Справочник

Встречные однородные требования

Однородность встречных требований

Ольга Вилесова, юрист ООО "Бюро правовых экспертиз", г. Пермь.

Анна Казакова, юрист ООО "Бюро правовых экспертиз", г. Пермь.

Если ранее, в период бурного развития рыночных отношений, практика проведения зачетов безжалостно расходилась с теорией, то сейчас стороны чтят нормы ГК РФ и стараются следовать им. Нарушения все же встречаются, и судебная практика знает немало случаев оспаривания проведенных зачетов. Это говорит как о невнимательном отношении к существующим правилам со стороны предпринимателей, так и о том, что не все положения законодательства понятны и толкуются всеми одинаково.

Казалось бы, вполне четкая и лаконичная формулировка ст. 410 ГК РФ: "Обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны" — вызывает на практике целый ряд вопросов. О том, что эти вопросы являются совсем не праздными, говорит хотя бы тот факт, что Президиумом ВАС РФ было выпущено информационное письмо N 65 от 29.12.2001 "Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований". В этом письме Президиум уделил немало внимания формированию единообразной практики правоприменения при проведении зачетов.

Возможно, это обстоятельство свидетельствует о том, что короткой формулировки статьи 410 ГК РФ явно недостаточно и некоторые использованные в ней термины нуждаются в раскрытии. В результате в гражданском обороте нередко возникают спорные ситуации, связанные именно с толкованием и применением положений статьи 410 ГК РФ. Разрешать их стало делом судов.

Одним из примеров такой неясности или, если быть точнее, неоднозначно истолкованного термина стало понятие однородности встречных требований.

Точки зрения

Уже на заре применения нового ГК РФ сразу же достаточно четко были обозначены две позиции в отношении определения однородности зачитываемых требований. Первую точку зрению представляла в том числе ленинградская школа права. Ее последователи считают, что однородность требования означает "однородность предмета обязательства (деньги, вещи одного и того же рода и прочее) с тем, чтобы зачету не предшествовало соглашение сторон об изменении предмета обязательства" <*>.

<*> Гражданское право. Часть 1: Учебник / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М.: ТЕИС, 1996. С. 542.

Такой же точки зрения придерживается и В.Ю.

Встречное однородное требование это

Бакшинскас. Единственно, он рассматривает понятие однородности встречных требований, отмечая, что "предметом встречных обязательств должны быть вещи, определяемые родовыми признаками, в том числе деньги" <*>.

<*> Правовое регулирование хозяйственной деятельности. Информационное агентство ИПБ-БИНФА, 2002.

Второй подход к проблеме определения однородности встречных требований раскрыт в работах М.И. Брагинского, который исходит из того, что зачитываемые требования должны отвечать признаку однородности не только предмета, но и существа обязательств, из которых эти требования вытекают <*>.

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Рук. авт. кол. и отв. ред. О.Н. Садиков. М.: КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 1997. С. 663.

См. также: Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1998. С. 362, 363.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

Однородность предмета требования

Поскольку, когда мы говорим о зачете встречных однородных требований, речь идет о прекращении обязательств исключительно гражданско-правового характера, то отталкиваться следует от самого определения обязательства.

Согласно п. 1 ст. 307 ГК РФ обязательство представляет собой правоотношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

С юридическим явлением "обязательство" тесно связано понятие "сделка". Сделка есть одно из оснований возникновения обязательств. Как известно, двух- и многосторонние сделки именуются договорами. И если термин "предмет обязательства" в российском гражданском праве встречается достаточно редко, то термин "предмет договора" является одним из основополагающих терминов договорного права.

Предмет договора — это то, на достижение чего направлены действия сторон последнего, важнейшее существенное условие договора. Недостижение согласия сторон по поводу предмета договора автоматически низводит договор в ранг незаключенного.

Предмет различных видов договоров определен законом по-разному: передача вещи (купля-продажа, дарение, мена, аренда), выполнение определенной работы и передача ее результата (подряд), оказание услуг (возмездное оказание услуг), передача денег или других вещей, определенные родовыми признаками (заем), и т.д.

Если речь идет исключительно о том, что для проведения зачета встречных требований необходима однородность предмета встречных договоров, то сам процесс проведения зачетов стал бы весьма затруднительным. Для зачетов требовалось бы отбирать только такие требования, которые вытекают из встречных договоров, имеющих однородный предмет.

Зачет же по договорам, имеющим различный предмет (договору купли-продажи и договору оказания услуг, например), был бы невозможен. Тем не менее такое положение вещей вряд ли следует признать справедливым, ведь речь в ст. 410 ГК РФ идет не об однородности предмета договоров, а об однородности предмета требований.

ВАС РФ в своем информационном письме N 65 специально указал, что ст. 410 ГК РФ не требует, чтобы предъявляемое к зачету требование вытекало из того же обязательства или из обязательств одного вида (п. 7). Именно поэтому он посчитал возможным проведение зачета встречных однородных требований, вытекающих из обязательства по оплате работ, с одной стороны, и обязательства по возврату уплаченных процентов за пользование кредитом по договору поручительства, так как предметом обоих требований являлись деньги, хотя обязательства были разными.

Требование одной стороны к другой — составляющее содержания обязательства в виде права одной стороны и корреспондирующей ей обязанности другой стороны. Исходя из этого, полагаем, что обсуждать следует в первую очередь не однородность предмета обязательств в понимании обязательства как договора, а однородность требований как однородность взаимных прав участников обязательств.

Обязательства же в данном случае следует понимать исключительно как правоотношения, в которых одна сторона имеет определенное право, а другая — корреспондирующую ему обязанность. Тогда понятие "однородные требования" становится простым и определенным: одна сторона зачета имеет по отношению к другой стороне право требовать "нечто", другая сторона — к первой — право требовать то же самое.

Подтверждением этой точки зрения может служить вывод, сделанный ФАС СЗО в Постановлении от 18.06.2001 по делу N А56-2581/01: "…понятие однородности требования предполагает наличие одного и того же объекта различных требований (деньги, передача одинаковых вещей и т.п.)". А также тот факт, что в ряде случаев законодатель предусматривает возможность проведения зачета требований в рамках одного и того же обязательства.

К примеру, в силу п. 2 ст. 623 ГК РФ арендатор вправе после прекращения договора аренды зачесть в счет арендных платежей стоимость неотделимых улучшений, произведенных с согласия арендодателя за счет собственных средств.

Другой аналогичный пример — комиссионер вправе в соответствии со ст. 410 ГК РФ удержать причитающиеся ему по договору комиссии суммы из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента (ст. 997 ГК РФ), а также заявить о зачете на основании иных встречных денежных требований к комитенту. Равно и как агент, заключивший от имени принципала договор с третьим лицом, имеет право на прекращение обязательства по передаче полученных от третьего лица денежных сумм зачетом встречного требования к принципалу по оплате вознаграждения.

Относительно же предмета зачитываемых требований можно, на наш взгляд, отметить следующее. Практика применения ст. 410 ГК РФ свидетельствует о том, что предметом зачитываемых требований всегда являются вещи, определенные родовыми признаками, в первую очередь — деньги. Теория ничего не говорит о невозможности проведения зачета требований, предметом которых являются не вещи, определенные родовыми признаками, а, например, работы или услуги.

Однородность существа обязательств

Что же касается позиции, согласно которой однородность должна проявляться не только в однородности предмета, но и в природе обязательств, то это серьезная тема для дискуссии. Начнем с того, что понятие правовой природы обязательств, существа обязательств нигде не зафиксировано.

Римские юристы исходили из того, что к зачету способны только обязательства одного и того же вида. Современный российский законодатель такого ограничения не ввел, и это стало началом практики проведения зачетов разных видов обязательств, в том числе обязательств, как вытекающих из договоров, так и внедоговорных.

Такой подход современного законодателя был обусловлен тем, что в нынешних условиях развития товарно-рыночных отношений ограничение в виде запрета на проведение зачетов по разным видам обязательств, даже гражданско-правовых, привело бы к усложнению расчетов и вынужденному излишнему перемещению денежных средств и товарно-материальных ценностей.

Поэтому в своем Постановлении от 09.06.1997 по делу N Ф09-418/97-ГК ФАС Уральского округа счел однородными встречные требования, вытекающие из обязательства по поставке оборудования и договора аренды. Если требования, происходящие из обязательств разного вида, могут зачитываться между собой и на это указывают даже те правоведы, которые считают их разнородными, то какие же обязательства имеют разную правовую природу?

В качестве примера приведем спор, предметом которого стал вопрос о возможности проведения зачета требования о перечислении авансового платежа на полученные товары — по одному договору и требования о взыскании пеней за недопоставку — по другому. Разрешая конфликт, ВАС РФ признал неоднородными и не способными к зачету обязательства возвратить полученную сумму кредита одной стороны и возникшее из поручительства субсидиарное по своему характеру обязательство другой стороны (Вестник ВАС РФ. 1996. N 4. С. 14 — 15) <*>.

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Рук. авт. кол. и отв. ред. О.Н. Садиков. М.: КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 1997. С. 663.

Таким образом, требования, вытекающие из основного и субсидиарного обязательств, имеющих разную правовую природу, были сочтены не подлежащими зачету. Кроется ли вся загвоздка в разном существе обязательств? Является ли невозможным зачет требований о взыскании, скажем, пеней, с одной стороны, и основного долга — с другой? Полагаем, что нет.

В частности, в уже известном нам информационном письме от 29.12.2001 N 65 Президиумом ВАС РФ указывается: "Окончание исполнительного производства, основанное на сделанном одной из сторон заявлении о зачете, при наличии встречных исполнительных листов не противоречит закону".

Там же приводится судебное дело, в ходе которого суд счел однородными и подлежащими зачету требования, одно из которых вытекало из договора, а другое основывалось на исполнительном листе. При этом требование по исполнительному листу было охарактеризовано судом как требование, которое "подтверждено судом и по которому также выдан исполнительный лист".

Имело ли значение в данном случае, какое именно гражданско-правовое обязательство подтверждал исполнительный лист — основное или субсидиарное, договорное или внедоговорное? Пожалуй, нет, если только законодатель напрямую, как в ст. 411 ГК РФ, не запретил зачитывать такие требования.

Самое главное, что в обозначенном случае предмет требований был однороден, размер требования четко установлен и ни само требование, ни его размер не оспаривались.

В каких же случаях имеет значение разная правовая природа обязательств? Как ни странно, эти случаи оговорены самим законодателем. Например, п. 1 ст. 16 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" устанавливается запрет на проведение зачета требований учредителя к обществу с ограниченной ответственностью в качестве исполнения обязанности по внесению вклада.

Действительно, обязательство по внесению вклада в целях оплаты уставного капитала и обязательство общества перед учредителем, возникшее из какого-либо гражданско-правового обязательства, имеют разную правовую природу. Но законодатель не руководствуется тем, что такие требования не могут быть зачтены просто потому, что они неодинаковы по своей природе, он специально прописывает запрет.

Существует и другая ситуация, в которой действующее законодательство не оговаривает все возможные случаи невозможности проводить зачеты встречных требований, но вводит одно общее ограничение. Согласно п. 3 ст. 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

Исходя из этого общего правила, зачет требований, проистекающих из обязательств, основанных на разных отношениях — административных, налоговых, гражданско-правовых, невозможен. Опять же, такой вывод мы делаем не только и не столько вследствие того, что обязательства, из которых вытекают требования, имеют разную правовую природу, а потому, что законодатель предписывает нам разграничивать имущественные отношения и не применять к любым таким отношениям гражданско-правовое регулирование.

Судебная практика также не восприняла жестко правило о невозможности зачета требований, вытекающих из обязательств с разной правовой природой, например из основных обязательств и обязательств, обеспечивающих их исполнение. Примером тому может служить одно из дел ФАС Уральского округа от 11.03.96 (дело N У-98/96-ГК).

При его рассмотрении ФАС УО признал необоснованным вывод суда предыдущей инстанции о неоднородности взаимных денежных требований сторон по оплате товара и выплате штрафа. Нижестоящему суду было предписано проверить обоснованность доводов ответчика о некачественности поставленных товаров и возникновении у него в связи с этим требований о выплате штрафа. Таким образом, окружной суд фактически счел допустимым зачет обязательств с разной правовой природой.

Авторы настоящей статьи полагают, что подобная позиция суда является вполне оправданной. Возможность проводить зачеты встречных однородных требований, вытекающих из разных по существу обязательств (если специального запрета на проведение таких зачетов законодательством не установлено), предоставляет участникам хозяйственного оборота больший спектр средств взаиморасчетов со своими контрагентами, что способствует оптимизации расчетов.

Все вышеприведенные требования к проведению зачета, к сожалению, не нашли своего отражения в ст. 410 ГК РФ. Здесь, мы полагаем, российскому законодателю следовало бы воспользоваться опытом римских правоведов, утверждавших, что зачитываемые требования должны быть не только встречными и однородными, с наступившим сроком требования, но ясными и действительными.

Однородные обязательства.

Оба обязательства должны быть однородными (п. 1, первое предложение).

Зачет встречных однородных требований как способ прекращения обязательства

В некоторых правовых системах обязательства должны быть "взаимозаменяемыми" (fungible). Денежное обязательство может быть зачтено только против денежного обязательства. Поставка зерновых может быть зачтена только против поставки зерновых такого же рода.

Концепция однородности обязательств является более широкой, чем концепция взаимозаменяемости обязательств. Исполнение неденежных обязательств может быть однородным, но в то же время не взаимозаменяемым. Два обязательства поставить вино с одной и той же винодельни, но не одного и того же года производства будут однородными обязательствами, но не взаимозаменяемыми. Оплата наличными или ценными бумагами не является однородными обязательствами в смысле настоящей статьи. Однако, как это имеет место в случае разных валют, зачет может быть произведен, если ценные бумаги легко обратимы и если отсутствует соглашение о том, что платеж должен быть произведен только в определенной валюте или определенными ценными бумагами. Ответ на вопрос о том, одного и того же рода обязательства или нет, зависит от коммерческой практики или специальных торговых правил.

Обязательство, исполнение которого связано с личностью должника, не может быть однородным с каким-либо иным типом обязательства. Таким образом, зачет не может быть произведен, если одно из обязательств носит личный характер.

Иллюстрации.

4. A, производитель сырой нефти, заключает договор с B, находящимся в Каире, на поставку ему ежемесячно по нефтепроводу 1500 тонн сырой нефти. В свою очередь должен поставлять еженедельно 1000 тонн сырой нефти автотранспортом. Сырая нефть, произведенная A, и сырая нефть, поставляемая B, не имеют одинакового происхождения и не соответствуют друг другу в полной мере, однако поскольку и та и другая нефть может использоваться одинаково, можно считать, что два обязательства по поставке сырой нефти являются однородными, и если A и B являются должником и кредитором по поставке одинакового количества сырой нефти, зачет разрешается.

5. A принадлежит 100 простых акций компании "Юг". B является акционером той же компании. У него 120 привилегированных акций. По отношению друг к другу они должник и кредитор, и в заключенном ранее договоре было предусмотрено, что платеж может быть произведен акциями аналогичной ценности. Поскольку акции, которыми владеет A, и акции, принадлежащие B, не одного и того же рода, зачет не может быть произведен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *