Справочник

Ст 182 УК

Уголовный кодекс РФ → Особенная часть → Раздел 8.

Статья 182. Заведомо ложная реклама (Утратила силу!)

Преступления в сфере экономики → Глава 22. Преступления в сфере экономической деятельности

Статья 182. Заведомо ложная реклама (Утратила силу!)

(Статья 182. Утратила силу, см. Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ.)

Использование в рекламе заведомо ложной информации относительно товаров, работ или услуг, а также их изготовителей (исполнителей, продавцов), совершенное из корыстной заинтересованности и причинившее значительный ущерб, —

наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Комментарий к ст. 182 УК РФ

В статье определены виды наказаний за действия, которые провоцируют предоставление заведомо ложной информации в рекламной компании, с целью получения прибыли, путем незнания клиента о реальных данных товара или же услуг. Данные действия провоцируют своеобразный интерес клиента к предложениям, что повышает спрос. Параметры спроса формируются на мошенническом аспекте, а законодательство страны определяет необходимость продавца или же производителя уведомить покупателя или же пользователя услуг о том, какими качествами и недостатками наделяется определенная продукция или же предложенные услуги.

В законодательстве определены различные виды ответственности, которые начинаются от назначения штрафа, а заканчиваются возможностью применения по отношению к правонарушителю уголовной ответственности в виде лишения свободы на достаточно существенный срок. Выбор наказания базируется на детальном изучении всех нюансов дела, с учетом оценки последствий, проявившихся на основании предоставления заведомо ложной информации потребителям. На основании данных о полученном доходе, который был сформирован таким путем.

С объективной точки зрения предоставление в рекламе определенной информации, которую можно считать заведомо ложной, это формирование нарушения, которое соотносится с корыстной заинтересованностью, а такая заинтересованность в свою очередь формирует существенный ущерб потенциальным покупателям или же потребителям.

В процессе рассмотрения дела важно доказать, что рекламодатель, распространитель или же производитель рекламы умышленно предоставляет те данные, которые фактически, вводят в заблуждение потребителя рекламной продукции. Практика показывает, что такие действия в последние годы проводятся крайне редко. Рекламопроизводитель и распространитель чаще всего указывают все преимущества предоставленных товаров или же услуг. В то время, как все негативные аспекты просто не указываются. С точки зрения закона, такие действия не могут быть соотнесены к данной статье, так как по сути, не было предоставлено информации, которая может ввести в заблуждение потенциальных клиентов.

Судебная практика по данным делам весьма разнообразна, и она показывает, что крайне сложно доказать умышленное предоставление информации, которую можно соотнести к заведомо ложной, особенно в том случае, если трактовка информации создана грамотно и правильно. На текущий момент времени, статья утратила свою законную силу, так как она потеряла свою актуальность. Все рекламные компании активно организуют свою деятельность с учетом требований законодательной базы, чтобы предоставляемая информация не могла считаться заведомо ложной, но не отражала тех недостатков, которые имеют производитель или же продавец.

Исключение статьи 182 УК РФ "заведомо ложная реклама": экономическая целесообразность, юридическая ошибка или победа лобби

"Реклама — не приправа к бизнесу,

а жизненно важная составная часть

нашей экономики".

Лорд Томсон

Сатушиев А.Х., адъюнкт кафедры уголовного права РЮИ МВД России, оперуполномоченный Управления уголовного розыска КМ МВД КБР.

Ранее действовавшая ст. 182 УК РФ, регламентировавшая уголовную ответственность за заведомо ложную рекламу, исключена из уголовного закона (Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ). Однако это не означало фактической декриминализации подобных деяний, поскольку использование в рекламе заведомо ложной информации относительно свойств реализуемой продукции, а также оказываемых услуг имеет место и на нынешнем этапе развития экономики. Не случайно в ст. 9 Федерального закона от 18 июля 1995 г. "О рекламе" и по настоящее время сохраняется понятие заведомо ложной рекламы. Но сама гипотеза настоящей статьи не является дефиницией, и не раскрывает определение заведомо ложной рекламы. Здесь лишь оговаривается условие наступления юридической ответственности — это умышленное введение в заблуждение потребителя рекламы с использованием заведомо ложной рекламной информации. Так, в указанной статье говорится: "Заведомо ложной является реклама, с помощью которой рекламодатель (рекламопроизводитель, рекламораспространитель) умышленно вводит в заблуждение потребителя рекламы" <*>.

<*> Федеральный закон РФ от 18 июля 1995 г. "О рекламе" N 108-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 18 июня 2001 г. N 76-ФЗ, от 14 декабря 2001 г. N 162-ФЗ, от 30 декабря 2001 г. N 196-ФЗ).

Вместе с тем юридическая конструкция ранее действовавшей редакции ст. 182 УК РФ по своему содержанию была сформулирована значительно шире ст. 9 Федерального закона "О рекламе". Поэтому саму причину исключения из УК РФ указанного вида деяния необходимо рассматривать с позиции качества юридико-технической конструкции диспозиции соответствующей статьи.

Так, в указанной статье УК РФ о заведомо ложной рекламе состав преступления определялся как использование в рекламе заведомо ложной информации относительно товаров, работ или услуг, а также их изготовителей (исполнителей, продавцов), совершенное из корыстной заинтересованности и причинившее значительный ущерб. В данном случае при описании субъективной стороны преступления применяется признак заведомости, в то время как в Федеральном законе "О рекламе" говорится об умышленном совершении деяния. Заведомость же, относящаяся к действиям по распространению ложной рекламной информации, подразумевает совершение деяния с прямым умыслом. Такой же позиции придерживаются ряд авторов, также признающих, что деяние может быть совершено только с прямым умыслом, хотя и не ссылаются на признак заведомости <*>. Здесь лицо осознает общественную опасность своих действий и желает их совершения. То есть при формальной законодательной конструкции можно говорить о конкретизации вида умысла. Ведь по смыслу ст. 9 Федерального закона "О рекламе" деяние можно было считать оконченным с момента совершения любых действий, направленных на распространение заведомо ложной рекламной информации относительно товаров, работ, услуг или их изготовителей. Однако, будучи материальным, состав данного преступления обязывал к толкованию формы вины по отношению к общественно опасным последствиям — значительному ущербу. Поэтому в комментариях можно встретить такое разъяснение, как: "Виновное лицо заведомо (достоверно) представляет, что излагаемая в рекламе информация полностью или частично не соответствует действительности, является ложной, предвидит, что вследствие этого может быть причинен значительный ущерб потребителям рекламы, государственным или общественным интересам и желает этого или (как правило) допускает наступление таких последствий" <**>. Аналогичное разъяснение можно встретить и у других авторов <***>. Однако такое разъяснение не точно, и поэтому следует признать необходимость конструирования состава преступления о заведомо ложной рекламе как формального. Во-первых, данный вид деяния относится к длящимся, и для его пресечения не обязательно наступление каких-либо общественно опасных последствий. То есть мы говорим о превентивной сущности конструкции данного состава преступления, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 9 Федерального закона "О рекламе" недопустима сама заведомо ложная реклама, а не ее последствия. Во-вторых, в уголовном законе не указаны какие-либо критерии для признания причиненного ущерба значительным. То есть ущерб может быть причинен здоровью граждан, их деловой репутации, окружающей среде, имуществу граждан. Здесь мы имеем преступление со сложным объектом. Исходя из содержания деяния, основным, непосредственным объектом данного преступления мы признаем общественные отношения, складывающиеся в связи с осуществлением нормальной предпринимательской деятельности и обеспечивающие добросовестную рекламу. Но по отношению к последствиям в виде значительного ущерба мы имеем неопределенный круг факультативных, непосредственных объектов преступления. Из этого следовало, что по признаку значительного ущерба ст. 182 УК РФ скорее коллизировала, нежели конкурировала с рядом специальных видов деяний против личности (при причинении вреда здоровью граждан, деловой репутации и т.д.) и некоторыми преступлениями против собственности (в случаях причинения имущественного ущерба). При том что целью любой рекламы является извлечение максимального дохода от реализуемых товаров, работ, услуг в кратчайшие сроки, ранее действовавшая редакция заведомо ложной рекламы являлась не более чем приданием юридической формы одному из множества способов активного обмана граждан. Ведь сообщение достоверных данных о рекламируемых товарах, работах, услугах удержало бы большую часть потребителей рекламы от их приобретения. То есть здесь заведомо ложная реклама целиком подпадает под действие состава мошенничества и квалифицируется по признакам ст. 159 УК РФ.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации — Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 2000 (издание третье, измененное и дополненное).

<*> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. проф. Ю.И. Скуратова, В.М.

Статья 182. Утратила силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ.

Лебедева. М., 1999. С. 411.
<**> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко, А.С. Михлина. М., 2000. С. 386.
<***> Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. проф. А.И. Рарога. М., 1996. С. 173.

Выше мы уже отмечали неточность некоторых авторов в определении формы психического отношения к последствиям заведомо ложной рекламы, поскольку при указанном количестве непосредственных, факультативных объектов преступления нельзя точно определить, по отношению к каким именно последствиям усматривается умысел, а к каким — неосторожность. Ведь непосредственные, факультативные общественно опасные последствия данного деяния находятся с действиями лица не в необходимом, а возможном причинении. На практике это вызывает затруднение при установлении необходимой причинно-следственной связи между действиями по распространению заведомо ложной рекламной информации и какими бы то ни было общественно опасными последствиями. И если принимать во внимание то обстоятельство, что перечень рекламной информации составляют сведения от звучания "товарного имени" до фактических свойств товаров, работ, услуг, то последствия от распространения такой информации не всегда находятся в прямой, причинно-следственной связи с действиями рекламодателя. Поэтому сложно в каждом конкретном случае достоверно установить, какие именно рекламные сведения повлияли на эмоциональную сферу потребителя и склонили его к приобретению товаров, работ и услуг, до наступления и обнаружения общественно опасных последствий. Ведь реклама воздействует на восприятие (впечатления), а не на рассудочные (логические) функции сознания. Поэтому истинная общественная опасность заведомо ложной рекламы состоит не в материальных последствиях, а в формировании нигилистического восприятия любой рекламной информации, у участников экономических отношений. Здесь очевиден вред, наносимый динамике спроса — предложения.

По признаку распространения заведомо ложной информации, содержащейся в сертификационных, официальных документах, деяние квалифицируется как умышленное использование официального документа, удостоверяющего соответствие рекламируемых товаров, работ, услуг, требованиям безопасности (ч. 1 ст. 238 УК РФ). В данном случае также необходимо установить форму вины. Например, лицо может распространять рекламную информацию, заведомо зная, что рекламируемый товар, работа, услуга, а также их изготовители не обладают соответствующими качествами. Но при этом лицо может не располагать достоверными данными о негативных качествах предмета рекламы, не предвидеть связанные с этим общественно опасные последствия, хотя должно было и могло предвидеть эти последствия. Следовательно, неосторожная форма вины, возникающая при возможной причинности наступления общественно опасных последствий в виде имущественного вреда, предусматривает, скорее, гражданско-правовой деликт. Также к гражданско-правовому деликту следует относить и случаи наступления менее тяжких последствий, чем причинение тяжкого вреда здоровью человека. Привлечение в указанных случаях субъектов рекламной деятельности к гражданской ответственности исключает уголовную ответственность, а следовательно, и практику уголовного правоприменения.

Кроме того, включение корыстного мотива в состав данного преступления в качестве обязательного признака представляется излишним. Это связано с тем, что реклама, в том числе и заведомо ложная, по своему назначению служит популяризации товаров, работ, услуг, с целью создания спроса и их реализации. Поэтому корыстная заинтересованность, как признак преступления, исходит не из криминальной мотивации деяния, а составляет содержание и целевое назначение самой рекламной деятельности. В литературе говорится об обязательном стремлении рекламистов добиваться от потребителей рекламы усиления "плюс-мотивов" (способствующих покупке) и ослабления "минус-мотивов" (препятствующих покупке) <*>. То есть реклама не может являться таковой, по сути, без финансового (корыстного) интереса лиц, распространяющих соответствующую информацию. При этом заведомо ложную рекламу целесообразно выделять в качестве недобросовестной формы извлечения прибыли, как основная посылка в определении его противоправности.

<*> Рекламоведение. М., 1979. С. 32.

На сегодняшний день с учетом изложенного представляется возможным вновь включить в УК РФ состав преступления, предусматривающий ответственность за заведомо ложную рекламу, в следующей редакции: "Использование любых средств и осуществление любых мероприятий, направленных на распространение заведомо ложной рекламной информации относительно товаров, работ или услуг, а также их изготовителей (исполнителей, продавцов)".

Статья 182 УК РФ.

Статья 182. Заведомо ложная реклама. Использование в рекламе заведомо ложной информации относительно товаров, работ или услуг, а также их изготовителей (исполнителей, продавцов), совершенное из корыстной заинтересованности и причинившее значительный ущерб, —

наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.
Комментарий к статье 182
1. Объектами деяния, описанного в ст. 182 УК, являются установленный порядок предпринимательской деятельности, система защиты прав потребителей, а также система дачи рекламы товаров, работ, услуг. Отношения, возникающие в процессе производства, размещения и распространения рекламы, регулируются Законом о рекламе.

Цель Закона предотвращать и пресекать ненадлежащую рекламу, способную ввести потребителей в заблуждение или нанести вред здоровью граждан, имуществу граждан и ЮЛ, окружающей среде, чести, достоинству или деловой репутации указанных лиц, а также посягающую на общественные интересы, принципы гуманности и морали. Закон применяется и в тех случаях, когда действия виновного приводят к ограничению конкуренции либо влекут иные отрицательные последствия на рынках товаров, работ, услуг (ст. 1 Закона о рекламе).
2. Объективная сторона заведомо ложной рекламы характеризуется активными действиями и состоит в том, что:
а) виновный использует рекламу в целях дезинформации потребителей и иных третьих лиц. При этом следует учесть, что реклама — это распространяемая в любой форме, с помощью любых средств информация (например, СМИ, путем рассылки писем, расклейки листовок, объявлений) как о самом индивидуальном предпринимателе (или ЮЛ), так и об их товарах, идеях и начинаниях, работах, услугах, которая предназначена для неопределенного круга лиц и призвана формировать или поддерживать интерес к этим лицам, товарам, работам, услугам и т.д. и способствовать их реализации (ст. 2 Закона о рекламе). Этим, в частности, данное деяние отличается от "иного обмана потребителей", упомянутого в ст. 200 УК (см. коммент. к ней);
б) виновный использует именно ложную информацию, что может выражаться:
в недобросовестной рекламе. Она вводит потребителей в заблуждение относительно рекламируемых товаров (работ, услуг) посредством имитации (копирования или подражания) общего проекта текста рекламных формул, изображений, музыкальных или звуковых эффектов, используемых в рекламе других товаров (у которых имеется высокая репутация и на которые всегда стабильный спрос), либо посредством злоупотребления доверием граждан или недостатком у них опыта, знаний, в т.ч. в связи с отсутствием в рекламе части существенной информации (ст. 6 Закона о рекламе);
в недостоверной рекламе. Эта реклама, в которой присутствуют не соответствующие действительности сведения относительно таких характеристик товара (работы, услуги), как природа, состав, способ и дата изготовления, применение, наличие сертификатов соответствия, сертификационных знаков, количества, места происхождения и т.п., относительно наличия товара на рынке, возможности его приобретения в указанном объеме, времени и месте, стоимости (цены) товара на момент распространения рекламы, условий оплаты, доставки, обмена, возврата, ремонта, обслуживания товара, гарантийных обязательств, сроков службы, годности, а также относительно исключительных прав, средств индивидуализации ЮЛ или предпринимателя, относительно получения медалей, призов, наград товаров (услугой, работой). Такой же является реклама, содержащая ссылки на стандарты, какие-либо рекомендации и т.п., преувеличивающие их способности и свойства товаров (услуг, работ), допускающие использование терминов в превосходной степени, в т.ч. путем употребления терминов и слов: "самый", "только", "лучший", "абсолютный", "единственный" и т.п., если их невозможно подтвердить документально (ст. 7 Закона о рекламе);
в скрытой рекламе. Такая реклама вводит третьих лиц в заблуждение относительно товаров (работ, услуг) путем использования в радио-, теле-, видео-, аудио-, кинопродукции, распространения иными способами информации, которая оказывает не осознаваемое (например, путем использования "эффекта 25-го кадра") потребителями (иными лицами) воздействие на восприятие истинных свойств товара, работы, услуги (ст. 10 Закона о рекламе);
в) с помощью рекламы виновный распространяет ложную информацию относительно не только товаров (работ, услуг), но и их изготовителей (исполнителей, продавцов). При этом следует учесть, что:
под изготовителем понимается организация или индивидуальный предприниматель, производящий товары для реализации потребителям, любым третьим лицам;
под исполнителем понимается организация или индивидуальный предприниматель, выполняющий работы или оказывающий услуги потребителям по возмездному договору (см.

Статья 182. Заведомо ложная реклама

подробнее: Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части второй Гражданского кодекса Российской Федерации. 3-е изд. М.: ИНФРА-М, 2000, с. 305 — 397);
под продавцом понимается организация или индивидуальный предприниматель, реализующий товары по договору поставки, купли — продажи, мены и т.д.;
г) заведомо ложная реклама причиняет гражданам, ЮЛ, государству и обществу значительный ущерб. С этого момента преступление считается оконченным. Закон в данном случае не раскрывает понятие значительного ущерба. Суд, решая этот вопрос, должен исходить из конкретных обстоятельств дела (размер имущественных потерь, характер причинения вреда жизни или здоровью, характер и объем морального вреда, ущерб деловой репутации и т.д.).
3. Субъектами анализируемого деяния могут быть вменяемые физические лица, достигшие 16 лет (ст. 20, 21 УК), являющиеся:
а) рекламодателями, являющимися источником ложной информации для производства, размещения, последующего распространения рекламы;
б) рекламопроизводителями, осуществляющими полное или частичное приведение рекламной информации к готовой для распространения форме;
в) рекламораспространителями, которые размещают и (или) распространяют рекламу путем предоставления и (или) использования имущества, в т.ч. технических средств радиовещания, телевизионного вещания, а также каналов связи, эфирного времени и т.д.
В конкретном случае все упомянутые лица могут быть соучастниками (см. коммент. к ст. 8 УК).
Именно субъектом и объективной стороной данный состав преступления отличается от деяний, предусмотренных в ст. 237 УК (Сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей), ст. 200 (Обман потребителей), см. коммент. к этим статьям.
4. Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины. Это прямо указано и в ст. 9 Закона о рекламе, и в комментируемой статье, где подчеркивается, что речь идет о "заведомо" ложной рекламе. Это означает, что виновный действует с прямым или косвенным умыслом (ст. 25 УК).
Конструктивным признаком субъективной стороны анализируемого деяния является наличие корыстной заинтересованности виновного. Если перечисленные в статье действия совершены в иных целях (например, из озорства), то состав преступления отсутствует.
Деяние относится к преступлениям небольшой тяжести (ст. 15 УК).

Вернутся в раздел Комментарии к законам

Статья 182 уголовного кодекса рф

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *