Справочник

Злоупотребление процессуальным правом

Квалификация и доказывание злоупотреблений процессуальным правом в гражданском судопроизводстве

Мы подошли к наиболее сложным, но исключительно важным для правоприменительной практики проблемам квалификации и доказывания злоупотреблений процессуальным правом, принципиальная нерешенность которых является "камнем преткновения" для активного противодействия недобросовестному поведению в гражданском процессе. Полагаем, что большинству судей как правило всегда понятно, когда участник процесса допускает злоупотребление правом, однако поделать с этим ничего нельзя, поскольку одной лишь внутренней убежденности для наказания такого лица недостаточно.

Квалификация того или иного поведения как злоупотребления процессуальным правом основывается на установлении обстоятельств при помощи доказательств, образующих в соответствии с диспозицией нормы процессуального права состав рассматриваемого правонарушения. Утверждения или предположения о недобросовестности лица должны покоиться на определенных доказательствах.

В постановлениях судебных органов и в иных источниках всегда отмечается, что наличие в действиях лица злоупотребления правом должно быть доказано: "Истец, заявляющий требование о взыскании в его пользу вознаграждения за фактическую потерю времени в порядке, предусмотренном ст. 92 ГПК РСФСР (ст. 99 ГПК РФ), должен представить доказательства, которые свидетельствовали бы о недобросовестности ответчика в заявлении спора против иска либо его систематическом противодействии правильному и быстрому рассмотрению и разрешению дела";*(229) "ст. 92 ГПК имеет строго ограниченное применение: эти обстоятельства должны быть подтверждены имеющимися в деле доказательствами";*(230) "выводы о злоупотреблении правом не могут быть основаны на предположениях и допущениях, злоупотребление процессуальными правами должно быть доказано".*(231) Некоторые авторы пессимистически относились к самой возможности доказывания обстоятельств ст. 92 ГПК РСФСР, отмечая, что "формулировки представляются нереальными, поскольку, например, недобросовестность стороны практически доказать невозможно",*(232) другие полагали, что "использование этой процессуальной категории возможно лишь с большой осторожностью".*(233)

Самая сложная проблема доказывания злоупотребления правом сопряжена с тем, что доказыванию в первоочередном порядке подлежат не процессуальные действия (бездействие) лица, а элементы субъективной стороны правонарушения — вина в форме умысла или неосторожности. Доказывание именно внутренних детерминант поведения субъекта, которые не только сокрыты от всех, но зачастую до конца непонятны самому лицу и объективируются лишь в реально совершаемых действиях (бездействии), представляет наибольшие сложности. Вывод о вине в форме умысла или неосторожности, а также о невиновном поведении может быть сделан только путем анализа внешних проявлений поведенческой активности субъекта.

Деятельность по доказыванию признаков злоупотребления правом в действиях лица, участвующего в деле, является разновидностью общей логико-процессуальной деятельности по доказыванию, принятой в гражданском процессе. Мы присоединяемся к позиции авторов, относящих процессуальные факты, а также факты, установление которых суду необходимо для выполнения воспитательных и предупредительных задач правосудия, к фактам, являющимся объектом познания суда.*(234) Факты злоупотребления правом подлежат доказыванию именно как указанные группы фактов.

Инициатива в доказывании таких фактов может исходить от суда, который вне зависимости от позиции лиц, чьи интересы были нарушены процессуальной недобросовестностью участника процесса, обязан поставить их на обсуждение. Лица, участвующие в деле (их представители), также вправе делать заявления о нарушении процессуальных норм, требовать от суда применения мер ответственности к виновным лицам, представлять доказательства наличия в действиях лиц признаков злоупотребления правом. Бремя доказывания процессуальной недобросовестности противоположной стороны спора возлагается на лицо, делающее соответствующее заявление.

Наиболее емкими доказательствами нарушений процессуальных норм могут быть письменные доказательства, особенно протоколы судебных заседаний и судебные постановления, объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей.

Но на первое место выступает такой способ познания обстоятельств дела, как непосредственное наблюдение суда за процессуальными действиями (бездействием) лица. Злоупотребление правом происходит на глазах у всех участников процесса, поэтому в дальнейшем недобросовестное лицо не сможет отрицать совершение тех или иных действий, дачу тех или иных объяснений. Все его волеизъявления закреплены в протоколе судебного заседания, а также в представленных им в суд документах (заявлениях, ходатайствах, письменных доказательствах и пр.). Суд, обосновывая привлечение лица к ответственности за злоупотребление правом, должен ссылаться на названные доказательства.

При необходимости суд может запросить материалы иных гражданских дел, рассмотренных с участием лица, и обнаружить в них, например, идентичное исковое заявление, результатами рассмотрения которого осталось не удовлетворено лицо, подавшее повторный аналогичный иск.

В своих объяснениях и выступлениях лица, участвующие в деле, могут приводить факты и доводы, свидетельствующие о злоупотреблениях процессуальным правом участником процесса. В совокупности с другими доказательствами это может послужить основанием для применения мер ответственности в отношении недобросовестного лица.

Из объяснений самого лица, выраженных в форме произвольного или непроизвольного признания, может быть сделан вывод о его добросовестности. Нередко под воздействием сильных эмоций участник процесса сообщает, что затеял процесс с целью наказать ответчика, либо сам ответчик признает, что затягивание процесса дало ему возможность "поиздеваться" над истцом. Лица зачастую не понимают ущербность мотивации своих действий, поэтому особо не скрывают ее от суда и других лиц, участвующих в деле.

По ходатайству заинтересованных лиц могут быть приглашены свидетели, которые наряду с их опросом о фактических обстоятельствах дела могут быть допрошены о фактах, касающихся добросовестности участников процесса. Например, свидетель может пояснить известный ему со слов истца неблаговидный повод предъявления иска, состоящий в намерении разорить, опозорить ответчика, отомстить ему за что-либо. Свидетель может рассказать об осведомленности лица в отношении определенных обстоятельств, которые недобросовестное лицо сокрыло от суда либо существенно исказило их содержание.

Для квалификации поведения лица в качестве злоупотребления правом большое значение имеет изучение данных, касающихся его личности. Как отмечалось выше, для недобросовестности характерно осознание субъектом противоправности своего поведения либо презумпция такого осознания (при процессуальной небрежности). Решить указанные вопросы невозможно в отрыве от характеристики интеллектуально-волевых и психофизиологических особенностей личности субъекта.

Злоупотребления в процессе

Интересное наблюдение в отношении личности процессуально недобросовестного лица было сделано дореволюционным исследователем А.Н. Геддой: "Крестьяне всегда говорят правду на суде и не прибегают ни к каким недобросовестным приемам… То же самое можно сказать и о тех делах, где тяжущимися являются хотя и не крестьяне, но люди простые, может быть и образованные, но мало знакомые с судом и судебным делом, несведущие в законах…".*(235) Сходную характеристику личности субъекта, допускающего злоупотребление правом, можно дать и в наши дни: как правило это лицо, обладающее определенным уровнем юридических знаний, которые могут быть приобретены в результате профессионального образования или вследствие постоянной сутяжнической деятельности. Другие лица, не осведомленные в правовой сфере, не прибегают к злоупотреблению правом, поскольку знакомы с содержанием принадлежащего им субъективного права только в общих чертах. Даже при формальном наличии в их поведении признаков злоупотребления процессуальным правом можно говорить только об искреннем заблуждении с их стороны, хотя отдельные случаи злоупотреблений правами должны быть юридически осуждаемы, от кого бы они не исходили. Лицо может не знать об обязательных реквизитах направляемого в суд искового заявления (что может вызвать некоторую извинительную задержку в его принятии), но полагаем, что не обязательно иметь юридическое образование и быть профессиональным юристом, чтобы знать о необходимости говорить суду правду и представлять в его распоряжение только достоверные документы.

Окончательный вывод о квалификации поведения субъекта в качестве злоупотребления процессуальным правом и ответственности за его совершение делает суд.

При квалификации поведения субъекта как процессуального правонарушения особое значение приобретает оценка судом доказательств, подтверждающих недобросовестное поведение лица. По сравнению с оценкой доказательств, подтверждающих факты основания иска или возражений против иска, оценка доказательств добросовестности поведения лица имеет существенную специфику, которая связана с тем, что нет ни одного доказательства, которое бы со значительной долей уверенности позволяло бы сказать о злоупотреблении правом участником процесса. Если, например, факт совершения сделки может быть подтвержден представлением договора, подписанного сторонами, факт предоставления жилого помещения можно доказать путем изучения ордера, то факт злоупотребления правом нельзя доказать подобным образом. Совершение недобросовестных действий определяется выводным путем на основе исследования совокупности доказательств, имеющихся в распоряжении суда. В основном вывод о злоупотреблении правом делается на основе обнаружения признаков недобросовестности в поведении лица и такой вывод делается на основании предположения ("Dolus per coniecturas probari potest". — "Злой умысел можно доказать и с помощью предположений").*(236)

Иногда такой вывод может быть сделан путем обычной констатации незаконности поведения субъекта путем простого наблюдения за одномоментным поведенческим актом лица. Например, ответчик представляет дополнительные доказательства в суд кассационной инстанции и не может объяснить причину их непредставления в суд первой инстанции.

Желательно, чтобы вывод о совершении лицом процессуального правонарушения был сделан на основе исследования значительного числа доказательств. Например, в пользу предъявления заведомо неосновательного иска (ст. 99 ГПК) могут свидетельствовать: осведомленность лица об отсутствии фактов, существование которых он утверждает; личные неприязненные отношения с ответчиком; наличие юридической подготовки, исключающей возможность добросовестного заблуждения в отношении правовой квалификации отношений с ответчиком; ранее имевшие место сутяжнические проявления и пр.

Сложность квалификации того или иного процессуального действия (бездействия) как злоупотребления гражданским процессуальным правом вызвана рядом объективных и субъективных причин.

Прежде всего, это неопределенность субъективного материального права, выступающего в качестве объекта защиты: считается, что пока не сделан окончательный вывод о правомерности исковых требований, любое процессуальное поведение лиц в гражданском процессе направлено к истинной защите своих наличных прав и охраняемых законом интересов. Как полагал Ж. Сталев, "нет злоупотребления процессуальным правом в случае, когда предъявляется неосновательный иск или требование принудительного исполнения, если сторона считает, что она является носителем материального права".*(237) Лицо действует определенным образом, отстаивая свои субъективные права, и до тех пор, пока судом не констатировано их отсутствие (в виде отказа в иске для истца и удовлетворения иска для ответчика), нельзя осуждающе относиться к поведению субъекта.

Такой подход основан на смешении прав материальной и процессуальной отраслевой принадлежности. Безупречность материально-правовой позиции лица еще не свидетельствует о безупречности его процессуального поведения, равно как и процессуальная добросовестность не предопределяет правоту лица в спорных материальных правоотношениях. Суд может привлечь к процессуальной ответственности за злоупотребление правом даже лицо, которое оказалось победителем в судебном споре.

Производной от неопределенности субъективного материального права выступает неопределенность необходимых и достаточных процессуальных средств нападения и защиты сторон в процессе. Не выполнив по ходатайству лица требуемого процессуального действия, суду крайне сложно определить, что лежит в основе такого ходатайства — добросовестное поведение или злоупотребление правом; а выполнив, потеряв время и обнаружив бесплодность заявленного ходатайства, не менее сложно сказать, что лежало в его основе — намеренное злоупотребление правом или добросовестное заблуждение. Кроме того, необходимо учитывать постоянный дефицит времени, отведенного на раскрытие этих обстоятельств. ГПК изобилует примерами таких ситуаций: решение вопроса об обеспечении иска, об отводе, о восстановлении пропущенного срока, об истребовании доказательств, о вызове свидетелей и пр.

Как отмечалось выше, нормы о злоупотреблении процессуальным правом имеют общий характер, что осложняет возможность квалификации конкретного поведения в качестве недобросовестного. Применительно к гражданскому праву в литературе указывается, что "норма ст. 10 ГК РФ с большим трудом поддается формальному анализу, так как по самому своему смыслу она тяготеет к конкретной ситуации; злоупотребление правом не имеет общего описания и становится фактом не иначе как в результате судебного решения, в принятии которого главная роль отводится судейскому усмотрению".*(238) Сходное положение дел наблюдается и в гражданском процессе: умозрительность ст. 99 ГПК заставляет практиков относиться к ней с большим подозрением, избегая ее применения по конкретным делам.

Конкретизация указанных процессуальных норм, разъяснение серии оценочных признаков рассматриваемого правонарушения (таких как "разумные пределы", "учет конкретных обстоятельств дела") путем внесения дополнений в ГПК или принятием специального постановления Пленума Верховного Суда РФ могли бы придать жизнеспособность анализируемой норме.

Вместе с тем суд не должен допускать необоснованного применения мер ответственности за злоупотребление правом к лицам, которые осуществляют свои процессуальные права добросовестно, активно и правомерно. Так, в "Российской газете" описывается случай, произошедший в г. Билибино на Чукотке. Пенсионер В.Н. Вобликов обратился в суд с иском о взыскании недоплаченной пенсии и в ходе процесса совершил правонарушение, за которое подвергся административному аресту сроком на одну неделю. В постановлении судьи указано, что "из самих показаний правонарушителя Вобликова судом усматриваются прямые признаки правонарушения, так как ведение аудиозаписи было направлено на срыв судебного заседания и с целью унизить достоинство председательствующего судьи…".*(239) Без детального знакомства с обстоятельствами данного дела сложно утверждать что-либо определенное, однако полагаем, что ведение аудиозаписи судебного заседания в соответствии с ч. 7 ст. 10 ГПК относится к субъективным правам участников процесса, реализация которых не требует разрешения председательствующего.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Одной из основных функций любой страны является надёжная защита гражданских прав, гарантирующая всем сторонам правоотношений реализацию их субъективных прав без каких-либо препятствий. В Российской Федерации осуществление защиты гражданских прав является одним из институтов, регулирующим законодательство в этой отрасли права, в нормах которого закреплены способы и порядок защиты нарушенных прав, а также недопущения злоупотребления ими.

Термин «злоупотребление права» вытекает из обозначенных законом обязанностей и уставов, при реализации которых существует вероятность возникновения рассматриваемого действия.

Основанием для возникновения гражданских прав и обязанностей являются другие нормативные акты, установленные законодательством, а также действия физических и юридических лиц как предусмотренные, так и не предусмотренные законами. Согласно гражданскому законодательству возникновение прав у сторон возникает на основании заключения и реализации договоров, не противоречащих нормам права, принятия различных решений, совершения действий, ведущих за собой наступление правовых последствий. Это может быть:

  • причинение вреда какому-либо лицу;
  • неосновательное обогащение;
  • написание научных трудов;
  • создание произведений искусства;
  • приобретение недвижимости и прочего имущества;
  • принятие актов органами власти и прочие действия.

Несмотря на то, что запреты на нарушения гражданских прав в достаточной мере конкретизированы, учесть всевозможные варианты их проявлений достаточно сложно, поэтому гражданское законодательство предусматривает принцип запрета злоупотребления гражданским правом, который закреплен в 10 ст. ГК РФ. Учитывая то, что предусмотреть все случаи, когда может возникнуть злоупотребление правом и установить запреты на них невозможно, в кодексе расписаны общие требования к сторонам отношений.

Принцип недопустимости возникновения злоупотребления правом существует на законном уровне и поэтому является обязательным критерием, характеризующим, действовал субъект в правовом поле или за его пределами.

Определение злоупотребления правом

Такая проблема, как злоупотребление правом, была широко известна еще в эпоху Древнеримской империи и не теряет своей актуальности и в наше время. Обширная судебная практика служит этому ярким подтверждением.

Согласно нормам ГК злоупотребление правом – это причинение вреда другому лицу, при реализации гражданских прав, и прочие недобросовестные поступки, которые способствуют исполнению каких-либо желаний. Таким образом, злоупотребление правом по гражданским нормам обязательно осуществляется умышленно. Последствиям, которые наступают в результате совершения действий, рассматриваемых судом, необязательно присущи признаки злоупотребления. Сам по себе негативный эффект не имеет значения с точки зрения права. Суд может полностью или частично отказать истцу в защите по результатам рассмотрения дела с учетом выявленных последствий и самого характера действий.

Совет: если судебная практика установила факт злоупотребления правом, который потянул за собой нарушение интересов другой особы, она может требовать полного возмещения понесённых убытков.

Из вышеизложенного следует, что под поступками, которые подпадают под подобные противоправные действия, являются:

  • исполнение гражданских прав, ставящих перед собой цель нанести вред другой особе;
  • действия противоправного характера, совершающиеся вне закона;
  • осознанное недобросовестное выполнение своего гражданского долга.

Сферы проявления злоупотребления правом, их формы и особенности

Злоупотребление гражданским правом может происходить в различных сферах деятельности. Чаще всего это проявляется в:

  1. Занимание доминирующего положения на рынке. Это означает, что какой-то субъект хоздеятельности, занимая главенствующее положение в отношении какого-либо товара или услуг, влияет на конкурентов или препятствует их появлению на рынке, ущемляя интересы. Это может проявляться в форме изъятия товара и создания дефицита, навязывания невыгодных условий договора, оказания давления и т.п. За такие действия, носящие признаки злоупотребления правом, в судебной практике применяются санкции, предусмотренные антимонопольным законодательством.
  2. Злоупотребление без цели причинения вреда встречается очень редко. При принятии решения действительно ли вред был нанесен без умысла, суду приходиться анализировать все объективные и субъективные факторы, свидетельствующие об этом.
  3. Умышленное нанесение вреда. Смысл этого злоупотребления заключается в том, что одна из сторон, обладающая правами, не преследуя получения какой-либо выгоды, стремится своими действиями нанести вред другой стороне, причем этот вред может проявляться не только в виде материальных убытков, но и в любой другой форме, имеющей негативный характер.
  4. Действия, направленные на ограничение конкуренции в результате различных сговоров между субъектами хозяйствования, также подпадают под нормы антимонопольного законодательства. Такое злоупотребление правом может проявляться в:

— Искусственном управлении ценами на торгах;
— Установлении определённых наценок, тарифов и т.п.;
— Делению рынка товаров;
— Создания препятствий для участия в каких-либо системах платежей, без которых финучреждение не может полноценно функционировать и прочие.

Условно формы злоупотребления правом можно распределить на следующие группы:

  1. Нарушение, которое не ставит перед собой цель нанести вред, но наносящее его. С субъективной точки зрения это правонарушение совершается по неосторожности и обычно так и классифицируется в судебной практике.
  1. Нарушение, совершенное с явным желанием причинить вред другому лицу, и достижение этой цели через определенные действия. Другое название этого злоупотребления – шикана.

Способы защиты гражданских прав

В истории судебной практики существуют следующие способы защиты от злоупотребления гражданскими правами:

  • уплата неустойки или возмещения убытков;
  • признание принятых решений недействительными;
  • присуждение нарушителю выполнить свои обязательства;
  • выполнение результатов, вытекающих из признания ничтожной или оспоримой сделки недействительной (часто применяется в делах, где фигурирует договор дарения);
  • возмещение морального ущерба;
  • признание решений органов власти недействительными;
  • возвращение положения вещей к такому состоянию, какое было до наступления злоупотребления гражданским правом.
  • судебное пресечение действий, в которых прослеживается угроза нарушить привилегии или препятствовать их исполнению.

Нарушение процессуального права

Отношение, имеющее признаки пренебрежения, может выражаться как в посягательствах материального характера, так и процессуального.

Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве

При этом процессуальное право начинает действовать только тогда, когда исковое заявление принимается в производство, и только в этом случае могут появиться признаки процессуального злоупотребления.

Арбитражный процессуальный кодекс более жестко относится к подобным нарушениям права, чем Гражданский кодекс. Так, он предусматривает нормы, тянущие за собой неблагоприятные последствия для лиц, злоупотребляющих своими привилегиями в процессуальном праве в виде штрафных санкций или уплаты всех судебных расходов. Анализ судебной практики показывает, что самыми популярными формами нарушения процессуального права являются:

Особенности применения судебной практики

Обзор судебной практики говорит о том, что еще недавно процессы с применением норм о злоупотреблений гражданским правом практически не применялись так же, как и дела о самоуправстве. Но в связи с тем, что число конфликтов, возникающих на этой почве, значительно увеличилось в последнее время, выросло и количество решений суда, где в части мотивации присутствуют заключения о пренебрежении или злоупотреблениях правом ответчиком.

Подобные дела носят достаточно противоречивый характер, так как в гражданском законодательстве нет подробного описания норм злоупотребления. Решения о наличии или отсутствия факта злоупотребления принимаются только по усмотрению судьи.

Судебная арбитражная практика применяет, как последствия подобных нарушений, не только отказ в защите, но и признание заключённого договора недействительным.

Совет: к подобной практике следует прибегать кредиторам, если они видят, что в результате заключенных должником сделок, в том числе по отчуждению имущества, затрагиваются и нарушаются их интересы.

Злоупотребление процессуальными правами

Виктор Стефанович Анохин
Председатель арбитражного суда Воронежской области,
д.ю.н., профессор, заслуженный юрист РФ

Процессуальными правами обладают только лица, участвующие в деле. Статус такого лица возникает после принятия искового заявления и возбуждения производства по делу (ст. 127 АПК РФ), и лишь с этого момента можно злоупотреблять процессуальными правами. Следовательно, подача заявления (искового) или жалобы, которыми возбуждается дело в суде, а равно включение в них каких-либо положений не могут признаваться злоупотреблением правом.

В правоприменительной практике квалификация действий по воспрепятствованию разрешения дел как злоупотребление процессуальными правами не всегда корректна и бесспорна. В большинстве случаев участвующие в деле лица совершают действия, создающие затруднение в развитии и завершении судебного процесса. Однако эти действия основаны на конкретных процессуально-правовых и материально-правовых интересах; они нередко представляются способом обеспечения судебной защиты лица, участвующего в деле.

Подобными подходами пользуются некоторые субъекты предпринимательской деятельности, создавая параллельные судебные процессы в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах, когда защита права одного лица путем удовлетворения его иска лишает такого же материального права других претендентов.

Для анализа сущности и признаков злоупотребления процессуальными правами необходимо определиться с принятием и особенностями прав, порядком их осуществления. По определению А. А. Мельникова "субъективное гражданское процессуальное право — это установленная и обеспеченная нормами гражданского процессуального законодательства… возможность участника процесса действовать определенным образом или требовать определенных действий от суда и через суд от других участников процесса в своих собственных, общественных или государственных интересах или в интересах других лиц" (Курс советского гражданского процессуального права. Т. 1. М.: Наука, 1981. С. 228-229).

Процессуальные кодексы закрепляют достаточно широкий круг прав лиц, участвующих в деле (ч. 1 ст. 41 АПК РФ, ч. 1 ст. 35 ГПК РФ).

Особенность гражданских процессуальных прав в отличие от субъективных гражданских прав в том, что их значительная часть носит характер правомочий на одностороннее волеизъявление. Под правомочием на одностороннее волеизъявление понимается обеспеченная законом возможность совершать процессуальные действия.

Для выявления истинного смысла выражения "злоупотребление правом" Е. В. Васьковский предлагал взять исходной точкой сущность и задачи гражданского процесса. Считая, что целью процесса является правильное и скорое разрешение дел, которое в состязательном процессе обеспечивается привлечением к участию в процессе тяжущихся, Е. В. Васьковский делает вывод, что процессуальные права даны законом лицам, участвующим в деле, "для содействия их правильному разрешению, и что каждый раз, когда тяжущийся совершает какое-либо процессуальное действие не с этой целью, а для достижения каких-либо посторонних целей (для введения судей в заблуждение, для проволочки дела, для причинения затруднения противнику), он выходит за пределы действительного содержания своего права, т. е., иначе говоря, злоупотребляет им".

Согласно ч. 1 ст. 167 АПК РФ и ч. 1 ст. 194 ГПК РФ при разрешении спора по существу суд принимает решение. Оно должно быть законным и обоснованным (это требование не лиц, участвующих в деле, а государства). Поскольку функцию отправления правосудия государство берет на себя, интерес в надлежащем выполнении данной функции есть у государства. Злоупотребление правом в судебном процессе — это его использование во зло государству в лице суда.

Поскольку понятие "злоупотребление правом" может быть использовано лишь тогда, когда управомоченный субъект обладает определенным субъективным правом, при совершении неправомерного процессуального действия злоупотребления правом нет. Данный вывод можно проиллюстрировать примером: сторона по спору, ответчик, в своих возражениях против требований истца о признании за ним прав собственности ни в первой, ни в апелляционной инстанциях не ссылалась на наличие договора купли-продажи и акт приема-передачи продаваемого имущества, а представила их лишь в кассационную инстанцию арбитражного суда.

Можно ли подобные действия лица, участвующего в арбитражном процессе, рассматривать в качестве злоупотребления правом? Думается, нет. Ответчик не представил доказательства, которые у него были, в состязательном процессе и не защитил собственные права и интересы, однако представлять доказательства — это не право, а обязанность участвующего в деле лица, предусмотренная АПК РФ. Поэтому в такой ситуации нет злоупотребления правом, а присутствует отказ от защиты собственных прав. Ведь злоупотребление — действие лица во зло кому-то, в судебном процессе — государству в лице суда, но не себе. Такие действия влекут неблагоприятные последствия для нарушителя процессуальных прав и обязанностей.

В судебной практике злоупотребление процессуальными правами чаще всего проявляется в уклонении от обязанности, неиспользовании управомоченным лицом своего процессуального права в части доказывания.

В юридической литературе высказана мысль, что юридической обязанности для стороны доказывать обстоятельства материально-правового характера, на которые она ссылается, не существует, что ответчик в процессе имеет право избрать пассивную позицию и просто отрицать иск, что у него отсутствует обязанность доказывать какие-либо обстоятельства (Баулин О. В. Бремя доказывания при разбирательстве гражданских дел. — М., 2004. С. 99). Этот подход противоречит ст. 65 АПК РФ.

Данная законодательная норма свидетельствует о том, что отрицать наличие обязанности доказывания невозможно и нет оснований. Даже если ответчик изберет "страусиную" позицию своей защиты и на все доводы истца будет отвечать молчанием, он только навредит себе: в дальнейшем не сможет приводить доводы и возражения на стадиях пересмотра судебных актов. Да и будут ли у него основания для обжалования судебных актов?

Между тем следует иметь в виду, что неприменение права по инициативе лица, участвующего в гражданском обороте или в судебном процессе, не может быть признано злоупотреблением правом и к нему не могут быть применены неблагоприятные последствия, кроме тех, которые предусмотрены в законе. Тем не менее в некоторых случаях суды ссылаются на злоупотребление правом, когда в этом нет необходимости.

ОАО "Воронежоблгаз" обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с заявлением о восстановлении пропущенного срока для предъявления к исполнению исполнительного листа (дело № А14-5276-2004/6/12-и). Суды первой и второй инстанций удовлетворили заявленное требование.

Материалы дела свидетельствуют о том, что взыскатель неоднократно предъявлял и отзывал исполнительный лист по просьбе должника в связи с достижением между ними соглашения о добровольном погашении долга: должнику была предоставлена рассрочка погашения задолженности, а исполнительный лист был отозван.

В связи с неисполнением достигнутого соглашения и непогашением долга взыскатель вынужден снова обращаться к судебному приставу-исполнителю для принудительного исполнения решения суда, но срок для предъявления исполнительного листа к исполнению истек.

Суд первой инстанции признал уважительными причины пропуска срока для предъявления к исполнению исполнительного листа и восстановил его. Апелляционная и кассационная инстанции судебный акт суда первой инстанции оставили в силе, но суд кассационной инстанции в своем постановлении указал: "При таких обстоятельствах ссылка заявителя жалобы (должника) на пропуск срока для предъявления исполнительного листа к исполнению после прекращения им добровольных выплат является злоупотреблением своим процессуальным правом".

Ссылка должника на пропуск процессуального срока взыскателем правомерна, однако законом прямо предусмотрена возможность его восстановления и возможность обжалования соответствующего судебного акта. Почему же такие действия являются злоупотреблением правом должника? Своими действиями взыскатель создавал возможность для добровольного исполнения обязанности по решению суда, содействовал предотвращению негативных для должника последствий принудительного исполнения судебного акта (обращение взыскания на имущество, взыскание исполнительского сбора).

Правомерно возникает вопрос: кто из двух сторон злоупотребил своими правами? Приведенная ситуация — яркий пример того, как субъект предпринимательской деятельности должен заботиться об обеспечении безопасности собственного бизнеса, чтобы не пострадать от собственной неосмотрительности, а может быть, и правовой безграмотности.

Зачастую сложно определить, где кончается право и начинается злоупотребление (это относится скорее не к области права, а к сфере нравственного, философского понимания, зависит от интереса субъекта, обращавшегося за защитой). Неслучайно злоупотребление противопоставляется доброй совести, добрым нравам, является нарушением гражданских прав в рамках принадлежащих прав, т.е. выходом за пределы права под воздействием субъективных интересов.

Отсутствие теоретического и законодательного определения понятия "злоупотребление правом", его четких критериев столкновения субъективных прав разных лиц приводит, как представляется, к тому, что разрешение этих сложных конфликтов, интересов производится судами на основании одного только судейского усмотрения.

На опасность подобной практики обращал внимание еще дореволюционный русский цивилист В. П. Домонжо: "…по вопросу о границах отдельных прав может существовать множество диаметрально противоположных взглядов, и в поисках этих границ суды, не имея перед собою никаких общих начал, легко могут быть вовлечены в целый ряд роковых для честных лиц и не безопасных для самой устойчивости гражданских ошибок".

Данная мысль поддержана М. М.

Злоупотребление правом и процессуальными правами — достаточно эффективный механизм защиты

Агарковым. "Сторонники теории злоупотребления правом должны сформулировать критерий, который укажет суду, в каком направлении он должен пользоваться предоставленным ему правомочием… Как и во всех случаях судейского усмотрения, лицо узнает о границах своего права не заранее из закона, a post factum из судебного решения" (Агарков М. М. Проблема злоупотребления правом в современном гражданском праве// избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. II. 2002. С. 371-372). Не согласиться с этим невозможно, ибо неопределенность в нормативном регулировании, теоретическом обосновании и в правоприменении ведет к нарушению безопасного ведения предпринимательской деятельности, недоверию праву, закону и суду.

Классификация злоупотреблений процессуальными правами в гражданском судопроизводстве *

<*> Статья подготовлена в рамках реализации Гранта Президента Российской Федерации МК4177.2004.6 по государственной поддержке молодых российских ученых и ведущих научных школ Российской Федерации.

Юдин А., кандидат юридических наук, докторант кафедры гражданского процесса Санкт-Петербургского государственного университета.

Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве представляет собою недобросовестное поведение участников процесса по реализации принадлежащих им субъективных прав. Понятием "злоупотребление правом" применительно к гражданскому процессу охватываются случаи, когда принадлежащие лицам процессуальные права осуществляются не в соответствии с их целевым назначением, а в иных целях, не связанных с защитой действительно нарушенных прав и охраняемых законом интересов лиц. Мотивы описанного поведения весьма разнообразны.

Злоупотребление процессуальными правами

Это может быть желание получить права на какое-либо имущество, когда при обычных условиях лицо не может на него претендовать; намерение причинить вред деловой репутации ответчика, возбудив против него гражданское дело в суде; максимально затянуть судебное разбирательство в целях отсрочки принятия неблагоприятного для себя решения и др.

Злоупотребления процессуальными правами в гражданском процессе многообразны. Различные формы проявления недобросовестности лиц требуют выработки классификации всех случаев злоупотребления правом, в основу которой были бы положены различные критерии, отражающие существенные стороны исследуемого понятия. Такой подход позволил бы выработать и совершенствовать средства борьбы с описываемым явлением, а также установить законодательные пробелы в закреплении противоправности отдельных злоупотреблений процессуальными правами.

Полагаем, что в основу классификации всевозможных злоупотреблений правом в гражданском судопроизводстве должны быть положены следующие критерии.

  1. По стадиям гражданского процесса злоупотребления правом могут быть совершены в суде первой, апелляционной, кассационной, надзорной инстанций, а также при пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

В свою очередь, злоупотребления процессуальным правом в суде первой инстанции можно подразделить на совершаемые при возбуждении дела, при подготовке дела к судебному разбирательству и в самом судебном разбирательстве. ГПК дифференцирует процессуальную недобросовестность по этапам рассмотрения дела в суде первой инстанции, устанавливая ответственность за "недобросовестное заявление неосновательного иска" (этап возбуждения дела — ст. 99 ГПК); "систематическое противодействие стороны своевременной подготовке дела к судебному разбирательству" (ч. 3 ст. 150 ГПК), а также за "систематическое противодействие правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела" (ст. 99).

При пересмотре дела в различных инстанциях злоупотребления правами также нередки. Например, право на подачу кассационной (апелляционной) жалобы часто используется не по назначению, а для получения отсрочки в исполнении судебного постановления. Об этом свидетельствуют надуманные и явно неосновательные доводы лиц, приводимые в качестве оснований для отмены судебных постановлений. ГПК не устанавливает какой-либо ответственности за недобросовестные действия, встречающиеся при пересмотре судебных актов.

  1. По сфере действия злоупотребления процессуальным правом делятся на общие и институциональные.

Общие злоупотребления процессуальными правами характерны для гражданского судопроизводства в целом. Они свидетельствуют о неправомерном возникновении гражданского процесса. Как правило, это различные формы заведомо неосновательного обращения в суд первой инстанции в различных видах судопроизводства. Поскольку закон презюмирует добросовестность участников правоотношений и не содержит оснований, позволяющих судье отказать в принятии искового заявления по соображениям его материально-правовой несостоятельности, исковое производство может быть возбуждено вследствие предъявления заведомо неосновательного иска. Подача заявления по делам, рассматриваемым в порядке производства, возникающего из публично-правовых отношений, может преследовать цель избежания ответственности за совершение правонарушения в сфере функционирования институтов публичной власти. В делах особого производства заявитель может претендовать на получение материальных благ и выгод, на которые в действительности не имеет права. Ранее, в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 21 июня 1985 г. N 9 "О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение", отмечалось, что, "всемерно защищая права и охраняемые законом интересы граждан и социалистических организаций, суды вместе с тем должны пресекать попытки отдельных лиц использовать судебный порядок установления фактов в целях последующего неправомерного получения льгот и иных имущественных выгод" <*>. Ряд процессуальных норм, посвященных особому производству, устанавливают неблагоприятные последствия для лиц, обратившихся в суд с целью заведомо необоснованного ограничения или лишения дееспособности гражданина (ч. 2 ст. 284 ГПК), а также подавших заведомо ложное заявление о восстановлении утраченного судебного производства (ч. 2 ст. 319 ГПК).

<*> Сборник постановлений пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М.: Спарк, 1999. С. 114.

Институциональные злоупотребления совершаются в сфере отношений, регулируемых процессуальными нормами отдельного института отрасли <*>. Можно выделить следующие виды злоупотреблений процессуальными правами:

<*> Более подробно см.: Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве. СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та; Издательство юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2005. С. 184 — 338.

а) злоупотребления, связанные с уплатой государственной пошлины и несением судебных издержек.

Например, лицо для получения льгот по уплате пошлины создает перед судом видимость своего тяжелого имущественного положения;

б) злоупотребления правом в сфере подведомственности и подсудности гражданского дела. Как правило, это связано с ситуациями искусственного создания условий рассмотрения дела определенным судом. Например, привлечение в качестве ответчика физического лица для избежания арбитражной подведомственности; в целях изменения территориальной подсудности указание в качестве соответчика лица, необязанного отвечать по иску, но имеющего местожительство или местонахождение на территории осуществления юрисдикции определенного суда, и др.;

в) злоупотребления при формировании состава суда. Лицами, участвующими в деле, зачастую допускаются ни на чем не основанные заявления об отводе судей; для затягивания арбитражного процесса лица ходатайствуют о привлечении арбитражных заседателей и пр.;

г) злоупотребления, допускаемые лицами, участвующими в деле, при реализации своих процессуальных прав. Спектр таких злоупотреблений крайне широк: от сообщения недостоверных сведений при даче объяснений по делу до ненадлежащей реализации распорядительных прав, например путем заключения мирового соглашения, направленного на ущемление прав других лиц;

д) злоупотребления, совершаемые представителями лиц, участвующих в деле. Недобросовестные действия представителей могут быть направлены на причинение вреда своим доверителям либо на выполнение поручения любыми способами, в т.ч. путем злоупотребления принадлежащими им правами;

е) злоупотребления правами в сфере доказывания могут быть связаны с представлением недостоверных доказательств, с уклонением от участия в доказывании, с заявлением ходатайств об истребовании доказательств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу, и т.д.;

ж) злоупотребления, связанные с извещением участников гражданского процесса, направлены на ненадлежащее извещение лица в случае, когда такая обязанность возлагается на субъекта, не заинтересованного в присутствии извещаемого (ч. 2 ст. 115 ГПК). Подобного рода злоупотребления могут заключаться также в недобросовестной ссылке истца на неизвестность местопребывания ответчика, несообщении его действительного адреса и др.;

з) злоупотребления правами в приказном производстве гражданского процесса сопряжены с использованием тех преимуществ, которые дает упрощенная форма гражданского судопроизводства. Здесь может иметь место попытка разрешения спора о праве; рассмотрение дела в отсутствие ответчика и др.;

и) злоупотребления правами при обеспечении иска довольно часто встречаются в судебной практике последних лет. Обеспечительные меры, вводимые на основании недобросовестно заявленных ходатайств лиц, используются как средство экономической борьбы со своими конкурентами, а также для причинения вреда ответчику;

к) злоупотребления при разбирательстве дела в суде первой инстанции могут выразиться в срыве судебного заседания, многочисленных отложениях заседаний под разными надуманными предлогами, иной дезорганизации деятельности суда по рассмотрению дела;

л) злоупотребления при пересмотре судебных постановлений в апелляционном, кассационном, надзорном порядке и по вновь открывшимся обстоятельствам были охарактеризованы нами выше. Наиболее распространенное из них состоит в том, что лица обжалуют судебный акт, приводя в обоснование его незаконности и необоснованности совершенно несостоятельные доводы. Целью таких обращений является максимальное оттягивание момента вступления решения суда в законную силу;

м) злоупотребления при производстве, связанном с исполнением судебных постановлений, допускаемые должником, совершаются с целью избежать исполнения судебного постановления. К таким действиям можно отнести заявление ходатайств о предоставлении отсрочки или рассрочки исполнения судебных постановлений, которые основаны на недостоверных данных; подача многочисленных заведомо неосновательных жалоб на действия судебного пристава-исполнителя и др.

Злоупотребления правами, охарактеризованные нами как общие, более вредоносны, поскольку связываются с неправомерным возникновением гражданского процесса и девальвируют значение всех последующих процессуальных действий, совершаемых только в связи с допущенной недобросовестностью.

В международно-правовой доктрине также выделяются злоупотребления процедурой разрешения спора (злоупотребления истца правом на иск или ответчика правом на защиту от иска) и злоупотребления отдельными процессуальными правами <*>.

<*> Шебанова Н.А. Злоупотребление процессуальными правами // Арбитражная практика. 2002. N 5 (14). С. 49.

  1. По объекту злоупотребления процессуальными правами можно рассматривать правонарушения, причинившие вред интересам правосудия, а также нарушившие права лиц, участвующих в деле. Поскольку суд выступает как обязательный субъект гражданских процессуальных правоотношений, то любое правонарушение лиц, участвующих в деле, затрагивает отношения по поводу нормального отправления правосудия. Вместе с тем недобросовестное поведение одного из участников процесса способно причинить значительный вред правам других лиц, участвующих в деле. Например, заявление неосновательных исковых требований вредит как интересам судебной власти, вынужденной рассматривать беспредметные требования, так и интересам лиц, участвующих в деле, которые вынуждены нести судебные расходы, являться в суд, иным образом противостоять недобросовестным действиям.
  2. По последствиям злоупотребления процессуальными правами можно подразделить на причинившие незначительный, средний и существенный вред гражданским процессуальным правоотношениям. Степень причиненного вреда должна учитываться при определении размера компенсации, взыскиваемой в пользу пострадавшего лица в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств дела (ст. 99 ГПК).

Отнесение последствий злоупотребления к одной из предлагаемых групп определяется усмотрением суда, основанным на оценке обстоятельств дела. Незначительный вред может состоять, например, в срыве судебного заседания по вине недобросовестного лица. Средний вред от злоупотребления правом может выразиться в более длительном увеличении срока судебного разбирательства, в крупных судебных издержках, понесенных лицом. Существенный вред может быть причинен вследствие постановки в результате злоупотребления правом неправосудного решения, которое будет реально исполнено, но впоследствии отменено <*>.

<*> Более подробно о вредоносности злоупотреблений процессуальными правами см.: Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами как разновидность гражданского процессуального правонарушения // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 7. С. 36 — 39.

  1. По степени влияния на исход гражданского процесса злоупотребления процессуальными правами делятся на повлиявшие и на не повлиявшие на исход дела. Не всякое злоупотребление гражданским процессуальным правом приводит к постановке незаконного и (или) необоснованного решения, однако это не служит оправданием подобного поведения, равно как и умалением вины недобросовестного лица, ответственность которого должна наступить в общем порядке.
  2. По очевидности недобросовестного поведения злоупотребления процессуальными правами могут быть явными и латентными. Явные злоупотребления, как правило, легко распознаваемы, и их квалификация не представляет серьезных трудностей. Например, сообщение лицом, участвующим в деле, ложных сведений суду может выявиться в результате обращения к другим доказательствам, представленным оппонентом недобросовестного лица. Латентные злоупотребления внешне мало чем отличаются от правомерного поведения лица. Их обнаружение требует вдумчивого изучения материалов дела, выявления мотивов, лежащих в основе поведения участника процесса. Большинство латентных злоупотреблений правом характеризуются высокой степенью закамуфлированности. Это может быть "симуляция" гражданского процесса, когда предъявление иска вызвано договоренностью сторон и продиктовано желанием создать искусственную задолженность ответчика перед истцом, чтобы избежать исполнения обязательств перед действительными кредиторами.
  3. По количеству недобросовестных действий злоупотребления процессуальными правами делятся на единичные и множественные.

Единичные злоупотребления процессуальными правами сопряжены с одним действием, представляющим ненадлежащее осуществление одного субъективного гражданского процессуального права. Например, заявление ходатайства единственно с целью затянуть разбирательство дела.

Множественные злоупотребления процессуальными правами складываются из ряда процессуальных действий, объединенных единым умыслом и целью недобросовестного лица. Например, истец заявляет неосновательные исковые требования, добивается удовлетворения ходатайства о применении мер по обеспечению иска, представляет суду недостоверные доказательства, а затем распоряжается имуществом ответчика, которое, например, передано ему на хранение.

В гражданском процессе можно рассматривать ситуацию контрзлоупотребления правом, совершаемого в ответ на злоупотребление правом, допущенное одним из участников гражданского процесса. Например, в ответ на необоснованно заявленное исковое требование лицо предъявляет свое встречное требование, также носящее неправовой характер. Контрзлоупотребления процессуальным правом имеют характер заимствования незаконной процессуальной стратегии одной стороны у другой. Иногда подобные действия имеют зеркальный характер. Профилактикой контрзлоупотреблений процессуальным правом является адекватное поведение суда по отношению к стороне, первой допустившей злоупотребление.

  1. По характеру поведения, квалифицируемого как злоупотребление гражданским процессуальным правом, можно различать активные (совершаемые действиями) и пассивные (совершаемые бездействием) злоупотребления. Большинство злоупотреблений процессуальными правами совершаются при помощи активных процессуальных действий. Это связано с тем, что субъективное право прежде всего дает лицу возможность поступать, действовать активным образом. Рассматриваемые злоупотребления могут отличать даже гиперактивность лица. Например, желая затянуть производство по делу, ответчик заявляет множество пустых ходатайств, обжалует каждое действие суда, выдвигает встречные требования и пр.

В ряде случаев в процессуальном бездействии лица также можно усмотреть злоупотребление правами. Например, несообщение фактов, имеющих важное значение для рассмотрения дела, о которых лицу заранее достоверно известно; неявка в суд без уважительных причин в целях отложения судебного заседания; уклонение от получения судебной повестки, чтобы не считаться извещенным надлежащим образом, и др.

  1. По составу лиц, совершающих злоупотребление гражданским процессуальным правом, следует различать злоупотребления, совершаемые одним или несколькими лицами.

Лица, участвующие в деле, допускают злоупотребления процессуальными правами исходя из своей личной заинтересованности. Истец при помощи недозволенных приемов стремится выиграть дело; ответчик — добиться решения об отказе в иске; злоупотребления третьих лиц также обусловливаются их заинтересованностью, в частности участием на стороне истца, ответчика, выступление с самостоятельными требованиями и др. Злоупотребление правом в гражданском процессе может быть допущено сразу несколькими субъектами. Например, лицо, участвующее в деле, совместно со своим представителем затягивают разбирательство дела, поочередно не являясь в суд под различными благовидными предлогами.

Каждая классификационная группа высвечивает свои особенности описываемого негативного явления, что создает условия для эффективного противодействия процессуальной недобросовестности.

1. Лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам; заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств; давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле; обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права. Лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

2. Лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности, установленные настоящим Кодексом, другими федеральными законами. При неисполнении процессуальных обязанностей наступают последствия, предусмотренные законодательством о гражданском судопроизводстве.

Комментарий к статье 35

1. Лица, участвующие в деле, имеют особые права и обязанности, которые присущи только им. Права, перечисленные в ст. 35 ГПК РФ, характерны для всех категорий лиц, участвующих в деле. Эти права должны быть не декларативными, а реально обеспеченными судом. Так, например, лицам, участвующим в деле, должно обеспечиваться право снимать копии, которое отличается от права делать выписки из материалов дела.

В комментируемой статье ГПК РФ перечислены далеко не все права, которыми может воспользоваться лицо, участвующее в деле, например право на получение копии решения суда лицами, участвующими в деле, но не присутствовавшими в судебном заседании, в порядке, предусмотренном ст. 214 ГПК РФ.

2. Порядок реализации права знакомиться с материалами дела, снимать копии и других прав конкретизирован Инструкцией N 36. В соответствии с п. 12 Инструкции судебные дела выдаются для ознакомления в помещении суда при предъявлении:

а) сторонами по делу, третьими лицами и их законными представителями по гражданским делам &#8212; документа, удостоверяющего личность;

б) адвокатами &#8212; ордера юридической консультации и удостоверения личности;

в) другими лицами, выступающими по гражданским делам, делам об административных правонарушениях, &#8212; доверенности на ведение дела и документа, удостоверяющего личность.

Ознакомление с делами должно проходить в специально оборудованном для этой цели помещении в присутствии и под контролем уполномоченного на то работника суда в условиях, которые исключают возможность изъятия, повреждения или уничтожения материалов дел.

Об ознакомлении с делом делается отметка в справочном листе.

Отдельные документы из судебных дел, а также заверенные копии этих документов и письменные справки по делам выдаются уполномоченным работником отдела делопроизводства суда и архивариусом сторонам по гражданскому делу и их представителям по письменному заявлению с разрешения председателя суда или его заместителя, а по нерассмотренным делам &#8212; с разрешения председательствующего по делу судьи с оплатой в надлежащих случаях государственной пошлины. Эти заявления приобщаются к делу.

Подлинные документы, представленные сторонами по гражданскому делу, возвращаются сторонам с обязательным оставлением в деле копий, заверенных судьей. Лицо, получившее подлинный документ из дела, должно расписаться в получении этого документа на копии, оставленной в деле.

В случае направления документа почтой копия сопроводительного письма подшивается в дело.

Выдаваемые судом копии решений и определений по гражданским делам, в т.ч. определений, вынесенных вышестоящим судом, должны быть прошиты, пронумерованы, заверены и скреплены печатью. В тех случаях, когда решение, определение были изменены вышестоящим судом, это следует указать в выдаваемой копии.

На копии также указывается, в каком деле подшит подлинный документ и в производстве какого суда находится дело.

Лицо, получившее копию, должно расписаться в справочном листе. В случае направления копии документа по почте в справочном листе делается об этом отметка.

3. Положения комментируемой статьи не перечисляют те обязанности, которые несут лица, участвующие в деле, указывая лишь на обязанность добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

В ГПК РФ не предусматривается понятие злоупотребления гражданскими правами. В соответствии со ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. В случае несоблюдения этих требований суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права. ГПК РФ не предусматривает таких последствий злоупотребления правами. Однако в ГПК РФ имеются специальные нормы, направленные на недопустимость злоупотребления лицами, участвующими в деле, своими правами. Так, в соответствии со ст. 159 ГПК РФ лицу, нарушающему порядок в судебном заседании, председательствующий от имени суда объявляет предупреждение. При повторном нарушении порядка лицо, участвующее в деле, или его представитель могут быть удалены из зала судебного заседания на основании определения суда на все время судебного заседания или часть его. В последнем случае председательствующий знакомит лицо, вновь допущенное в зал заседания, с процессуальными действиями, совершенными в его отсутствие. Граждане, присутствующие в судебном заседании, за повторное нарушение порядка удаляются по распоряжению председательствующего из зала заседания суда на все время судебного заседания. Суд также вправе наложить на лиц, виновных в нарушении порядка в судебном заседании, штраф в размере до 10 установленных федеральным законом МРОТ.

Согласно ст. 99 ГПК РФ со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени. Размер компенсации определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств.

4. Последствия злоупотребления процессуальными правами предусматриваются и в уголовном законодательстве.

Вы точно человек?

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 298 УК РФ клевета в отношении судьи в связи с рассмотрением дел или материалов в суде, в т.ч., например, при заявлении ему отвода, наказывается штрафом в размере от 200 до 500 МРОТ или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

5. При неисполнении процессуальных обязанностей последствия могут наступать в виде не только штрафов, но и других неблагоприятных последствий. Так, согласно ч. 1 ст. 68 ГПК РФ если сторона, обязанная доказывать свои требования и возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны, а следовательно, и принять решение в пользу последней.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *