мотивами и преследует цель незаконно получить чужое имущество, право на таковое или обеспечить совершение требуемых действий имущественного характера.

10. Уголовная ответственность за вымогательство наступает с 14-летнего возраста.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *