Справочник

Вымогательство с применением насилия

1. Вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, —

наказывается ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

2. Вымогательство, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) утратил силу;

в) с применением насилия;

г) в крупном размере, —

наказывается лишением свободы на срок до семи лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Вымогательство, совершенное:

а) организованной группой;

б) в целях получения имущества в особо крупном размере;

в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

г) утратил силу, —

Комментарий к Ст. 163 УК РФ

1. Вымогательство — посягательство на чужое имущество, не обладающее признаками хищения. Для вымогательства характерен сложный объект преступления, так как преступное посягательство осуществляется не только на отношения, связанные с распределением и перераспределением материальных благ, но также еще на жизнь и здоровье потерпевшего.

2. Первый обязательный элемент объективной стороны вымогательства — требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершение других действий насильственного характера. Вторым обязательным ее элементом является угроза применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно угроза распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

3. Требование — строгое указание, равносильное приказу. Форма требования значения не имеет. Оно может быть высказано как в устной, так и письменной форме, как лично, так и с использованием различных коммуникационных средств. Требование может быть как резким, грубым, так и изысканно-вежливым. Оно может быть как прямым, так и иносказательным, завуалированным. Содержание требования — передача имущества или права на имущество требующему или другим лицам.

Требование следует отличать от просьбы. Просящий оставляет решение вопроса о необходимости или возможности выполнения просьбы на усмотрение лица, к которому обращена просьба. Требование предполагает безусловное его выполнение.

4. Угроза — обещание причинить неприятность, зло.

Статья 163 УК РФ. Вымогательство (действующая редакция)

Согласно диспозиции комментируемой статьи угроза выражается в трех формах: применения насилия, уничтожения, повреждения имущества, шантажа.

5. Угроза применения насилия — обещание избить, покалечить, убить как лицо, от которого требуют имущество, право на имущество, так и его близких. Характер угрозы на квалификацию не влияет.

6. Близкими в данном случае являются как родственники лица, от которого требуют имущество, право на имущество, так и любые иные значимые дня него люди.

7. Угроза уничтожением или повреждением имущества — обещание причинить вред имуществу потерпевшего, значимым для него лицам.

8. Шантаж — угроза распространения позорящих потерпевшего или его близких сведений, а равно иных сведений, распространение которых может причинить существенный вред законным интересам потерпевшего или его близких.

Сведения могут быть как ложными — клеветой (ст. 128.1 УК), так и истинными, например, связанными с информацией о состоянии здоровья потерпевшего, его близких, их аморальных поступках и т.п.

В любом случае угроза должна быть реальной, т.е. возможность ее исполнения для потерпевшего очевидной.

9. Вымогательство считается оконченным с момента предъявления требования на имущество, подкрепленного угрозой.

Поскольку анализируемый состав преступления отнесен к категории усеченных, вымогательство вне зависимости от того этапа, на котором оно завершилось, не может быть квалифицировано как покушение. Действия виновного, предшествующие вымогательству, при наличии к тому оснований квалифицируются как приготовление к вымогательству.

Вымогательство не следует путать с разбоем (см. коммент. к ст. 162), который представляет собой нападение в целях немедленного завладения чужим имуществом.

10. Субъектом разбоя может быть любое вменяемое физическое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

11. Субъективная сторона разбоя характеризуется наличием у виновного прямого, как правило, конкретизированного умысла и корыстной цели. Сознанием субъекта охватываются следующие моменты: требуемое имущество является чужим; у виновного нет права им распоряжаться; имущество будет передано только против воли собственника; угроза насилием, уничтожением или повреждением чужого имущества, шантаж, а равно само насилие рассматривается виновным как способ достижения желаемого им преступного результата.

12. Корыстная цель означает, что виновный намерен распорядиться приобретенным в процессе преступления имуществом как своим собственным.

Не образуют состава вымогательства противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением его собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по ст. 330 УК или другим статьям УК.

13. Квалифицированные виды вымогательства урегулированы ч. ч. 2 — 3 комментируемой статьи. Согласно ч. 2 таковыми являются совершение вымогательства группой лиц по предварительному сговору; с применением насилия; в крупном размере.

14. Совершением разбоя группой лиц по предварительному сговору признается деяние, осуществленное двумя и более лицами, заранее договорившимися о совместном совершении преступления (подробнее см. коммент. к ст. 158).

15. Вымогательство с применением насилия может выражаться в побоях, причинении легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, пытках, истязании, ограничении свободы, связывании.

16. Вымогательством в крупном размере признается требование передачи чужого имущества на сумму свыше 250 тыс. руб. (см. коммент. к ст. 158).

17. Согласно ч. 3 ст. 162 УК особо квалифицированными видами вымогательства признаются преступления, совершенные организованной группой; в целях получения имущества в особо крупном размере; с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

18. Вымогательство, совершенное организованной группой. Содеянное квалифицируется по п. «а» ч. 3 комментируемой статьи только в случае совершения преступления устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. О характеристиках такой группы см. коммент. к ст. 158.

19. Вымогательство в особо крупном размере. Согласно п. 4 примеч. к ст. 158 УК вымогательством в особо крупном размере признается посягательство на завладение чужим имуществом на сумму свыше 1 млн. руб. (см. коммент. к ст. 158).

20. Вымогательство, совершенное с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Действия виновного квалифицируются по п. «в» ч. 3 ст. 163 УК, если был причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего (см. коммент. к ст. 162).

21. Вымогательство следует отличать от грабежа, разбоя, угона, похищения человека, захвата заложника, а также самоуправства. Грабеж и разбой — действие виновного по непосредственному осуществлению похищения чужого имущества, в то время как вымогательство — это требование о передаче такого имущества под угрозой.

Угон в отличие от вымогательства не предполагает обращения транспортного средства в собственность виновного или иных лиц.

Если при вымогательстве требование имущественного характера первично, то таковые могут лишь сопутствовать похищению человека или захвату заложника.

22. В Постановлении от 04.05.1990 N 3 Пленумом ВС РФ даны разъяснения относительно практики применения ст. 163 УК.

МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МВД РОССИИ

Кафедра уголовного права

Курсовая работа

по уголовному праву

Тема: "Квалификация вымогательства"

Москва — 2007

План

Введение

Понятие вымогательства, его место в системе преступлений против собственности

Объект и предмет вымогательства

Объективная сторона вымогательства

Субъективные признаки вымогательства

Квалифицированные и особо квалифицированные виды вымогательства

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Развитие вымогательства — одна из характерных черт криминальной ситуации, складывающейся в России. Количество регистрируемых вымогательств увеличилось с 4620 преступлений в 1989 году до 16797 в 1994 г., число лиц, судимых за это преступление — с 310 человек в 1989 г. до 8600 в 1996 г. В последующие годы состояние вымогательства было относительно стабильным (в 2001 г. зарегистрировано 15953 случаев вымогательства). Лишь в 2002 г., на фоне общего снижения числа регистрируемых преступлений, уровень вымогательства заметно снизился. В обследованном регионе (Московской обл.) соответствующие показатели уменьшились почти на 40%. Вместе с тем, по свидетельству большинства опрошенных работников правоохранительных органов Московской области, снижение количественных показателей вымогательства стало следствием повышения качественных характеристик данного преступления. Для современного вымогательства характерны высокая латентность, развитие групповых и организованных форм, ужесточение и совершенствование способов и методов совершения преступления, вовлечение в него молодого поколения. Посягательство на интересы субъектов экономической деятельности — независимо от того, признается оно организованным или нет — по-прежнему является наиболее ярким примером современного вымогательства. Такое вымогательство часто сопровождается другими преступлениями, при этом совершение насильственных и корыстно-насильственных преступлений используется как способ достижения целей вымогательства, усиления воздействия на потерпевшего; подкуп должностных лиц и совершение преступлений в сфере экономической деятельности (легализация имущества, добытого преступным путем и др.) выступают средствами сокрытия вымогательства. Основу законодательного регулирования правовой защиты собственности является Конституция Российской Федерации, гарантирующая стабильность, обеспечение условий их развития и равную защиту всех ее форм. Собственность в Российской Федерации выступает в форме муниципальной собственности, а также собственности общественных объединений (организаций). В России может существовать также собственность иностранных юридических лиц и граждан, лиц без гражданства.

Преступления против собственности включены в раздел VIII УК (гл.21) наряду с преступлениями в сфере экономической деятельности (гл.22 УК) и преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных организациях (гл.23 УК). В основе объединения этих посягательств лежит родовой объект — общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование экономики как единого народнохозяйственного комплекса. Распределение преступлений в сфере экономики по трем самостоятельным главам с учетом их видового объекта — общественных отношений в определенных сферах экономики.

Что касается вымогательства, то под этим посягательством на собственность подразумевается в законе требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершение других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. Более подробно я расскажу далее.

Понятие вымогательства, его место в системе преступлений против собственности

В ч.1 ст.163 УК РФвымогательство определяется как "требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или близких".

В теории уголовного права в целом принимается предложенное законодателем понятие вымогательства, отмечаются вытекающие из закона характерные черты данного деяния: имущественная направленность, "усеченная" конструкции состава, определенное сходство, но не совпадение с хищениями. Системно оно, как правило, относится к иным (кроме хищения) преступлениям, направленным на извлечение имущественных выгод, либо иным видам неправомерного завладения и пользования чужим имуществом . Вместе с тем, ряд позиций существенно выделяется.

Как можно заметить, законодательное описание вымогательства сводится в основном к признакам действия и не включает последствий, характерных для других преступлений против собственности — наступления имущественного ущерба. Вымогательство является видом уголовно-наказуемого принуждения с объектом — свободой и предметом — действием (бездействием) имущественного характера. Свобода волеизъявления личности в имущественных отношениях составляет суть этих отношений в том виде, в котором они сейчас существуют (рыночная экономика), поэтому вымогательство своим основным объектом имеет имущественные отношения, что предопределяет размещение ст.163 в главе 21 УК РФ "Преступления против собственности".

Наиболее последовательными представляются отдельные выводы Ю.И. Шевцова, искавшего природу вымогательства в хищении. "Под вымогательством в обыденном значении понимается вид преступной деятельности, связанный с незаконным приобретением или утратой имущественных благ. Это значение более полно выражает суть вымогательской деятельности, поскольку рассматривает ее в целостности, как единство процесса вымогательской деятельности и его результата… Законодательное же определение вымогательства является более узким, не включающим результат, и исходящим не из целей адекватного отражения смысла вымогательской деятельности, а из задачи наиболее полной охраны объекта посягательства — отношений собственности" .

Действительно, методологически верное решение вопроса о содержании и структуре деятельности при вымогательстве может быть найдено лишь в контексте общего учения о преступлении и составе преступления. В уголовном праве принято считать, что понятие преступления более широкое, чем понятие состава преступления. В состав входят исключительно обязательные элементы, то есть необходимые и достаточные для криминализации деяния, уголовной ответственности лица и квалификации преступления. В преступление помимо обязательных входят и факультативные элементы состава. Другими словами, если преступление есть конкретное действие, совершаемое в объективной действительности, то состав преступления — всего лишь логическая модель, нормативная категория, закрепляющая типичные признаки какого-либо деяния, отражая его преступную сущность. В тоже время отмечается, что общественно опасные последствия в силу тех или иных причин не всегда включаются в число обязательных признаков объективной стороны составов соответствующих преступлений.

Итак, объективным в понятии каждого преступления является то, что подобного рода деяние совершается реально и влечет причинение конкретного вреда личности, обществу или государству, в силу чего признается общественно опасным. Общественная опасность вымогательства, расположенного в ряду традиционно имущественных преступлений, заключается, в первую очередь, в причинении или возможности причинения имущественного вреда потерпевшим от данного преступления. В этом смысле оно представляет собой противоправное безвозмездное получение имущества, иное извлечение имущественной выгоды посредством принуждения, соединенного с угрозой или насилием. Однако, ввиду самостоятельной сравнительно высокой опасности способа этого преступления (принуждение, соединенное с угрозой или насилием), вымогательство признается оконченным по закону уже на стадии принуждения к передаче имущества, иному предоставлению имущественной выгоды, когда имущественные интересы только ставятся под угрозу причинения вреда, что, впрочем, не меняет и не способно изменить имущественной природы данного деяния. Последствия в виде получения имущества либо иного извлечения имущественной выгоды в результате вымогательского принуждения охватываются рамками состава и не требуют дополнительной квалификации. Повышенная опасность же содеянного учитывается при назначении наказания.

Принуждение действительно имеет место при вымогательстве. Однако оно является способом вымогательского посягательства и наряду со своими характеристиками (объект, предмет) носит второстепенный, вспомогательный характер в рамках состава данного преступления: свобода поведения принуждаемого лица охватывается понятием "психическая неприкосновенность" и составляет дополнительный объект вымогательства; действие имущественного характера служит посредствующим звеном в извлечении имущественной выгоды — обобщенного предмета вымогательства. К тому же, признание за принуждением основного свойства вымогательства, превращает последнее в преступление против личности, игнорирует имущественную природу данного преступления и прямо противоречит закону.

Объект и предмет вымогательства

Приступая к анализу объекта вымогательства хочется отметить концепцию объекта преступления, как правового блага, законного интереса. Данная теория, основана в конце прошлого века Н.С. Таганцевым, и, последовательно была проведена в жизнь в настоящее время в трудах А.В. Наумова, Э.С. Тенчова, А.В. Пашковской и др., представляется наиболее жизнеспособной и находит подтверждение в действующем Уголовном кодексе РФ, выделяющем в качестве обобщенных объектов уголовно-правовой охраны личность, общество и государство (п.2 ст.2 УК РФ). Как пишет А.В.

Комментарии к СТ 163 УК РФ

Пашковская, в настоящее время система интересов и ценностей, охраняемых уголовным правом, базируется на отражающей демократические идеи конституционной триаде "личность — общество — государство". Соответственно этому принципу строится и Особенная часть Уголовного кодекса. При этом приоритет охраны личности продиктован положением ст.2 Конституции РФ, согласно которому человек, его права и свободы признаются высшей ценностью. Остальные интересы при всей их важности являются производными от интересов личности и определяются ими. В конечном счете, защита интересов общества и государства также выступает в качестве гарантии защищенности каждого человека.

Вымогательство и другие преступления; Вымогательство или грабеж и разбой; Вымогательство и распространение позорящих сведений; Угроза при вымогательстве; Одно или несколько вымогательств; Соучастие в вымогательстве;

Вымогательство под угрозой применения насилия.

Никулинский районный суд г. Москвы, с участием государственного обвинителя помощника Никулинского межрайонного прокурора г. Москвы, подсудимого П., защитника — адвоката, при секретаре, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении: П., уроженца г. Москвы, гражданина РФ, с неполным средним образованием, холостого, не работающего, судимого Таганским районным судом г. Москвы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, Мировым судом судебного участка № 101 с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, освободившегося из мест лишения свободы по отбытии срока наказания, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 163 ч.1 УК РФ, установил:

П. совершил вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия. Вымогательство под угрозой применения насилия.

Так он, имея умысел на вымогательство, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в подъезде Москва, ул. Покрышкина, 8, корп. 3, во исполнение своего преступного умысла, потребовал от знакомого ему Г., передачи денежных средств в размере 25000 рублей на безвозмездной основе, под угрозой применения насилия, при этом держа в руке нож, острием направленный в сторону груди Г. и демонстрировал им колющие движения, находясь в непосредственной близости от последнего, то есть на расстоянии менее 1 метра. Вымогательство под угрозой применения насилия.

Далее, в связи с тем, что у Г. данной денежной суммы при себе не оказалось, П. действуя в продолжение своего преступного умысла, забрал у потерпевшего Принадлежащий ему паспорт гражданина, в залог исполнения последним его требований о передаче денежных средств, подтверждая, таким образом, серьезность своих намерений. Учитывая сложившуюся обстановку и тот факт, что он, П., использовал в качестве орудия раскладной нож, Г. воспринял угрозы физической расправой, в случае неисполнения установленных П. требований, исходившие от последнего, как реально осуществимые и опасные для своей жизни и здоровья. Вымогательство под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый П. виновным себя в совершении указанного преступления признал частично и показал, что Г. взял у него покататься мотороллер, который он приобрел за 25 000 рублей. Г. в свою очередь дал мотороллер покататься своему другу, который его мотороллер разбил. Г. обещал ему вернуть деньги за мотороллер, однако этого не сделал.В ходе его разговора с Г. он потерпевшему ножом не угрожал и паспорт у него не требовал. Г. сам отдал ему свой паспорт в залог того, что вернет деньги. Он требовал у потерпевшего Г. 20000, поскольку 25000 он заплатил за мотороллер, а 5000 это был моральный ущерб.

Однако из оглашенных в порядке ст. 276 ч.1 п.1 УПК РФ показаний П. данных им при допросе в качестве подозреваемого в присутствии адвоката, следует, что с Г. он познакомился при совместном распитии спиртных напитков. Он проезжал возле Москва, ул. Покрышкина, 8, корп. 3, где увидел Г., который направлялся в его сторону. Увидев Г., он подъехал на принадлежащем мотороллере к Г., чтобы поздороваться.

Г. попросил у него прокатиться на мотороллере вокруг дома, на, что он согласился, и передал Г. мотороллер. Около четырех часов Г. отсутствовал на мотороллере. Он встретил Г., который шел пешком во дворе дома по ул. Покрышкина, 8, корп. 3. Он, подойдя, к Г. спросил: «Где мотороллер?», на что Г. пояснил, что дал мотороллер прокатиться их общему знакомому Е. Он стал возмущаться и попросил Г. вернуть ему мотороллер, либо заплатить ему денежные средства в размере 25000. Вымогательство под угрозой применения насилия.

Г. пояснил ему, что если Е. не вернет мотороллер, то Г. передаст ему 25000 рублей через 4 дня. Затем Г. ему не звонил и он его не видел. Через несколько дней, он вышел со своим знакомым Е. из подъезда у дома по ул. Покрышкина, 8, корп. 3, где около подъезда встретил, он поздоровался с Г. и ушел в магазин, а он, остался около подъезда, где попросил Г. зайти в подъезд для разговора, на, что Г. согласился, и зашел в подъезд.

На лестничном пролете между 2 и 3 этажами, Г. остановился. Он спросил у Г., где деньги за мотороллер. Г. сказал ему, что денег у него нет. Тогда он, подойдя на расстояние вытянутой руки, угрожая ножом находившимся у него в руке, который он достал в тот момент, когда поднимался по лестнице. Потребовал отдать 25000. Он сказал Г., чтобы он отдал ему на проверку свою сумку. Г. испугался и сам показал содержимое своей сумки. Ценных вещей у него в сумке не было. Он забрал из сумки паспорт на имя Г. Он забрал паспорт и предупредил, о том, что если он не отдаст 25000 в течении четырех дней, он его изобьет.

На что тот согласился. Затем, он позвонил ему и сообщил, что готов передать требуемые им денежные средства, однако он попросил снизить сумму до 25000. Он согласился, договорившись с ним встретиться возле станции Московского метрополитена "Университет". Он , подъехал в условленное время к указанной станции метро, в этот же момент к нему подошел Г. и тут же его задержали сотрудники полиции, двое в гражданской форме одежды и один — в форменном обмундировании. Его доставили в ОМВД Тропарёво — Никулино для дачи письменного объяснения по факту вымогательства денежных средств. Паспорт Г. он ранее выкинул, так как боялся, что Г. куда-нибудь обратиться за помощью.

Кроме частичного признания подсудимым П. своей вины, его вина в совершении указанного преступления полностью подтверждается следующими доказательствами:

— оглашенными в порядке ст. 281 ч.2 п.1 УПК РФ по ходатайству государственного обвинителя и с согласия сторон показаниями потерпевшего, о том, что с П. он познакомился, с ним они познакомились при распитии спиртных напитков. Каких-либо долговых обязательств между ними не было и нет, неприязни к нему не испытывает. Он проходил возле Москва, ул. Покрышкина, 8, корп. 3, где увидел П., который направлялся в его сторону. П. подъехал к нему на мотороллере, они поздоровались.

Он попросил П. прокатиться на мотороллере вокруг дома, на, что П. согласился, и дал ему мотороллер. Спустя некоторое время, он встретил своего знакомого Е., который попросил у него мотороллер прокатиться, он согласился, и передал Е. мотороллер. Еще примерно 5 минут он находился в том же дворе, после чего ушел по своим делам. Затем он встретил П., который шел во дворе Москва, ул. Покрышкина, 8, корп. 3, он подойдя к нему спросил: «Где мотороллер?», на что он пояснил, что он дал мотороллер прокатиться их знакомому Е., после чего П. стал возмущаться, и предупредил его о том. что если что-то случиться с мотороллером, то он будет за это отвечать. П. попросил вернуть мотороллер, либо заплатить ему денежные средства в размере 25000 рублей.

Потом он встретил П. возле станции Московского метрополитена "Университет", П. сказал ему, что мотороллер пропал и потребовал у него денежные средства, он шел по двору около Москва, ул. Покрышкина, 8, корп. 3, где возле подъезда встретил Е. и П. Е. поздоровался и далее ушел в сторону магазина, а П. остановился и попросил его проследовать с ним для разговора в подъезд. На лестничном пролете между 2 и 3 этажами он остановился. Так же в то время, когда он поднимался на лестничный пролет, он услышал звук — щелчок раскладного ножа. П. спросил у него, где его деньги за мотороллер. Он сказал ему, что денег у него нет.

Вымогательство как преступление

Тогда П. подойдя на расстояние вытянутой руки, и угрожая ему ножом потребовал отдать 25000. П. потребовал у него на проверку сумку, при этом он испугался, и он сам передал П. свою сумку, ценных вещей в сумке не было. В ней был только паспорт гражданина на его имя Г. П. забрал его (паспорт) и предупредил, о том. что если он не передаст ему 25000 в течении четырех дней, то он его изобьет. На что он согласился, только попросил немного подождать, недельки две-три. П. ответил, что будет ждать его звонка.

Они разошлись. Он решил обратиться по данному факту в отделение полиции ООМВД России по району Тропарёво — Никулино по району Тропарево-Никулино, где он написал заявление и дал подробное объяснение по факту произошедшего, после чего сотрудниками полиции было принято решение о проведении оперативно-розыскного мероприятия. Он позвонил П. и сообщил, что готов передать ему требуемые денежные средства, единственное, что он попросил скинуть сумму до 25000. П. согласился. Они договорились с П. встретиться возле станции Московского метрополитена "Университет". Он подъехал в условленное время, вместе с ним проследовали сотрудники полиции, а именно оперуполномоченные уголовного розыска ООМВД России по району Тропарёво — Никулино г. Москвы и участковый уполномоченный полиции. Он подошел к П. и тут же последнего задержали сотрудники полиции.

— показаниями представителя потерпевшего Л. о том, что в Муниципалитет внутригородского муниципального образования Москва, ул. Покрышкина, 8, корп. 3 в г. Москве обратился дознаватель ООМВД России по району Тропарёво — Никулино по району Москва, ул. Покрышкина, 8, корп. 3, с запросом на обеспечение участия законного представителя умершего потерпевшего Г., так как близких родственников на территории Российской Федерации последний не имеет, дядя потерпевшего представлять его интересы не может, связаться с родственниками не представилось возможным. После того, как она была допущена к участию в уголовном деле в качестве законного представителя, она была ознакомлена с отдельными материалами уголовного дела, касающимися сути рассматриваемой ситуации, причин и обстоятельств смерти Г., и его показаний. В связи с тем, что фактически материальный ущерб Г. причинен не был, гражданский иск о возмещении вреда заявлять не желает.

— оглашенными в порядке ст. 281 ч.1 УПК РФ по ходатайству государственного обвинителя и с согласия сторон показаниями свидетеля Е., о том, что с П. он познакомился при распитии спиртных напитков. Каких-либо долговых обязательств между ними нет, личной неприязни к Б.В. он не испытывает. Он находился во дворе Москва, ул. Покрышкина, 8, корп. 3 со своими друзьями, где встретил малознакомого ему Г., с которым он также познакомился, Г. подъехал к ним на мотороллере черного цвета, при этом ему известно, что данный мотороллер принадлежит Б.В.

Он попросил у Г. прокатиться на мотороллере, на что Г. согласился, и дал ему мотороллер. После чего он на мотороллере уехал. Спустя некоторое время, он на указанном мотороллере врезался в бойлерную возле Москва, ул. Покрышкина, 8, корп. 3, где ему была оказана скорая медицинская помощь, но от госпитализации он отказался, и самостоятельно проследовал домой. Он с Б.В. вышли из подъезда дома, в котором он проживает, где у подъезда встретили Г. Он поздоровался с Г. и ушел по своим делам в сторону магазина, при этом Б.В. оставался с Г. на улице. Он оглянулся и увидел, что Г. зашел в его подъезд, за ним проследовал Б.В., что между ними происходило в подъезде ему неизвестно. Также ему известно, что Б.В. вымогал денежные средства у Г. за мотороллер, по сколько Б.В. не было известно о том, что мотороллер разбил он, при вышеуказанных обстоятельствах, так как этот факт от Б.В. он скрыл.

— оглашенными в порядке ст. 281 ч.1 УПК РФ по ходатайству государственного обвинителя и с согласия сторон показаниями свидетеля о том, что он находился возле магазина, расположенного по адресу: Москва, ул. Покрышкина, 8, корп. 3, где познакомился с мужчиной по имени Б.В. (какие-либо анкетные данные Б.В. ему неизвестны). Б.В. катался на мотороллере марки. С Б.В. они познакомились при распитии спиртных напитков, так же с ними распивал спиртные напитки его друг детства — Е., и малознакомый ему молодой человек по имени Г., но, на сколько ему известно, в его присутствии попросил у Б.В. прокатиться на мотороллере, на, что Б.В. ответил ему согласием и передал ему мотороллер. После чего Г. уехал на мотороллере, а Е. ушел, пояснив это тем, что ему необходимо домой. В последствии вечером того же дня, ему стало известно, что Е. разбил мотороллер об бойлерную. Более по данному факту eмv ничего неизвестно.

Вина подсудимого также подтверждается письменными материалами уголовного дела исследованными в ходе судебного следствия.

К показаниям подсудимого П. в части того, что ножом он потерпевшему не угрожал и в части того, что потерпевшей сам отдал ему свой паспорт в залог, суд относится критически и считает их недостоверными, данными с целью уйти от ответственности и избежать наказания за содеянное. Показания П. в этой части полностью опровергается совокупностью всех вышеприведенных доказательств, а именно показаниями потерпевшего Г. о том, что на лестничный пролете дома Москва, ул. Покрышкина, 8, корп. 3, он услышал звук — щелчок раскладного ножа. П. спросил у него, где его деньги за мотороллер. Он сказал ему, что денег у него нет. Тогда П. подойдя на расстояние вытянутой руки, и угрожая ему ножом потребовал отдать 25000, а затем проверил его сумку и забрал оттуда паспорт; показаниями свидетеля Е. о том, что ему известно, что П. вымогал денежные средства у Г. за мотороллер; показаниями свидетелей о том, что после задержания П., и по прибытию в отделение полиции ООМВД России по району Тропарёво — Никулино дал признательные показания.

При этом показания потерпевшего Г., представителя потерпевшего Л., свидетелей, суд считает достоверными, поскольку они последовательны, полностью согласуются между собой, с письменными материалами уголовного дела и вещественными доказательствами, и по вышеуказанным основаниям закладывает их в основу обвинительного приговора. При этом каких-либо оснований для оговора П. ни у кого из них не имеется.

Доказательства, положенные судом в основу обвинительного приговора, получены в строгом соответствии с уголовно-процессуальным Законом РФ, их относимость, допустимость и достоверность сомнений не вызывает.

Объективно оценивая доказательства в их совокупности суд приходит к выводу, что вина П. в совершении инкриминируемого ему преступления полностью доказана и квалифицирует его действия по ст. 163 ч.1 УК РФ, так как он совершил вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия.

Довод защиты о том, что действия П. подлежат квалификации по ч.1 ст. 330 УК РФ являются несостоятельными, поскольку хотя между потерпевшим Г. и подсудимым П. и существовали долговые обязательства, однако П. вымогал у потерпевшего большую сумму, чем ему был должен потерпевшим, при этом угрожал потерпевшему насилием опасным для жизни и здоровья, используя при этом нож.

В ходе предварительного следствия П. была проведена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза. Согласно выводов экспертов вменяем. В период, относящийся к инкриминируемому ему деянию, П. признаков временного психического расстройства либо иного болезненного состояния психики не обнаруживал, мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время П. временного психического расстройства либо иного болезненного состояния психики также не обнаруживает. В применении каких-либо принудительных мер медицинского характера П. не нуждается.

Указанное заключение экспертов сомнений в своей правильности у суда не вызывает, поскольку оно обоснованно, подробно и мотивировано, в связи с чем суд признает П. в отношении инкриминируемого ему деяния, вменяемым, и не находит оснований для освобождения его от уголовной ответственности.

При назначении подсудимому наказания суд учитывает данные о его личности, так П. вину признал частично, по месту жительства характеризуется положительно, имеет на иждивении мать и сестру являющихся инвалидами, что суд учитывает как обстоятельства смягчающие наказание.

Как обстоятельство отягчающие наказание суд учитывает наличие в действиях П. рецидива преступлений, в связи с чем суд назначает наказание в соответствии с требованиями ч.2 ст. 68 УК РФ.

Учитывая характер, степень тяжести и общественную опасность содеянного суд не находит оснований для применения к подсудимому П. ст. 73 УК РФ и считает, что его исправление и перевоспитание возможно лишь в условиях строгой изоляции от общества.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 302-304, 307-309 УПК РФ, суд приговорил:

Признать П. виновным в совершении преступления предусмотренного ст. 163 ч.1 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения П. изменить с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу. Взять П. под стражу в зале суда. Срок отбывания наказания П. исчислять с момента задержания. Вещественное доказательство: паспорт гражданина на имя Г. — оставить по принадлежности.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным содержащимся под стражей в тот же срок со дня вручения копии приговора. Осужденный имеет право ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции в течении 10 суток с момента получения копии приговора.


(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Некоторые вопросы квалификации вымогательства. Крюков, А. А.
Перетятько, М. В.
2000
Аннотация: Опубликовано : Сибирский Юридический Вестник. — 2000. — № 2. Полный текст документа:

Вымогательство является одной из основных форм организованной преступной деятельности, однако на практике до сих пор нет однозначного мнения по решению некоторых вопросов, связанных с квалификацией данного деяния.

Вымогательство, согласно статье 163 РФ — это требование о передаче чужого имущества, или права на имущество, или совершение других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожение или повреждение чужого имущества, равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

Справедливо замечание Ляпунова Ю. о том, что перечень угроз, характерных для вымогательства, слишком узок. Соглашаясь в целом с мнением ученого, мы хотели бы высказаться по некоторым аспектам его статьи. Так, автор пишет, что не является вымогательством требование, когда угроза отсутствует либо не конкретизирована, либо не подпадает под перечень статьи 163 УК РФ. Так, требование вымогателя, мотивированное тем, что «… нам в этом городе все платят», «…а то всякое может случиться», «…а то придут другие бандиты они с тобой разговаривать не будут», «… а то смотри придут с проверками ОБЭП, СЭС, ТИ и т.д. – тебе же житья не будет» не является преступным, потому что эти угрозы лежат за рамками ч. 1 ст. 163 УК РФ.

Подвергнем анализу каждую ситуацию. Фраза "… нам в этом городе все платят." угрозы не содержит. Следовательно вымогательства здесь нет. Другой пример — после требования звучит фраза: "… а то всякое может случиться" — под этой фразой потерпевший понимает, как правило, возможное причинение вреда здоровью, а вымогатель именно на это и рассчитывает (иначе зачем вообще нужна эта фраза?). Да, безусловно, доказать данное деяние сложно, однако в Черемховском РНС такие дела проходят с обвинительными приговорами по ст. 163 УК РФ. Аналогичным образом должен решаться вопрос, когда злоумышленник говорит : "… а то придут другие бандиты, они с тобой разговаривать не будут".

Сложнее пример, когда вымогатель угрожает проверками ОБЭП, СЭС, ТИ и т.д. Здесь возможны две ситуации. Первая – потерпевший соблюдает все нормы действие которых обеспечивает указанная организация. Следовательно, виновный угрожает ему в случае не передачи денег нежелательными последствиями могущими причинить существенный ущерб правам и законным интересам потерпевшего. Вымогательство здесь налицо. Вторая — потерпевший действительно не соблюдает санитарно-эпидемиологические, пожарные и иные нормативы. Сообщая органам государственной власти о данном факте злоумышленник «причиняет вред» незаконным интересам потерпевшего. Такая угроза не предусмотрена ст. 163 УК РФ. Не подпадает данное деяние и под распространение позорящих сведений, и хотя сведения о совершении правонарушения являются «позорными», они становиться достоянием не общества, а органов государственной власти, которые оценивают его не с обыденной, а с профессиональной точки зрения.

Статья 163 УК РФ. Вымогательство

Подобные угрозы не подпадают под перечень ст. 163 УК РФ. Поэтому не являются преступными. Как видно из приведенных примеров. Далеко не всегда возможно привлечь к ответственности по ст. 163 УК РФ лиц за действия, фактически равные по степени общественной опасности вымогательству. Поэтому автор предлагает изменить диспозицию статьи, придав части первой следующее звучание: "Вымогательство, то есть направленное в будущее требование передачи чужого имущества или совершение иных действий имущественного характера". На наш взгляд, такая формулировка не вполне адекватна. Это деяние не столь общественно опасно, чтобы быть преступлением. Именно угроза, именно реальная возможность наступления вредных последствий для потерпевшего делает требование общественно опасным. Однако надо признать, что подобная формулировка во многом бы облегчила процесс доказывания по делам данной категории. Но! Уголовный закон не предназначен для "точечных ударов" и действует в отношении всех субъектов, поэтому рациональнее бы было просто расширить перечень угроз "… наступлением иных нежелательных последствий".

Однозначно не решен вопрос о том, насилие какой тяжести охватывается п.«в» ч. 2 ст. 163 УК РФ. Одни ученые ограничивают этот признак легким вредом здоровью, другие включают сюда вред здоровью средней тяжести. Мы бы хотели осветить этот вопрос исходя из следующего. Так, банда создается исключительно для нападений на граждан и организации, а участие в совершаемом бандой нападении дополнительно квалифицируется еще и по ст. 162 УК РФ. Если вымогатель, в целях подтверждения реальности угрозы, причинит потерпевшему или его близким вред здоровью средней тяжести, то его действия, при отсутствии данного признака в вымогательстве, должны быть квалифицированы, в определенных условиях, по ч. 1 ст. 163 УК РФ (максимум — 4 года лишения свободы) и по ч.1 ст. 112 УК РФ (максимум — 3 года лишения свободы). По совокупности преступлений максимальное наказание может быть 7 лет лишения свободы. То есть по данным преступлениям размер наказания идентичен санкции ч. 2 ст. 163 УК РФ (от трех до семи лет). Однако, допустим, вред здоровью причиняется с особой жестокостью. Квалифицируя деяние по ч. 1 ст. 163 и по ч. 2 ст.112 УК РФ, можно назначить наказание размером 9 лет лишения свободы. Квалифицируя деяние исключительно по ч. 2 ст. 163 УК РФ максимальное наказание ограничивается семью годами. Следовательно, санкция ч. 2 ст. 163 УК РФ не охватывает общественной опасности совершенных деяний. Как быть? Нам думается, что вымогательство с применением насилия охватывает этим признаком побои, причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью. Причинение вреда здоровью средней тяжести при наличии признаков ч.2 ст. 112 УК РФ надлежит квалифицировать по совокупности — п. "В" ч.2 ст. 163 УК РФ и ч.2 ст. 112 УК РФ. Максимальный размер наказания получается 12 лет лишения свободы, общественная опасность вымогательства и связанного с ним насилия оказываются учтенными. Кроме того, такой размер наказания ниже санкции ч. 3 ст. 163 УК РФ (15 лет лишения свободы), что означает реализацию принципа справедливости.

При анализе вымогательства по признаку неоднократности (п.”г” ч.2 ст. 163 УК РФ) необходимо определиться с квалификацией действий лиц, совершивших ранее не вымогательство, а другое преступление из перечня, указанного в примечании № 3 к ст. 158 УК РФ, например, кражу. Дело в том, что если лицо, допустим, ранее совершило пять вымогательств, его действия квалифицируются по ч. 2 ст. 163 УК РФ (максимум 7 лет лишения свободы). Если лицо ранее совершило простую кражу, то по совокупности ему грозит наказание 10 лет лишения свободы. Надо ли здесь квалифицировать по совокупности или же законодатель, определяя размер санкции ч.2 ст. 163 УК РФ уже учел неоднократность? На наш взгляд, здесь следует руководствоваться логикой. Если ранее совершенное преступление по степени общественной опасности меньше или равно вымогательству, то должна применяться исключительно ст. 163 УК РФ (например, ч.1 ст. 158, ч.1 ст. 159 УК РФ). Если же общественная опасность ранее совершенного преступления выше, то квалификация должна осуществляться по совокупности.

При квалификации вымогательства необходимо обратить внимание на один момент. Вымогатель может не оговаривать конкретного размера суммы. Например, лицо незаконно требует от коммерсанта ежемесячно выплачивать по 10 000 руб., причем период не устанавливается. На наш взгляд, здесь умыслом вымогателя охватывается любой размер суммы — то есть получение периодически денег в течение того периода времени, пока ситуация не изменится — в том числе, и крупный размер. Поэтому первоначальные действия вымогателя уже подпадают под оконченный состав вымогательства с целью получения имущества в крупном размере.

Серьезные сложности возникают при разграничении грабежа, разбоя и вымогательства, когда насилие не применялось, а имела место лишь угроза. Высказывается мнение, что ключевым моментом, позволяющим разграничить эти преступления, является факт наличия возможности у злоумышленника непосредственно изъять имущество; при грабеже, разбое потерпевший даже мешает переходу имущества. При вымогательстве без потерпевшего к имуществу нет доступа. Именно это положение детерминирует разрыв во времени между требованием передачи и передачей имущества. На первый взгляд, вполне рациональный подход, однако не всегда с ним можно согласиться. Прокуратурой Ленинского района г. Иркутска расследуется уголовное дело в отношении Б. Вступив в предварительный сговор с С., 5.03.00 г., около 23.00 час. Б. и С., убив сторожа, проникли в офис, где находилось несколько человек, в том числе и директор предприятия Ба. С. достал имеющийся у него нож и под угрозой расправы потребовал ключи от сейфа, в котором находилось 100 тыс. руб. Ба. стал оказывать сопротивление и С. , используя нож в качестве оружия, нанес ему более двух ударов в область левого плеча.

Как видно из приведенного примера, без участия потерпевшего у преступников отсутствовала возможность изъять деньги. Органы предварительного следствия квалифицировали содеянное, в частности, как разбой. Мы с данной оценкой полностью согласны. На наш взгляд, универсальным критерием является то, что передача имущества при вымогательстве — это выбор потерпевшего. Осознавая незаконность требований вымогателя, имея возможность поступить по-иному, потерпевший тем не менее передает ему имущество. О том, что это именно выбор, свидетельствует временной промежуток, достаточный для того, чтобы потерпевший рассмотрел ряд альтернатив и выбрал именно эту. Так, разбой характеризуется угрозой немедленного применения насилия и альтернатива здесь одна. При вымогательстве, помимо указанных вариантов, реально есть еще один, более "безболезненный" — например, обратиться в органы внутренних дел в период предоставленного вымогателем промежуток времени.

В этой связи примечателен следующий случай. Страдающий наркоманией М. остановил в подъезде направляющегося к себе домой Ф. и под угрозой применения насилия потребовал от последнего немедленной передачи денег. У потерпевшего денег при себе не было. Тогда М. приказал Ф. зайти к себе домой, взять деньги и передать ему, в противном случае М. обещал избить Ф. Ф. зашел домой, взял 300 руб. и, тут же спустившись, передал их преступнику. На наш взгляд, действия М. надлежит расценивать как вымогательство. Преступление начиналось как грабеж, однако умысел не был реализован – М. не получил имущества, поэтому здесь грабеж перерастает в вымогательство, т.к. имел место временной промежуток и у потерпевшего была возможность поступить иным образом. В то же время, если бы М. первоначально угрожал насилием, опасным для жизни или здоровья, то его действия составили бы реальную совокупность разбоя и вымогательства, причем совершенного неоднократно.

Источник информации:
Юридический институт ИГУ. Сибирский Юридический Вестник. ( http://www.lawinstitut.ru/ru/science/vestnik/20002/krukov.html )

Информация обновлена:01.01.2008

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *